Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

«Цветы жизни» цветут на чужих подоконниках

   0

Сегодня мы публикуем письмо Светланы Викторовны о сложной ситуации, в которую попала ее приемная семья. Светлана Романенко знакома нашим читателям по публикациям «Сестра милосердия — «афганка» (ТН № 19 от 13.05.2018 г.) и «Матерь человеческая» («ТН» № 47 от 23.11.2018 г.). Она всю свою жизнь, не задумываясь, отдает чужим людям, нуждающимся в помощи, и чужим детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. В ее семье — двое своих и семь приемных детей.

Народная мудрость гласит: «Дети — цветы жизни!». Этот известный афоризм благодаря народному творчеству получил многочисленные продолжения: от шутливого «поэтому они нуждаются в горшочках» до пессимистического «…на могиле родителей».

В моей семье воспитываются приемные дети: Фридрих Шмидт, 2004 г.р. и Адольф Шмидт, 2003 г.р. — родные братья (фамилии и имена детей изменены — прим. редактора). Дети вошли в семью с раннего возраста, мы с мужем стали для них папа и мама. Никто не делал тайны из того, что дети приемные, но никто и не акцентировал на этом внимание. Просто приемные дети росли в семье вместе с кровными: сначала ходили в детский сад, затем пошли в школу. В начальных классах оба брата учились хорошо. А в 7 классе Адольф вдруг стал замкнутым, агрессивным, начал плохо учиться и прогуливать уроки. Дело дошло до того, что он стал просить перевести его в другую школу.

Мы с мужем схватились за голову. Социальный педагог нас постоянно вызывала в школу из-за поведения сына. Разговоры с подростком в школе и дома ни к чему не привели. Поведение Адольфа стало настолько демонстративное, что мы вынуждены были обратиться к психологу и психиатру. Подросток противопоставлял себя всему миру, делая все назло и поперек. А в конце 7 класса и вовсе произошла трагедия. Мой ребенок, который небольшого роста (1, 5 м), порезал «розочкой» от разбитой бутылки руку другому ребенку — ученику из параллельного класса — Томенко Николаю (фамилия и имя изменены — прим. редактора), который был выше его ростом (1,80 м) и занимался тайским боксом. От подобного поступка у меня просто волосы встали дыбом. Как такое могло случиться? Почему?

Оказалось, что Николай, староста класса и «совершенно положительный мальчик», целый год при всех одноклассниках унижал моего сына — толкал, пинал, обзывал «фрицем», «фашистом», «гоблином». Адольф, воспитанный в семье, где не принято ябедничать и сплетничать, не хотел показаться слабым, поэтому не стал обращаться за помощью ни в школе, ни дома. Все эти издевательства продолжалось целый год, пока подросток не нашел способ решить проблему самостоятельно. Он «забил стрелку», куда Николай пришел с толпой зрителей. Явно все было рассчитано на показное выступление. Видимо, он еще раз хотел унизить Адольфа при всех и доказать свою «крутизну». Кстати, дома его ждала мама с тортом, у семьи Николая в этот день были свои планы. Но показное выступление для юноши стало главным, ведь много времени оно не должно было занять!

На деле все оказалось не так. Никто не ожидал, что «1,5 метра с кепкой» кинется на рослого парня с «розочкой» в руках. Мало того, Адольф умудрится ему так травмировать палец, что понадобится помощь хирургов.

Затем было разбирательство представителей сторон в ПДН — подразделении по делам несовершеннолетних. Но никто не стал вникать в причины, почему это произошло, и что Адольф защищал свои честь и достоинство. Сразу же на подростках поставили клеймо: Николай — «хороший», а Адольф — «плохой». Мне как матери пришлось часами разговаривать с сыном, пыталась вытащить его из сложного психического состояния, потому что профессиональный психолог выдал заключение, что мальчик агрессивный и никому не доверяет. Специалист встречалась с ним, но ничего сделать не смогла.

Состоялся суд. Родители мальчика подали иск о возмещении ущерба, так как проблемы возникли не только с поврежденным пальцем, но и с кистью, а в прогнозе — проблемы со всей рукой. Во время суда представитель противоположной стороны — юрист Т.В. Романова, делая фотосъемку документов в Книге учета сообщений о правонарушениях (КУСП), касающиеся Н. Томенко, сделала фотосъемку персональных документов о передаче братьев Шмидт в семью и положила эти копии каждому участнику судебного процесса. Например, копия Свидетельства о рождении Шмидта Адольфа, где указаны другая мать и другой отец, получила широкую огласку во время процесса. Таким образом, тайна опеки и персональных данных ребенка были разглашены. С ними ознакомились семья Н. Томенко, а потом слухи пошли по школе и поселку. Уже во время суда к нашим детям (обоим братьям) подходили дети и взрослые, спрашивали: вернут ли их обратно в детский дом, мол, зачем они такие нужны родителям?

После вышеописанных событий оба брата озлобились, «забросили» учебу. Если один из братьев и совершил проступок, то второй ребенок все это время был настроен на учебу — прекрасно учился, выигрывал олимпиады по математике. Проблем ни в школе, ни на улице, ни в семье у Фридриха никогда не было. Во время следствия и суда он просто был рядом и переживал все события вместе с родным братом. Фото Фридриха все 7 лет висело на Доске почета, потому что он учился только на «4» и «5». А в 8 классе у него по пяти предметам за четверть вышли «двойки». Как это объяснить? Резкое снижение интеллекта и неспособность освоить школьную программу или желание делать всем назло и быть в центре внимания?! Вовсе не потому, что они приемные дети, а потому что им приклеили ярлык «плохие». Что хотели, господа взрослые, то и получайте — будем плохо учиться, грубить взрослым, провоцируя на ответную грубость. Ребята стали плохо вести себя в школе, хамить взрослым.

Воспитывая приемных детей-сирот, я поняла, что они не просто ранимые, а сплошной комок боли с самого раннего детства, что они буквально кожей чувствуют, как на них смотрят и что про них думают. Для этих детей очень значимо чужое мнение. То клеймо, которое на них поставили в раннем детстве, никуда не исчезло. С годами оно становится менее заметным, но не исчезает. А «благодаря» таким людям, как юрист Т.В. Романова, наоборот, становится ярко выраженным. Своим поступком она не только нарушила № 152-ФЗ «О персональных данных», но и поломала жизнь подросткам, искалечила их неокрепшие души. Почему она не понесла за это никакой ответственности? Какие использовать рычаги, чтобы повлиять на ее совесть?

Сегодня за неадекватное поведение наших приемных детей отвечаем только мы — отец и мать — своим здоровьем и переживаниями, бессонными ночами и слезами в подушку от беспомощности. Мы прекрасно понимаем, что произошло, но наше мнение никого не интересует. Мы столкнулись со стеной равнодушия. Писали уполномоченному по правам ребенка Томской области Л. Е. Эфтимович, в прокуратуру г. Томска, в Роскомнадзор, но из всех инстанций получили формальные отписки, что «факт нарушения порядка обработки персональных данных не установлен».

Я хочу обратить внимание на это и призываю всех матерей, кто столкнулся с подобными или похожими проблемами, да и вообще с проблемами детей, объединяться на страницах газеты «Томская НЕДЕЛЯ». Я считаю, что комиссии по делам несовершеннолетних (КДН), сотрудники ПНД, которые составляют протоколы, школьные социальные педагоги — это карающие органы. Все только пытаются призвать к ответу, составить отчет и откинуть подальше от себя эту проблему. В нашей ситуации родители одноклассников говорят о том, что необходимо принимать меры, то есть убрать братьев Шмидт из школы. А кто готов их защитить, кроме нас, родителей? Мы не можем еще раз предать этих детей. Они просто не переживут такое. Ведь в их жизни уже было предательство, когда их бросила кровная семья и близкие родственники. Второе предательство — это 100% потеря веры во все человеческое, святое и чистое, что может дать «мама». Я просто не имею на это право.

Светлана Романенко

Читайте также на сайте:

  1. Марк Зеленов — человек, побеждавший обстоятельства
  2. На фестивале «Играй, гармонь!»
  3. Чудом обошлось без человеческих жертв
  4. Приживется ли новое имя «Богашеву»?
  5. Уважаемая редакция!
  6. Деревенька моя
  7. А поезд уже ушел…
  8. Обезличивание
  9. Русофобия или крик души
  10. Реформы против народа?

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91