Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Царская легенда

  23    0

Оперная певица из Вены Мария Романович, по семейному преданию, происходит из рода бояр Романовых.

01Мария Романович, сцени­ческий псевдоним — Мария Олеговна Романова. Родилась 16 июля 1927 года в Вене (Австрия). По семейному преда­нию, происходит из рода бояр Ро­мановых, чему, по ее же собствен­ному признанию, к сожалению, нет документальных подтверждений. Окончила школу оперного искус­ства, активно выступала на сцене в Германии, Австрии и Швейцарии. В детстве была обращена в като­лическую веру, в сознательном возрасте приняла православие. Считает себя русским человеком, всю жизнь интересуется биографи­ей царя Александра I и легендой, связанной с его именем. Твердо уверена, что царь Александр и старец Фёдор Кузьмич — одно и то же лицо…

Говорит, что чувствует это серд­цем, и подсказывает ей это ее та­лисман — амулет с вензелем в виде буквы «А». Вензель на амулете — точная копия того, что нашли в посмертных вещах старца Фёдора в Томске. А изготовил его ее сын — отец Сергий, ныне православный монах, при рождении нареченный Александром. С этим амулетом Мария Олеговна почти никогда не расстается. Изредка снимает только дома.

Сердцем — в России

Наша беседа с этой удивительной женщиной состоялась при помощи «Скайпа», по ее личной просьбе. Ей не удалось приехать в наш го­род в июле, кода широко праздно­валось двадцатилетие обретения мощей святого праведного старца Феодора Томского. В этот день, 5 июля, в монастыре на паперти Ка­занского собора под открытым не­бом была торжественно совершена Божественная Литургия.

— Сердцем я была тогда в Том­ске, в России, — призналась Мария Олеговна. — Молилась вместе со всеми православными. Молилась за родных, за томичей, за всех россиян. Ваша многострадальная страна много перенесла, в том чис­ле и тяготы войны. Я тоже ее за­стала, мне было 12 лет, когда нача­лась Вторая Мировая. Помню, как прятались от бомбежки в Вене, в подвале, помню первых русских — солдат, освободивших мой родной город, и банку сгущенки — угоще­ние от них…

Ее искренность и доброжела­тельность неподдельны. Гордая осанка, поворот головы. Специ­ально к нашей встрече Мария Оле­говна нарядно оделась, повязала на голову яркий платок — совсем как у русских красавиц. И ей это неимоверно шло. Она улыбалась и была необычайно приветлива.

В беседе принимал участие и ее сын, отец Сергий. Он поведал нам, что улыбки даются ей нелегко, че­рез боль. Накануне 88-летняя жен­щина перенесла травму, получила несколько ушибов, у нее кружится голова, но она не отменила нашу встречу, а наоборот, очень тща­тельно к ней готовилась. Кстати, обратите внимание на фотогра­фии. Они сделаны именно в тот день в доме Марии Олеговны, специально для читателей нашей газеты.

И когда эта прелестная женщи­на говорит, что молилась за всех нас, ей веришь. В их доме имеется собственная часовня, где хранит­ся фрагмент мощей старца Фёдо­ра — подарок игумена Силуана из Томска. По ее словам, это самая дорогая для нее святыня.

Долгий путь к себе

Мария Олеговна строит жизнь со­образно своему внутреннему миру, близкому к Богу. Это и поиск ее смысла, стремление научиться де­лать людям добро, сопереживать им, жить для них. В поисках она обрела себя (но путь был долгим). Каждый человек имеет свою мис­сию, с которой он пришел сюда. Но осознать ее можно только че­рез Библию. «Это самая высокая ступень на пути к Богу», — считает Мария Олеговна.

Родилась она не в России, бо­лее того, в католической семье, но к русской культуре тяготела всегда, и началось это в ее 12 лет. Родная тетя передала ей в руки первую иконку. Иконка отличалась от католической, и была она право­славного содержания. И та икон­ка привлекла ее внимание на всю жизнь. В ее душе, наверное, заго­ворили русские корни, ведь прадед был православным священником, эти корни — из русского поместья на реке Прут. Жизнь шла своим чередом, девочку воспитывали в католической семье. Мама — ка­толичка, дети — католики, и кре­стили ее в католическом храме, позднее — венчалась там же. По­том совершенно осознанно она придет в православный храм, как и ее сын Александр, а дочь Алексан­дра останется в католической вере.

