Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Томск — город не для всех

   0

“Томская НЕДЕЛЯ” уже не раз обращалась к теме недоступности социально-значимых мест для инвалидов

Видимо, для слуг народа все наши заявления — пустой звук. Все остается по-прежнему: пандусы неудобные, приспособления для общественного транспорта чаще всего отсутствуют, продолжать можно бесконечно…

Немного о социальной программе

В магазинах на пр. Ленина не ждут инвалидов

В магазинах на пр. Ленина не ждут инвалидов

“Доступная среда” — государственная социальная программа, действующая с 2011 г. Главная цель программы — “увеличение доли доступных для инвалидов и других маломобильных групп населения приоритетных объектов социальной, транспортной, инженерной инфраструктуры в общем количестве приоритетных объектов”.
Другими словами, все магазины, школы, больницы, театры и другие значимые места должны быть оснащены необходимым приспособлением для свободного передвижения людей с ограниченными возможностями. Исполнение программы контролируется законодательными актами и неравнодушными общественными активистами. Можно сказать, что спустя столько времени после начала программы — результат есть. Именно факт того, что в городе можно вести полноценную жизнь независимо от своих физических возможностей, говорит о том, является город цивилизованным или нет.
Мне стало интересно — действительно ли теперь стало так легко и быстро передвигаться по городу? Как оборудован университет для учебы людей с инвалидностью? Одно дело — рафинированные сообщение из новостей или поверхностный взгляд человека, который никак не сталкивается с проблемами передвижения. Другое — мнение человека с ограниченными возможностями. В моем университете учится девушка (инвалид-колясочник), которая почти каждый день вынуждена преодолевать довольно длинный маршрут, чтобы добраться до места учебы. Ее зовут Юлия, и она уже три года является студенткой ТГУ. Девушка согласилась рассказать нам — действительно ли в Томске и, в частности, в университете созданы все необходимые условия. Или все эти заверения являются яркой мишурой для отвода глаз?

Про Томск

Аптека в центре не оборудована пандусами

Аптека в центре не оборудована пандусами

— Томск — это НЕдоступная среда для инвалидов! — начала свой рассказ Юлия. — Для меня фактически закрыты больницы, поликлиники, банки, большинство кафе (за редким исключением, где нет лестниц или где есть пандусы), библиотеки… А ведь моя специальность связана с литературой и русским языком! Мне хотелось бы бывать в таком пространстве чаще.
Я не часто выезжаю куда-то из дома, ведь у меня мало вариантов, куда отправиться, а если нужно решить какие-то дела, то это в основном делает мама по доверенности. Наши российские дороги — это вообще отдельная тема. Улица, на которой я живу, не заасфальтирована, там грунтовка, вот недавно только щебенку положили на ту часть, которая перед многоэтажками находится, а наш дом стоит в стороне от этого.
С общественным транспортом для инвалидов тоже все очень плохо. Я слышала, что вроде есть какой-то “легендарный” автобус, в который можно заехать на коляске. Но он ходит только по одному маршруту и часто опаздывает. Зимой на нем передвигаться очень неудобно. Какое-то время я пользовалась социальным такси, но за талоны водители неохотно едут, поэтому приходилось долго ждать вплоть до того, что отменяла заказ и заказывала такси за деньги. Так что почти каждый день меня возит мама на своей машине.
Не хотелось бы описывать только “темное царство” без единого лучика света. Есть и положительные моменты, конечно. Например, такие места, как ТЮЗ, “Факел”, “Изумрудный город” — хорошо обустроены. Там мне нравится бывать, когда выпадает возможность. Там и пандусы, и удобные устройства для поднятия колясок. Даже лифт есть! — подытожила девушка.
Стоит подробнее остановиться на проблеме недоступности многих зданий для инвалидов в Томске. Короткой прогулки по проспекту Ленина будет достаточно, чтобы увидеть отделения банков, аптеки и магазины, куда инвалиду-колясочнику не попасть. Видимо, их владельцы не заинтересованы в обслуживании людей с ограниченными возможностями. Неужели они думают, что у этих людей нет потребности в элементарном шопинге и других обычных человеческих радостях?
А ведь это прямое нарушение гражданских прав: ограничение прав гражданина по признакам социальной принадлежности (ст. 17, 19 Конституции РФ) и препятствие свободному передвижению и выбору место места пребывания (ст. 27).

Про ТГУ

Библиотека ТГУ

Библиотека ТГУ

— Чаще всего я выезжаю только в университет, — продолжила свою историю Юлия. — И могу попасть только в три корпуса: главный, второй и третий. В главном стоит оборудование, которое может поднимать коляску по лестнице, но управлять им разрешено только охранникам, а их часто приходится ждать, к тому же эта штука работает медленно, и больше времени занимает процесс закрепления и открепления коляски для безопасности. Когда я опаздываю на пару, это очень неудобно. Второй корпус — мой самый любимый, потому что там есть пандус на входе в здание и один внутри. Но только в левое крыло, почему не сделают в правое — понятия не имею (ведь пары в правом крыле тоже бывают). Там еще сделали звонок около двери, где пандус, чтобы вызвать охранника, но иногда звонок работает с перебоями.
Третий корпус… Ух. Это историческое здание, и по этой причине там отказываются ставить пандус. Видимо, чтобы провести необходимые преобразования с культурным памятником федерального значения, требуются огромные деньги, и поэтому никто в этом не заинтересован. Там тоже стоит оборудование для поднятия коляски по ступенькам, но если в главном корпусе холл просторный, то в тройке он очень тесный.
Алгоритм получается примерно такой: сначала нужно предупредить охранников из главного корпуса, чтобы они пришли в третий, потому что в третьем нет никого, кто умел бы пользоваться этой штукой; потом эту штуку разворачивают, крепят коляску и поднимают ее по ступенькам, и происходит это очень медленно из-за того, что пространство небольшое начинают толпиться люди. То есть это просто блокирует движение. К тому же в третьем корпусе очень узкие лестницы, и на втором этаже я никогда не была. На первом этаже есть только четыре аудитории, в которые я могу попасть, и если пары нет в расписании, то преподавателю часто приходится договариваться с кем-то, у кого занятие на первом этаже, и менять аудитории. В общем, здание третьего корпуса я не люблю. Плюс к этому в библиотеке ТГУ я тоже ни разу не была, потому что там просто “американские горки” из этих лестниц.
Стоит отметить, что студентов-очников с ограниченными возможностями в ТГУ очень мало, поэтому задача обустройства корпусов как бы и не рассматривается. Точнее, рассматривается — мы с мамой пытались задавать вопросы и заявлять о себе. Но прошло уже три года, а особых изменений нет.
Еще в университете для меня существует такая деликатная проблема, как доступность туалетов. В ТГУ есть один специальный, но он находится в ЦК, а там высокие ступеньки, и сам туалет закрыт. То есть ключ нужно просить на вахте, и ждать, пока тебя туда пустят. Все это очень неудобно и занимает много времени, пятнадцатиминутного перерыва может не хватить на то, чтобы провернуть все необходимые действия и потом вернуться в аудиторию.
К счастью, мне очень помогает и во всем поддерживает моя мама. Очень выручают и отзывчивые люди, которые помогают подняться по ступенькам. В бюро расписаний обо мне знают и стараются составлять расписание так, чтобы пары были в доступном месте. Однокурсники и преподаватели помогают переехать из аудитории в аудиторию. В общем, многие проблемы решаются только благодаря добрым людям. Хочется в плане перемещения иметь хотя бы какую-то независимость.
К примеру, недавно надо было подняться из подвала на первый этаж. Пока мы пытались подняться, возникла серьезная сложность — механизм для передвижения по лестнице, как оказалось, заточен под определенный уровень ступенек. Поэтому моя коляска сильно шаталась и шла криво, механизм еще и не универсальный, что создает очень много проблем, — подытожила девушка.
И куда только смотрят органы, осуществляющие управление в сфере образования? А как же Федеральный закон “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”, где черным по белому написано: “Государство поддерживает получение инвалидами образования и гарантирует создание инвалидам необходимых условий для его получения”. Пока что эти условия осуществляются из рук вон плохо!
После этого рассказа напрашивается вопрос: о каком доступном образовании может идти речь? А если у инвалида, желающего получить очное образование, не окажется вокруг людей, которые смогут поддержать его? Что тогда ему делать? Получается, что многие требования “Доступной среды” так и остались идеализированной моделью для бумаги, но не для жизни.
Мария Гладнева

Читайте также на сайте:

  1. «Мы работаем»
  2. Кто в Чилино хозяин?
  3. Честный взгляд на вещи
  4. «Лед тронулся!»
  5. Новогодний мэрский подарок
  6. Про Южное кладбище
  7. Еще один недострой ХХ века в Томске
  8. Кто превращает Залесье в пустыню, или Кто роет людям «братскую могилу»?
  9. Выстрелы на СХК, или Кому завидует Сергей Кириенко
  10. Закат томских самостроев?
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91