Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Старшая сестра

   0

Говорят, что нельзя зарывать талант в землю, что это дар Божий, который не всем дается, и если уж дан он тебе, то надо его развивать, иначе этот дар будет отнят у тебя. Но как определить, есть ли этот дар, когда даже самые близкие его не замечают…

Эту историю мне принесли в почтовом конверте. Письмо было написано от руки красивым и понятным слогом, по которому с большой долей вероятности можно предположить, что автор его – школьная учительница. Вот ее история.

Дети оттепели

Сестра моя была старше меня на семь лет, она родилась в сорок шестом, я – в пятьдесят третьем году. Обе мы были – дети оттепели и росли у бабушки, поскольку родители поехали на север, в поселок Мирный, как тогда говорили, «за длинным рублем». Не знаю, насколько «длинным» был тот рубль, только жили мы с бабушкой довольно бедно (впрочем, как и многие в деревне).

Мама и папа были для нас праздником, что-то вроде Нового года. Мы даже не понимали, как другие дети живут со своими родителями каждый день. Мы их видели редко, только когда они, отправляясь на юг по какой-нибудь путевке, заезжали на несколько дней в деревню к бабушке – на нас посмотреть. Мы их любили, они нас любили, но издалека. Как выяснилось гораздо позже, ни мы их, ни они нас попросту не знали. А настоящими моими родителями были старшая сестра Майя и бабушка.

Бабушка с утра до вечера работала, поэтому главным родителем оставалась Майя. И прежде чем что-то делать (гулять с подружками, надеть весеннее пальто вместо шубы, переделывать домашнее задание и т.д.), я должна была спрашивать разрешение у сестры. А Майя давала это разрешение или не давала в зависимости от настроения. То можно идти купаться с девочками, то нужно сидеть дома, то бегай с ребятами хоть до ночи, то сиди и учи уроки.

Тем не менее сестру я обожала и очень хотела стать похожей на нее. Мне она казалась самой красивой, самой умной, и я во всем ей подражала. Когда я пошла в школу, у сестры уже начался переходной возраст. Она собиралась в кино на вечерний сеанс с подружками, но меня оставлять одну бабушка ей запретила, и Майя поневоле брала с собой и меня. «Ты опять «с прицепом?» – ворчали недовольные подружки, и я чувствовала, что я им всем только мешаю.

Впрочем, когда я подросла, меня стали отправлять в пионерский лагерь на все три сезона, и как я теперь понимаю, это было отдыхом для Майи. Когда я возвращалась, она в первые дни меня не отпускала от себя, радовалась мне, а я ей. Мы действительно любили друг друга.

Сложности начались, когда мне исполнилось шестнадцать, а сестре было уже двадцать три. Она жестоко высмеивала любой мой наряд, прическу, особенно, если рядом был кто-нибудь из ее кавалеров, доводила до слез своими придирками, заставляла умываться, если замечала, что я подкрасила глаза. В то же время бывали минуты откровений, когда она делилась своими переживаниями относительно кавалеров, а я – своими.

Собственно, многие ровесники жили так же, как и мы с Майей, помимо личных отношений была еще и общая атмосфера в стране – ожидание чего-то доброго и светлого – песни тех лет, фильмы, доброта взрослых к нам, все это нас и воспитывало.

А потом сестра уехала в Томск и поступила в университет на биологический. Я, разумеется, тоже захотела туда вслед за ней, но провалила вступительный по биологии и пошла в педагогический на филфак. К тому времени Майя уже начала работать и вышла замуж за выпускника политехнического. На свадьбу она не позвала, да я бы и не успела приехать – у меня была практика в деревенской школе. А потом мы встречались эпизодически, в основном когда у нее было настроение, чтобы поболтать со мной. Я-то всегда была готова сорваться откуда угодно, чтобы побыть с ней, мне ее не хватало. Но я понимала, что у нее теперь своя жизнь. И еще я поняла (хотя мы с ней никогда об этом не говорили), что сестра моя очень ревнива.

Ушел дар Божий

Стихи я писала с детства, и пока не научилась писать, просто запоминала их наизусть. А потом стала записывать, но показывала только Майе. В зависимости от настроения, она то хвалила меня и поддерживала, то резко высмеивала, и после ее критики я, бывало, рвала тетрадку со стихами и кидала в печку. Желание писать у меня сохранилось, но Майя как-то заметила, что стихи – это как прыщики в переходном возрасте: повзрослеешь, и пройдет. У меня не проходило, но после слов сестры я решила никому их не показывать.

