Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Учитель и ученики

   0

О выставке к 70-тилетию Рафаэля Асланяна в Томском областном художественном музее

Многие слышали о знаменитейшем армянском художнике Мартироосе Сергеевиче Сарьяне. Рафаэль Асланян хоть и не был его учеником, но считал себя его последователем. Творчество Сарьяна сыграло ведущую роль в становлении национальной школы армянской советской живописи. Работы Рафаэля Егоровича Асланяна наполнены такой же любовью и яркостью красок, добротой восприятия мира и солнцем Армении, как и творения художника его восхищавшего. Для Томска Рафаэль Асланян стал настоящим Сарьяном — первооткрывателем цвета, яркого, но мягкого света, экспрессии, такой живописи до него в Томске не было.

Рафаэль Егорович Асланян

Рафаэль Егорович Асланян

Прошло больше года, как нет с нами Рафаэля Егоровича. В этом году ему исполнилось бы 70 лет. Рафо всегда говорил, что художник даже после ухода остается жить в своих учениках, а их у него было много.

Татьяна Николаевна Микуцкая — искусствовед, заслуженный работник культуры РФ. Член постоянной комиссии по культуре и туризму Законодательной думы Томской области. Член ВТОО «Союз художников России» с 1998 г.:

Обращаясь к своим ученикам, Илья Ефимович Репин однажды сказал: «Любите то, что вы делаете, трудитесь, но не подражайте». К сожалению, многие из начинающих художников часто копируют манеру и технику письма своего учителя. Чаще всего, такое происходит с теми молодыми художниками, которые не успели еще сформироваться. Они начинают заимствовать технику и манеру письма сначала у учителя, потом у друзей.

Рафо за работой. Армения

Рафо за работой. