Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Сказать «Прости»

   0

Много раз отодвигала эту тему, хотя историй, связанных с онкологией и избавлением от нее, в моей «копилке» достаточно

Но сама тема очень уж тяжелая. Я не врач, не целитель, чтобы ставить диагноз, и не судья, чтобы расставлять оценки. Я всего лишь рассказываю истории. И надеюсь, они кому-то помогут справиться с отчаянием.

Лесничий профессору верил

Эту историю слышала в пересказах, поэтому за достоверность ручаться не могу. Но слышала с разных сторон. Сначала в виде слухов передала мне ее пожилая нянечка в клинике Савиных, где я в студенчестве мыла полы. Потом, уже работая журналистом, правда, с другими подробностями, слышала ее в одном из районов, куда профессор Савиных некогда время от времени приезжал поохотиться к знакомому лесничему.

Суть такова. Однажды профессор приехал к своему таежному другу, а тот занемог. Посмотрел на него Савиных, послушал, посмотрел бумажки с анализами и понял, что до весны его старинный приятель-лесничий, пожалуй, и не доживет. Рубить «правду-матку» лежачему человеку не в традициях отечественной медицины, поэтому профессор просто дал несколько рекомендаций, посоветовал, какие лекарства и травы нужно употреблять (в основном, обезболивающие), с тем и уехал, мысленно простившись с больным.

Каково же было удивление Савиных, когда, приехав на следующий год поохотиться, он встретил давнего друга в полном здравии, крепко стоящим на ногах.

— Что ты делал, как лечился? — спросил он его.

— Так ты же сам мне написал, чем лечиться и как. Я травы собирал, лекарства пил — все, как ты сказал, — ответил лесничий. — Вот потихоньку и поднялся. Я же знаю, что профессор Савиных — не лекаришко заштатный. Все твои инструкции я выполнял, спасибо тебе!

Физика вместо мистики

Эта история до сих пор остается для меня проявлением чуда. Произошла она с близким мне человеком, моим отцом, и разворачивалась у меня на глазах. Отцу было за семьдесят, когда обнаружили у него опухоль простаты. Человек своего времени, он не мог даже обсуждать вслух, тем более с дочерью, свою болезнь. Еле уговорила приехать в Томск, и здесь знакомый онколог, посмотрев на снимки и результаты анализов, сделал однозначный вывод — операцию надо делать и срочно, иначе будет поздно.

Выслушав врача, отец уточнил: «Выходит, чтобы жить, мне нужно все поотрезать? Ну, и что это будет за жизнь? Нет, лучше умру, но умру мужиком…». Вернулись мы домой, папа сел в кресло, опустилась я перед ним на колени, прошу:

— Папа, давай съездим к одному дядечке, целителю, ну, что мы теряем?

— Да не верю я во все эти премудрости — ни в Бога, ни в мистику. Шарлатаны они — все эти целители. Я верю только в науку: физика, химия, биология — вот мои «боги».

— Ты не веришь, я верю. Съездим хотя бы для очистки моей совести. Я буду знать, что сделала все, что могла…

Вот так и попали мы в гости к замечательному доброму человеку Виктору Михайловичу Шевцову, который действительно многим помогал.

— Ложись-ка на кушетку, молодой человек, — скомандовал Шевцов папе. Отец подчинился весьма неохотно, приняв манеру целителя за необоснованное панибратство. Поводив рукой над папой, Виктор Михайлович вдруг сказал:

— А ты зачем руки-ноги скрестил? Ты ж цепь замкнул — электричество проходил в школе?

Папа мой, по образованию горный инженер, разумеется, знал, что такое электричество, что такое замкнутая цепь и т. д. В его глазах появилось любопытство.

— А причем здесь физика? — удивился он.

— Так физика — она везде и всюду, — улыбнулся Виктор Михайлович, — только эта физика более тонкого плана.

После этого папа поверил. Он добросовестно выполнял рекомендации Шевцова, собирал травы, делал гимнастику. Через полгода он приезжал к целителю раз в неделю, затем раз в две недели, через год — раз в месяц, как шутил Виктор Михайлович, «на профосмотр».

Года через два отцу сделали томографию в той же самой клинике, где делали первую, и очень удивились, потому что никакой онкологии не обнаружили. Папа умер через семь лет — от сердечного приступа. Умер день в день через полгода после того, как ушел из жизни Шевцов.