А потом, как и многие, вышла замуж, обзавелась семьей, детьми, стало не до поэзии. И только когда дети выросли, а муж ушел к молодой, стало мне очень одиноко, и решила я как-то выразить свою боль. Села перед чистым листом бумаги, плачу, душа просто кричит, а слов найти не могу. Ушел от меня тот подарок судьбы, что в детстве казался мне таким доступным и легким, как воздух, как небо над головой.

Не помню, из-за чего мы с сестрой рассорились, даже и ссоры-то не было. Просто вдруг через родственников узнаю, что сестра переехала с мужем, детьми и внуками в теплые края, а со мной даже не попрощалась. Учитывая, что в последние годы она и в гости меня не звала, я даже не удивилась. Было обидно? Да, очень. Майя была единственным человеком, с которым я могла поделиться всем, она знала обо мне все, с ней можно было посоветоваться, о чем-то попросить. С родителями мы были не очень близки, и когда их схоронили, на какое-то время снова сблизились с сестрой, но ненадолго.

И вдруг звонит мне муж сестры из Лазаревского (это на Черном море). Мол, приезжай как можно скорее, Майя при смерти, просит вызвать тебя.

Бросаю все дела, беру кредит, бегом в аэропорт, прилетаю в Адлер, там уже встречает зять с дочерью Майи: маме совсем плохо, задыхается, держится только на кислороде, просит вызвать сестру. Забегаю в палату, лежит моя Майя, исхудавшая, бледная. Но такая родная. Самая близкая в моей жизни.

– Приехала, – шепчет, – сестренка, прости меня…

– Маечка, да за что? – спрашиваю. – Ты лучший человек в моей жизни, кроме тебя мне и вспомнить-то особо некого.

– Да, это так. Только всю жизнь я тебе завидовала. Всю жизнь… Мои кавалеры на тебя заглядывались, ты могла словами выразить то, что мне бы никогда не удалось, ты умела писать стихи, ты умела красиво говорить. А я – нет. Мне все давалось с таким трудом, с такой зубрежкой. А у тебя все влет! Вроде и не учишь ничего, а сдаешь на пятерки, и к кавалерам равнодушна, а они, на тебя глядя, шеи сворачивают. Неужели ты сама этого не видела?

– Почему же ты никогда мне этого не говорила? – плачу я, – Ты же говорила, что я должна всегда помнить, что я – «серая мышка», и вести себя соответственно.

– Потому и не говорила, что завидовала. Я ведь все детство провела в твоих няньках. Все время с меня был спрос, что бы ты ни натворила, попадало мне. Бывало, так ты мне надоешь, хоть из дома беги. Я ведь сама была еще ребенок, а тут – отвечай за двоих. А потом, когда ты выросла, еще и во всем стала успешнее меня. Как меня это бесило! Ведь я тебе все детство отдала, благодаря мне ты стала, какой стала, а я – стой в тени и радуйся за сестру?

После похорон

Схоронила я сестру, вернулась домой и не могу успокоиться. Я всегда хотела стать похожей на Майю, а получилось, что только портила ей жизнь. Я слушалась ее во всем, по ее советам покупала платья, прически делала, мужа выбирала – и то с ее одобрения. Что бы я ни делала, невольно мысленно на нее оглядывалась: одобрила бы сестра или нет?

Так чью жизнь я прожила? Свою или чужую? В юности так хотелось поступить в московский литинститут, но сестра меня тогда высмеяла: куда, мол, ты со своими подростковыми стишками в столицу приедешь, кому ты там нужна, сиди дома, не высовывайся.

Вот я и просидела всю жизнь, как на чужом стуле…

Читайте также на сайте:

  1. Перекати-поле
  2. Про котиков и не только…
  3. «Какая же я была дура!»
  4. Ушел и не вернулся
  5. Не в свои сани…
  6. О женской дружбе
  7. Бедная Лерочка, внучка Лоханкина
  8. Дети солнца
  9. Непридуманные деревенские истории
  10. Человек на своем месте

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91