Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

“Теперь моя работа — говорить правду”

   0

Мы начинаем публикацию очерков, которые впоследствии войдут в книгу бесед “Народ говорит”, над которой работает наш постоянный автор

Это будет своеобразное житие русского человека — беседы с простыми людьми, нашими современниками, самыми главными героями ХХ в. — выигравшими войну, прошедшими через репрессии, перенесшими все тяготы этого тяжелейшего века. Всеми теми, кто построил великое государство Российское, плодами которого мы с вами до сих пор пользуемся.

Первая беседа

Участник Великой Отечественной войны Александр Иосифович Алтунин

Участник Великой Отечественной войны Александр Иосифович Алтунин

Мы знакомим вас с участником Великой Отечественной войны Александром Иосифовичем Алтуниным, ветераном-правдолюбцем, освобождавшим Украину от немецко-фашистских захватчиков. После них, вспоминает он, на Украине ничего живого не осталось. Одних они гнали впереди себя в Германию на работы, то есть в рабство, других уничтожали. В это трудно поверить, Украина оставалась пустая. Прошло каких-то 70 лет, и мы об этом вновь забыли.
— Время наше мне не нравится — ну что они все подстраиваются под этот Запад? У нас свой путь. Вот вытащили слово “полиция”. “Полицай” всегда было ругательным словом. Мы за ними бегали, расстреливали этих предателей, а теперь они пришли к власти. А нас, участников войны, сейчас никто не слышит — нас мало осталось.
После войны каждый год цены понижались — сейчас войны, вроде, нет, а цены растут. Мы после войны работали по 14 часов, и попробуй отказаться! А теперь не хотят работать, хотят удовольствие получать. Да, Сталин жесткий был, но он иным и не мог быть тогда, без него мы бы войну не выиграли. Я вот думаю, советский строй — на тот момент был единственный возможный, чтобы Россия выжила, потому что царская власть не могла удержаться в новых условиях, она показала свою неспособность. Россию через ХХ в. мог провести только советский строй. Советский строй рухнул, и Россия начала разваливаться.

За всю войну даже полковника не видел

Когда перед детьми выступаю, говорю: “Вы фильмы смотрите, там генералы за собой в бой солдат ведут. Я за всю войну ни разу живого полковника не видел, не то что генерала. Они у себя в блиндажах сидели, мы у себя — и друг с другом не встречались. А героями они стали, когда война закончилась”.
Когда мы форсировали Днепр — командиру роты и командиру батальона дали звание героя, а нам даже медальку не дали. Даже командиру взвода, который тоже рисковал жизнью — ничего не дали.
Командиру дивизии приказ — взять деревню. Деревню мы взяли, командиру орден, а нам, солдатам, хрен. У меня после войны была одна медаль за отвагу и три за ранения. И это у большинства так.
По телевизору показывают — когда наступление начинается, все кричат: “За Родину, за Сталина”. В реальности ничего такого не кричали. Надо было все выплеснуть, все это нечеловеческое напряжение — орали кто о Боге, кто о черте. Кто что мог, то и орал. Слово “ура” я за всю войну ни разу не слышал. А немцы молча шли, только автоматами поливали, им выплескивать было нечего. Как будто у них души вообще нет.
Рукопашного боя на войне тоже не было — это только в кино. Когда выступал перед поисковыми отрядами, так и сказал: “Помните, что вы находите в земле настоящих героев. Нас уверяют, что герои — это те, кто сидел в тылу и получал награды. Нет, настоящие герои это те, кто был на передовой, кто теперь в земле лежит — они самые настоящие герои”.
Часто выступаю в школах. Ребятишки много вопросов задают, мы для них живые экспонаты. Им же теперь говорят что Сталин — это самый последний негодяй и почти что Чикатило, и что победили в войне не мы, а американцы. А я всю правду говорю, как мы воевали, как голодовали (например, на Днепре четверо суток без еды, без воды и ничего). Одежда по 5–6 раз переходила. Снимут с убитого и в тыл, где женщины ее постирают, а потом опять на фронт передадут. Сейчас учат, что Америка победила в войне. Да ничего они не сделали для войны — были американские ботинки и тушенка, мы ее вторым фронтом называли. Правда, вкусная, наверное, для себя готовили. А ботинки у них — как губка, сразу промокали. Живого американца я за всю войну не видел. Ни американца, ни негра — вот таков мой боевой путь.
В последнее время очень много дезинформации появилось. Мне уже страшно телевизор включать, безбожно врут. Поэтому, если просят выступить, рассказать правду, я всегда откликаюсь. Это теперь моя главная работа, это моя передовая.
Я сравниваю наше поколение и сегодняшнее, сейчас — гнилое поколение. Часов раньше не было. Как карандашная фабрика загудела длинными гудками, значит температура ниже 36 градусов. Все, в школу не идем. Вся ребятня высыпает на реку, кататься на коньках.
А сейчас в школу привозят на машинах, увозят на машинах. Дома он сидит за компьютером. Мало двигается, мало подвижных игр. Сегодня здоровые дети не нужны, одни ботаники нужны. А ботаники войну не выиграют, а то, что она будет, это однозначно. Да она уже сейчас идет.

Троллейбус

То, что в Томске трамвай и троллейбус ходит, это моя заслуга. Я 50 лет проработал в трамвайно-троллейбусном управлении с 47-го и до 97-го года. Пригласили как-то на собрание. Из Москвы пришел приказ о закрытии троллейбусного депо. Они хотели запустить троллейбус и автобус на газомоторном топливе. Я выступил и сказал: “Пусть москвичи спустятся на землю, они и так всю Россию обирают, им теперь наш троллейбус мешает; троллейбус людям нужен, только его мало; вы сократите количество маршруток, которые всем надоели, и замените их троллейбусами”. Троллейбус более экономичен, он в два раза больше пассажиров везет, и если он заменит все маршрутки, то цена на проезд в нем будет 10–12 рублей. Если у нас появится много комфортных и недорогих троллейбусов, это со временем неизбежно сократит количество личных автомобилей, от которых город задыхается.
Как-то был у заместителя мэра. Говорю ему: “Раньше у вас была одна машина и одна дежурная на всю организацию, а сейчас у каждого самого последнего чиновника по машине, и им всем общественный транспорт не нужен”. Он сидит, молчит. Сказать нечего, — рассказал Александр Иосифович.
Продолжение беседы в следующем номере
Андрей Сотников

Читайте также на сайте:

  1. “Забудьте о правилах, творчество в облаках!”
  2. Осторожно — охранная зона!
  3. Работать и подучиваться?
  4. День радио. Шествие ТУСУРа
  5. “Поднимите веки” мэру Ивану Кляйну и Анне Касперович!
  6. Святочные гадания
  7. Почему в Росреестре могут вернуть документы без рассмотрения?
  8. Томское граффити
  9. Цена проезд до Северска пока не изменится
  10. “18 мгновений весны”

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91