«Старец Фёдор — это чудо…»

Но жизнь ее не была гладкой. Были метания — духовные, душевные, по­знала Мария Олеговна и кризисы. Оставив певческую карьеру, пы­талась уйти в католический мона­стырь. Даже стремилась пройти ис­пытания, делала черновую работу, пела в монастырском хоре. По мо­настырским условиям (правилам) не стала послушницей. Говорит: «На все воля божья. Если осталась бы в монастыре, то не узнала Томского старца Фёдора». Считает, что старец Фёдор — это чудо… Она не утверж- дает, что царь Александр I и Фёдор Кузьмич — одна историческая лич­ность, она ищет «следы» старца Фё­дора. Во все свои трудные времена обращалась к Богу, молилась, и он ей помогал. Потому уверена, что найдет то, что ищет, в Томске. Ее сын, иеромонах Сергий, нарисовал икону старца Фёдора, освятили ее, и сегодня это — семейная реликвия. В Томске, в районе пос. Хромовка, на свои средства Мария Олеговна поставила часовенку святому пра­веднику для любого путника, для старого и малого. Убеждена, что свя­той Фёдор помогает ей, поможет и всякому молящемуся и просящему. Она общается с игуменом Силуаном, решает вопросы о помощи обители, где находятся мощи старца. В июле 2003 года на месте кельи старца был поставлен закладной камень в осно­вании часовни Фёдора Томского.

Уяснила и то, что Бог помогает тем, кто действует, то есть работа­ет. И она всю жизнь искала поле своей работы. Нашла его в Томске. Запомнила первую поездку в наш город, когда, движимая возможно­стью увидеть мощи старца, боль­ная, кашляя, поездом «Томич» проделала длинный путь.

Впервые австрийская гостья приехала в СССР в 1973 году, а первый приезд в Томск состоялся в 1999 году. С тех пор приезжает в наш город почти ежегодно, не­однократно жертвовала деньги на поддержку Богородице-Алексиев­ского монастыря.

Кроме того, с подачи Марии Олеговны Романовой группой австрийских кинематографистов весной 2002 г. был снят доку­ментальный фильм о Томске под названием «Мистика Востока», который в 2004 году был дубли­рован на русский язык и подарен томичам в честь юбилея города. Дубляж фильма был сделан на­родным артистом России Алексеем Гуськовым, свой гонорар Алексей Геннадьевич также пожертвовал Богородице-Алексиевскому мо­настырю.

Зять Марии Олеговны, компози­тор Иоганнес Кернмайер, проник­шись ее рассказами о судьбе Алек­сандра I, написал оперу «Царская легенда», которая еще ждет своего постановщика.

В 2003 году Мария Олеговна об­ращалась в ЮНЕСКО с просьбой обратить внимание на деревянную архитектуру г. Томска, а в 2006 г., накануне российско-германских межправительственных консуль­таций, написала письмо канцлеру Германии об уникальности нашего города.

Томск — Родина души

— Если будет угодно Богу и по­зволит здоровье, я опять приеду в Томск, — говорит Мария Оле­говна. — На праздник города и, в первую очередь, к мощам святого Фёдора Томского. Это время, когда с тополей летит пух, и улицы го­рода укутаны в мягкую белизну, белизну, которая, как символ му­дрости, укутывала Святого Фёдора Кузьмича и которая после долгих зимних месяцев плывет в воздухе и рассеивается теплым летним ве­терком.

— Я люблю Томск с его несрав­ненными деревянными домами, жмущимися к земле, — признается наша собеседница. — Город с его церквями, памятниками культуры и Богородице-Алексеевским мона­стырем. Этот город для меня — Ро­дина души, надежный порт в моих паломнических поездках к местам, где жил и творил святой старец Фё­дор Кузьмич. Многие люди на За­паде и в России спрашивают себя, а что же такого может предложить Томск, что есть в нем особенного? А для меня этот город значит все: покой, молитвы, здоровье, диалог со святым старцем Фёдор Кузьми­чом у его благословенных мощей. И не в последнюю очередь — ощу­щение того, что я дома.

Слова Марии Олеговны проник­новенны и идут от самого сердца:

— Я люблю простых людей этого города, которые, несмотря на все тяготы жизни, смеются, радуют­ся, находят теплые слова, людей, которые имеют мало, а часто и очень мало и, тем не менее, делят­ся с другими тем, что имеют. Это люди, которые готовы открыться, подарить свое сердце. Всех этих людей я хочу поблагодарить и ис­просить их о молитвах и добрых пожеланиях для себя.

Не в последнюю очередь я люблю Томск, этот «избранный город», за то, что в нем нашел свое последнее предназначение человек, который, как и царь Александр I Благосло­венный, продолжил историю своей страны. Самодержец, познавший власть, богатство и комфорт. Чело­век, знавший не только славу сво­его поста, но и минуты сомнений, и чувство вины. Человек, который последовал зову милости Божьей, все оставил и последние годы жиз­ни посвятил искуплению. Я глубоко убеждена, что святой старец Фёдор Кузьмич был не кем иным, как ца­рем Александром I.

