Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Смертельный диагноз

   0

«По итогам программы Все­мирной организации здраво­охранения установлено, что показатели заболеваемости и смертности при инсультах в Сибири – одни из самых высо­ких в мире и имеют тенденцию к росту».

Бюллетень Сибирской медицины. 2008 год

Они были красивой парой и с удовольствием обустраивали свою дачу. Володя – высокий, сильный и энергичный, вечно шумящий то косилкой, то копалкой, то бензо­пилой. И Инна – хлопочущая у железной печурки или на грядках с любимыми цветниками. А по вече­рам они обычно торчали с удочка­ми у реки, охотно снабжая едой со­седского кота. Множество друзей и родственников приезжало к ним в гости.

В тот день, 15 июля, проводив родственников, с которыми они вечером попили пивка, Володя снова взялся за косилку и неожи­данно почувствовал удар в голову. В глазах у него потемнело, пальцы на руках онемели, он покачнулся. Испугавшись, что с мужем что-то случилось, Инна по его просьбе вылила ему на голову несколько ведер холодной воды. Прибежали соседи, измерили давление. Вызва­ли «скорую помощь».

Володя сидел на крыльце, дер­жась руками за голову, когда «ско­рая» подъехала к воротам. Ему шел пятьдесят первый год. Его дочь в прошлом году поступила в инсти­тут. Он надеялся увидеть внуков, достроить дачу, расплатиться с кредитом за грузовую машину и жить с любимой женой еще долго и счастливо.

Все это было вполне возможно, если бы он получил полноценную медицинскую помощь. Особенно в первые часы. Но ровно через 10 дней в клиниках медуниверситета Владимир Плохута умер от отека мозга вследствие поздно обнару­женного инсульта.

Как попасть в реанимацию?

В последнее время в Томске ча­сто говорят и пишут об успехах в борьбе с этой коварной и рас­пространенной болезнью. Как раз в дни похорон Володи появилась новость о том, что в Колпашево благодаря недавно поставленному оборудованию полностью восста­новили после инсульта здоровье пациентки.

В январе нынешнего года по­ступило новое, современное обо­рудование в инсультный центр об­ластной клинической больницы. И это здорово, что такой центр у нас в области вообще появился, как и деньги на дополнительное обуче­ние врачей и медицинского пер­сонала, сталкивающегося с этим недугом. Это уже десятки и сотни спасенных жизней.

Одна из них – сотрудница салона красоты Галина Струкова – тоже пережила летом прошлого года со­стояние инсульта.

– Мне неожиданно стало плохо на работе, – рассказывает она, – заболела голова, поднялось дав­ление, затошнило. Коллеги срочно вызвали «скорую помощь». Она приехала достаточно оперативно. Мне сделали укол для понижения давления и посоветовали поло­жить «таблетку под язык». Друго­го, по мнению приехавшего врача, не требовалось. Но мое состояние ухудшилось, и мы стали настаивать на госпитализации. В результате «скорая» отвезла меня в бывшую железнодорожную больницу.

По словам Галины, в прием­ной этой больницы было душно, жарко, много народу и очереди во всех кабинетах, где ей предложи­ли сдать анализы перед встречей с доктором. Ее еще больше тошни­ло, головные боли усиливались, а конца этой процедуры, которую с большим трудом вынес бы здоро­вый человек, видно не было.

Боясь потерять сознание, Гали­на снова вернулась на работу. И как раз в это время там появилась ее знакомая, по профессии врач. Увидев, что творится с Галиной, она вызвала такси и поехала с нею в ОКБ, где в инсультном отделе­нии пациентку срочно положили на каталку, запретили двигаться и отправили в реанимацию. Пройдя полноценный курс лечения, Галина закрепила его в реабилитационном отделении института курортологии и к осени вернулась к полноценной жизни.

Лечили от мигрени?

Владимир Плохута знал историю Галины, и когда с ним в то воскрес­ное утро случился удар, она была среди тех, кто был рядом. Ее муж Юрий поехал встречать «скорую» и с удовлетворением привел ее к больному. Это была бригада ин­тенсивной терапии. Она быстро сделала пациенту электрокардио­грамму, измерила давление. И сде­лала вывод, что признаков инфар­кта нет. Значит, ничего страшного не происходит.

Как потом оказалось, у Володи была нестандартная картина для инсульта. Его, попросту говоря, не перекосило. А то, что онемели пальцы рук, по словам медиков, может быть по разным причинам. Чтобы их уточнить, пациента ре­шили увезти в стационар для до­полнительного обследования.

Когда выяснилось, что этим ста­ционаром стала 3-я горбольница, родственники и соседи вздохнули с облегчением.

«Последние два года стали для горбольницы №3 по-настоящему революционными, – недавно пи­сали про нее на интернет-портале «В Томске». – Причем в самом хорошем смысле этого слова, ведь медучреждение пережило настоя­щий информационный переворот. По количеству технических ново­введений, облегчающих жизнь как врачам, так и пациентам, третья «горка» — так ее окрестили то­мичи — находится на передовой среди муниципальных лечебных учреждений. И опускать планку нисколько не намерена».

В те июльские дни было очень жарко, и над Томском стоял смог. Позднее томичи с удивлением узнали, что местные медики рапор­товали столице, что все жители об­ластного центра предупреждены и проинструктированы о мерах без­опасного поведения в столь труд­ных условиях. Хотя на самом деле ни молодые мамы, ни пенсионеры ничего об этом не слышали.

Зато в приемном отделении горбольницы №3 была толпа на­роду и очереди во все кабинеты. Медики «скорой» с трудом нашли место, чтобы усадить Володю. Его по-прежнему тошнило, плыл ту­ман перед глазами, и было трудно сообразить, в какую из очередей надо рваться сначала. Промучив­шись пару часов, он взял такси и уехал домой. Фактически это было оформлено как отказ от лечения.

На следующий день у него снова подскочило давление. Друзья по даче советовали срочную госпита­лизацию, и жена Владимира сде­лала для этого все. Приехавший врач «скорой» сопротивлялся, объясняя, что «на всех гиперто­ников больниц не напасешься», но больного все таки увезли в клини­ки медуниверситета, где положи­ли почему-то в общую терапию, хотя он жаловался на страшные головные боли. Через пару дней медперсонал будет называть это мигренью. Через 4 дня ему все же сделают томографию, обнаружат признаки инсульта и переведут в реанимацию. Но драгоценное вре­мя будет упущено, ведь при этом недуге важно получить помощь в первые часы после случившегося. А здесь к тому времени прошла почти неделя.

Рапорты и реальность

О том, что история со смертью Владимира Плохуты – случай да­леко не единичный, говорят и многочисленные комментарии в Интернете к бодрым официаль­ным новостям с фронта борьбы с последствиями инсультов:

«На самом деле, количество ин­сультов увеличилось, а признаков наступления их никто не знает. У меня много знакомых умерло, и много кто инсульт пережил. Мой отец падал в обмороки, но врачи не верили, пока это не случилось в са­мой больнице. Ему повезло, успели спасти». Официальная медицина считает иначе.

– Наша система медицинской помощи при инсульте работает прекрасно, – утверждает замести­тель начальника областного депар­тамента Елена Тимошина, – В кон­кретном случае нужно разбираться особо. Но никаких таких органи­зационных проблем здесь нет. У нас есть для этого все необходимое оборудование.

Одним словом, больной сам ви­новат – как, например, пытался до­казать корреспонденту патологоа­натом, отказавшийся до окончания официального расследования назвать точные причины смерти Владимира. По его словам, лучше писать о здоровом образе жизни и необходимости следить за своим давлением. Что, безусловно, очень важно, кроме намеков на то, что погибший сильно злоупотреблял алкоголем. Володя водил грузовую машину, купленную в кредит, и не увлекался горячительными напит­ками. Правда, как многие, считал, что любые таблетки вреднее самой болезни.

Но так сегодня думает большин­ство населения. А также мы все уверены, что полноценную меди­цинскую помощь сегодня можно получить только при больших день­гах или хороших знакомых среди медиков. Потому что в условиях, в которые поставлены врачи (когда на одной ставке не выжить, а если бумаги для отчета о приеме соста­вишь неправильно – вообще ничего не получишь), трудно сосредото­читься на постановке диагноза.

Впрочем, кроме общих рассужде­ний, при рассмотрении деятельно­сти системы «скорой помощи» в Томске есть и конкретные факты. Например, что обычно в этих отде­лениях врачей хронически не хва­тает, а те, что есть – часто зараба­тывают дежурствами в нескольких больницах, накапливая хрониче­скую усталость.

Приемный покой инсультного центра ОКБ живет по другим пра­вилам. Здесь поступившие сразу попадают на осмотр к врачу, и вре­мя его ожидания строго регламен­тировано. Больных не заставляют часами бегать по очередям после доставки по «скорой», когда может быть потеряно драгоценное время.

А как обстоят дела сегодня в 3-й горбольнице Томска? На этот во­прос мы попросили ответить заме­стителя главного врача по лечеб­ной работе Ирину Колосову:

– У нас почти каждое утро на­чинается с заявления об увольне­нии, – рассказывает она, – Сегодня жесточайший дефицит кадров. И увольнения продолжаются. Из-за низкой зарплаты. Особенно слож­ное положение в инфекционном отделении. Там осталось два врача. Его впору закрывать. Хотя там дей­ствуют доплаты за специфику, врач получает максимум 9 тысяч рублей в месяц. Нормально зарабатывают только те, кто задействован в про­грамме модернизации и в нацио­нальных проектах. Многие работа­ют по совместительству, но и это не спасает. Молодежь в последнее вре­мя вообще перестала к нам прихо­дить. Теперь в грядущее повышение зарплаты медикам мало кто верит.

Кстати, о таком повышении в нашей области в очередной раз го­ворилось в начале июня, когда по­явилась информация о поручении областным властям из Москвы. Но решение принято только по педа­гогам. Да и в этом – случае идет ли речь обо всех, или, как всегда, весь­ма выборочно, пока неизвестно. До медиков руки не дошли.

Нужно было помогать дольщи­кам, достраивать дома после бан­кротства СУ-13. Хотя, несмотря на явные признаки преднамерен­ности, уголовное дело по депутату Замощину так и не возбуждено.

Владельцы почти тысячи квар­тир в недостроенных домах «Демо­са», принадлежавшего гражданину Украины Алексею Борисовичу Мальцеву, тоже наверняка будут настаивать на помощи из бюдже­та. Это ведь наш общий кошелек. В том числе для зарплат бюджет­никам, которые всегда в очереди. То после команды «Томь», то по­сле очередного преднамеренного банкротства. И это реально опла­чено человеческими жизнями. В том числе Владимира Плохуты – любимого мужа и отца, еще очень много в жизни не успевшего. При своевременной помощи он мог бы еще долго жить.

Зинаида Куницына

Читайте также на сайте:

  1. Спасите ваши уши!
  2. Сохранить зрение
  3. Рейдерский захват СибГМУ
  4. Отдых или пытка?
  5. Год больших перемен
  6. Ошибка хуже травмы
  7. Детское ожирение
  8. Благодарность врачам
  9. Когда сиротеют родители
  10. Помощник врачей – ультразвук

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91