«Тот самый Мюнхаузен»

Из песни слов не выкинешь. В 1996 г. произошла и со мной история, которую иначе как чудом и не назовешь. Привезли меня по «скорой» в железнодорожную. Скрутило так, что темно в глазах. Посмотрели, обезболили, как могли. После лежания под системой и прочих «прелестей» через несколько дней осмотрела меня хирург, замечательная женщина, Ольга Петровна. Заглянув в анализы, результаты УЗИ, вынесла она свой вердикт:

— Ну что, дорогая, резать будем. Отрастила ты себе опухоль в 11 сантиметров. Надо убирать, иначе никак…

Было это накануне 12 июня, праздника, который тогда впервые стал выходным днем. Видит Бог, никто так не радовался этому дополнительному выходному, как я. Дней за десять до случившегося я скорее из любопытства прочитала попавшуюся под руку «Диагностику кармы» Лазарева и почти параллельно — «Исцели себя сам» Луизы Хей. У авторов были разные подходы к человеческой душе и телу, но суть сводилась к одному — науке прощения. Как я понимаю, не просто так мне попались тогда эти книги. И вот три дня и три ночи подряд, забывая про еду и постельный режим, забившись в дальний уголок больничного сада или коридора, я вспоминала всех, кто обидел меня, и кого могла обидеть я. Поскольку опухоль была по женской линии, прощала и просила прощения я у мужчин.

Кого я только ни вспоминала за эти три дня! Хамоватых ухажеров из школьной юности, тупых начальников, отца, деда, брата, дядей — всех, кто возникал в памяти, даже
случайно. Это была тяжелейшая работа для меня, ведь я ни одной молитвы не знала, кроме подаренной тетей бумажки с «Отче наш». Случайные приятели, приставучие кавалеры, придирчивые преподаватели — ведь кому-то со зла иной раз по глупости и ворчала «Будь ты проклят!» — все они бесконечной галереей выстроились в очередь, чтобы простить или принять мое прощение. Не помню даже, спала ли я в эти трое суток.

И вот понедельник. Снова УЗИ. Медсестра, намазав тело чем-то липким, елозит по нему своим аппаратом.

— Ничего не понимаю… Я же сама вам делала УЗИ, я вас помню…

В конце концов, вывела на бумагу все, что было на дисплее, отправила с этим к хирургу.

— Ничего не понимаю, — в свою очередь сказала Ольга Петровна, посмотрев бумажку. И вместе с бумажкой и со мной отправилась обратно, к «узистке». Снова уложили на кушетку, снова утюжили брюшину, выискивая на экране роковые 11 см опухоли.

— Ну, и где она? — полушутя спросила Ольга Петровна, — куда ты ее дела?

А я просто онемела от происходящего, я боялась даже спросить про операцию, хотя знала, что назначено на завтра.

— Ну, дорогая, не знаю, как ты это сделала, но от 11 см у тебя осталась крохотная точка, вот она.

— А операция? — выдавила я.

— Так зачем мы тебя резать будем, раз у тебя все так хорошо «самоликвидируется».

Заполнив какие-то бумаги, врач выдала мне рекомендации, какие-то рецепты, пожелания, дала и ту самую бумажку с распечаткой УЗИ.

— Держи на память, и больше не попадайся, — Ольга Петровна улыбалась, но и сама была в некотором замешательстве — куда делась вполне конкретная опухоль? Ни она, ни тем более я этого объяснить не могли.

Конечно, сожгла я потом тот листок с УЗИ, зачем хранить такую тяжесть. Но я помню про «точку», которую показывала мне на экране Ольга Петровна. И прекрасно понимаю, что стоит мне снова уйти в обиды и разочарования, из той точки снова может вырасти такая же гадость, которую однажды я уже «отрастила» своими претензиями и обидами.

Часто вспоминаются слова Луизы Хей из ее книги: «Если я не научусь прощать, хирурги так и будут отрезать от Луизы по кусочку, пока совсем ничего не останется!» и когда кто-то говорит: «Я ни во что такое не верю!», я не стараюсь переубеждать этих людей, это их право. Это большая роскошь — не верить! Но иногда приходится брать ответственность за свою жизнь на себя, «верю-не верю» тут уже не прокатит, просто занимаешься самой тяжелой в жизни генеральной уборкой — чисткой души.

ЮЛИЯ СТРУКОВА

Читайте также на сайте:

  1. Тоска по несбывшемуся
  2. Пушистый котенок счастья
  3. Родная кровь
  4. Бабушки заигрались
  5. Когда авария спасает
  6. Апельсин среди картошки
  7. Деньги – за дар Божий
  8. Ищи человека
  9. «Боже, спасибо, что взял деньгами»
  10. «А где же прЫнц?»
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91