Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Спаси себя, и спасутся те, кто рядом

  20    0

Мы уже затрагивали в этой рубрике тему материнской любви. Но те случаи, о которых предстоит рассказать, больше относятся к теме долга. Иногда главный долг человека заключается именно в том, чтобы спасти себя

А чтобы стало понятнее, о чем речь, для начала старенький анекдот (а может, и притча). Начался потоп, люди спасаются, кто как может. Лишь один раввин спокойно сидит и молится Богу. Родные — дети, внуки, братья, сестры — кричат ему: прыгай скорее в нашу лодку, иначе утонешь. Нет, отвечает ребе, я всю жизнь молился Богу, он меня и спасет. Вот уже залило водой подвал, крыльцо, вот уже вода подбирается к крыше. А раввин молится и призывает Всевышнего.
Спаси себя, и спасутся те, кто рядомМимо плывет корабль. Оттуда кричат: “Дедушка, мы кинем тебе спасательный круг, плыви, мы заберем тебя”. “Нет”, — отвечает упрямец, — “Я всю жизнь молился, вел праведную жизнь. Бог не оставит меня в трудный час”. Затем проплыла мимо лодка, и люди вновь пытались его спасти, но он отказался. И вот уже вода залила дом по самую крышу, и мимо плывет бревно. Но гордый старик отталкивает и его. Наконец-таки утонув, он оказывается на том свете и проталкивается к Богу с претензией: как же так? Он всю жизнь молился, вел праведную жизнь, и все же утонул! Бог не спас его! Почему?
— Минуточку-минуточку, — останавливает Бог его и, порывшись в своих записях, говорит: — я тебе корабль посылал? Посылал. Я к тебе лодку посылал? Посылал. Я к тебе бревно отправил? Отправил. Так чего же ты хочешь от меня?

То самое “бревно”?

“Вы пишете в газете про чудеса, которые встречались в реальной жизни. Не знаю, подходит ли вам мой случай, но это действительно случилось со мной году в 1947. Точно не вспомню, но тогда уже отменили карточки (в войну ведь все давали по карточкам) и перешли на “живые деньги”. Я была счетоводом в лесхозе, поскольку еще до войны закончила семь классов, и по математике имела всегда пятерки. В войну и бухгалтер, и счетовод ушли на фронт, а с фронта не вернулись. Муж мой вернулся с войны, но через год умер от полученных ранений. И осталась я одна с тремя ребятишками.
Было это перед майскими праздниками. Позвонили из лесхозовской конторы: мол, приезжайте получать зарплату. Люди обрадовались (жили-то впроголодь) и отправились вместе со мной, а контора была на другом берегу Чулыма. Кто знает Чулым, тот помнит, насколько коварная эта река. А весной еще и разливается широко. Человек двадцать набралось в большую лодку, все радостные — шутки-прибаутки, смех, люди надеются получить зарплату и хоть что-то успеть купить к празднику.
Доплываем до середины. И тут — ни с того, ни с сего — ветер, дождь со снегом, волны поднялись такие, что лодку захлестывает. Люди начали крутиться, дергаться в разные стороны, лодка черпнула много воды и перевернулась. Все попадали в разные стороны.
Чувствую, что тону, с ног чуни сползают (была тогда такая самодельная обувь — когда надеть больше нечего было). Я взмолилась — так и не знаю, вслух или только про себя: “Господи, спаси меня ради моих деточек!” И такая еще мысль была: они ведь там голодные сидят, ждут меня…
Вдруг в бок мне что-то толкается. Руками чувствую — осклизлое корявое бревно. Я за него ухватилась со всей силы. Руки коченеют, уже и пальцев не чувствую, но держусь. Теряю сознание, будто в сон проваливаюсь, потом соберу все силы и опять вцепляюсь в то бревно.
Сквозь воду вижу, будто берег рядом. Мужчина какой-то зашел в воду, ухватил меня за телогрейку и кое-как вытащил на берег. Артель рыбацкая работала неподалеку, когда все произошло. Рыбаки как раз костер развели. Они дали мне, кто что мог, чтобы переодеться в сухое, развесили мою одежонку вокруг костра, чаю мне налили.
— Знаете, женщина, — сказал один из них, — мы видели, как лодка перевернулась. Никто не спасся, кроме вас.
Я оторопела: ведь там многие были мои друзья, одноклассники, и многие хорошо умели плавать. А я-то плавать совсем не умела… Что это, если не чудо?”
Двадцать лет храню я эту невыдуманную историю, написанную в газету пожилой женщиной. И, как и она, думаю: чудо это, обыкновенное чудо…