Его жизнь в Томске и по про­шествии времени — доказатель­ство того, что возможно сделать невозможное. Что возможно по­следовать милости, стать челове­ком по воле Божьей. Что можно отказаться от желаний славы и богатства, чтобы потом найти богатство в простоте и скромно­сти жизни. А славу — в служении Богу и людям.

Я надеюсь и молюсь за то, чтобы люди в Томске и России не забыва­ли этих ценностей, не пренебрега­ли ими. Не все из того, что в изоби­лии приходит с Запада, хорошо и полезно. Россия обладает богаты­ми традициями в искусстве и куль­туре, в вере и спиритуальности. Нельзя допустить, чтобы то, что не смогли уничтожить прошлые десятилетия, сейчас было отдано в жертву идущей с Запада жажде ма­териального обогащения. Потому что истинное богатство России не в импортируемых или экспорти­руемых материальных благах, а в ее вечных ценностях и культурных достижениях, в религиозных кор­нях и живущих традициях.

В 2007 г. М.О.Романова состави­ла завещание, согласно которому она просит похоронить ее в Том­ске. «Я была бы благодарна, если мое погребение было возможно рядом с памятником старцу Фёдо­ру в д. Хромовка. Если это по ка­ким-либо причинам невозможно, я хотела бы быть похоронена на одном из томских кладбищ…»

Фёдор Кузьмич (Феодор Томский, Феодор Козьмич; 1776 (1777) — 20 января (1 февраля) 1864, Томск) — старец, живший в Сибири в XIX веке.

Согласно романовской легенде, воз­никшей в середине XIX века еще при жизни старца, считается российским императором Александром I, инсце­нировавшим свою смерть и ставшим скитальцем. Вопрос о тождествен­ности Фёдора Кузьмича с российским императором историками однознач­но не решен.

В период странствий по Томской губернии он познакомился с купцом Семеном Феофановичем Хромовым, который в 1858 году уговорил его пе­реселиться к нему в Томск. Фёдор Кузьмич проживал на загородной купеческой заимке (в настоящее время посёлок Хромовка) или в самом городе во флигеле дома Хромова на Монастырской улице (современная улица Крылова).

Скончался Фёдор 20 января 1864 года, согласно метрической записи — 80 лет от роду. Погребен он был в ограде Богородице-Алексиевского мужского монасты­ря, после чего его келья и могила сделались местом паломничества множества людей. Для всех была очевидна святость праведного старца и неизбежность его церковного прославления в лике святых. Оно состоялось в 1984 году. На месте погребения старца 5 июля 1995 года были обретены его святые мощи. Теперь мощи святого Феодора Томского почивают в особой деревянной раке в Казанском храме Богородице-Алексиевского мужского монастыря (ул. Кры­лова, 12б) и являются главной святыней не только обители, но и всей Томской митрополии.

После смерти старца томский купец Хромов разбирал оставшиеся после него вещи. Среди них им якобы были обнаружены: документ о бракосочетании императора Александра I: «толстый лист синеватого цвета, где часть слов была отпечатана типографским способом, а часть написана от руки. Внизу листа на­ходилась белая печать с изображением церкви»; небольшое резное распятие из слоновой кости; цепь ордена Андрея Первозванного; нарисованный вензель в виде буквы «А»…

Фёдор Кузьмич за свое подвижничество в 1984 году канонизирован Русской православной церковью в лике праведных в составе Собора сибирских святых.

Одна из легенд дома Романовых гласит, что Фёдор Кузьмич — это император Александр I, скоропостижная смерть которого в Таганроге породила в народе массу слухов. Один из слухов сообщал, что «государь бежал под скрытием в Киев и там будет жить о Христе с душею и станет давать советы, нужные тепе­решнему государю Николаю Павловичу для лучшего управления государством». Позднее, в 30-40-х годах XIX века, появилась легенда о том, что Александр, измученный угрызениями совести (как соучастник убийства своего отца импе­ратора Павла), инсценировал свою смерть вдалеке от столицы и начал скиталь­ческую, отшельническую жизнь под именем Фёдора Кузьмича…

WWW.RU.WIKIPEDIA.ORG

*Выражаем благодарность Алек­сандру Гейеру за помощь в орга­низации и проведении встречи и за предоставленные материалы.

Татьяна Шелест

Читайте также на сайте:

  1. «В зеркале истории»
  2. Путешествие в сказку
  3. Лариса Вербицкая: «За успех всегда приходится чем-то платить»
  4. Золотые головы, золотые руки
  5. Повернется ли власть лицом к творческим союзам?
  6. Нет языка – нет нации
  7. Николай Чудотворец на Томской земле
  8. Хранительница народных традиций
  9. «Звезды XXI века» – томичам
  10. «Верните нашего директора!»
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 7

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93