Успеть отдать долги

Этот случай пересказали мне старожилы деревни, где мы в студенчестве проходили практику. Учительница начальных классов, к которой меня поселили, была свидетельницей. Она и рассказала, как умела. До нее в этом доме жила суровая бабка, которую молодежь несколько побаивалась, — баба Фрося. У бабы Фроси было четверо взрослых дочерей, все замужем, жили неплохо, у всех дети.
Как-то баба Фрося занемогла, руки-ноги отказывают, видит плохо, сны снятся странные — все про покойников. И бабушка решила, что пришла ее пора. У старшей дочери (которой самой было уже за пятьдесят) она добилась обещания, что та найдет священника, чтобы отойти в мир иной по всем правилам.
И сегодня-то не всякий священник поедет в глухомань отпевать умирающую старушку. А в начале 70-х в городе-то священников было наперечет. Но раз пообещала матери, дочь решила последнюю волю все-таки выполнить, насколько возможно. Кинулась в ноги начальнику: мол, дай машину батюшку привезти, мать умирает. Поскольку работницей она была хорошей, начальник не отказал, дал машину, только просил никому не говорить, что газик дал для привоза попа — за это и с должности можно было слететь.
Как уж искала дочь священника, как уговорила приехать молодого батюшку, никто не знает. Баба Фрося тем временем с помощью дочерей и соседки кое-как переоделась во все новое, легла под образа. А тут и батюшка на пороге. Исповедовал, причастил, все, как полагается. Баба Фрося поцеловала протянутый ей крестик, сложила на груди руки, в которые вложили ей иконку, закрыла глаза и испустила последний вздох…
Но, как выяснилось, у Бога на нее были другие планы. В тот самый момент, когда собравшиеся соседки определили, что, кажется, “отходит”, врывается со стуком еще одна соседка:
— Баба Фрося, Надьку твою сейчас трактор насмерть задавил!
А у Надьки, у младшей дочери, пятеро детей! Эта самая Надя, которая жила на другом краю деревни, услышала, что мама помирает, и, подхватив на руки младшего, двухгодовалого сына, помчалась с мамой попрощаться. Поскользнулась на грязи. Мальчонку-то отбросило, а она прямо под трактор…
И баба Фрося моментально ожила, встала и — бегом к погибшей дочери.
Баба Фрося прожила после этого еще четырнадцать лет. Она кормила, одевала, провожала в школу и встречала осиротевших внуков. Кому-то давала подзатыльники после жалоб учителей, за кого-то из детей получала грамоты на родительских собраниях. В общем, делала все, чтобы надины дети были ухожены, сыты, помыты, приласканы.
Может, угнетала старушку мысль, что своим преждевременным “отходом” она словно толкнула в смерть дочь вместо себя? А может, она просто не дала себе права на такую роскошь, как “смерть по всем правилам”? Есть ведь мнение, что когда начинаешь пристально вглядываться в вечность, вечность начинает пристально вглядываться в тебя. Возможно, бабушка и не выдержала того “взгляда вечности”, поняла, что раньше смерти помирать — грех?
Отошла она в мир иной тихо и скромно, когда младшему внуку исполнилось шестнадцать, а старшие уже были при деле и обещали бабушке в случае чего за младшим приглядеть.
— Я сама прикасалась к ее руке, — клялась мне рассказчица, — и руки у бабы Фроси были уже как каменные. И вдруг раз — и встала! Прямо с того света вернулась…
Четырнадцать лет продержаться на этом свете, поднять внуков и только после этого дать себе право на смерть. Это ли не чудо?
Юлия Струкова

Читайте также на сайте:

  1. Лучший «Воспитатель года-2016»
  2. Любовь вслепую
  3. Guns Shows
  4. Фейерверк вместо подарков?
  5. Праздник Крещение Господне
  6. “В первую очередь, для меня это увлечение…”
  7. Фёдор Кузьмич — Святой Старец Томский
  8. Как дома распродают по частям…
  9. Кто такие шоплифтеры? — Обыкновенные воришки
  10. 80 лет — дата заслуженная. МАОУ СОШ № 12
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика
Посетителей на сайте сейчас: 5

Наш адрес

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Email: ansktn@mail.ru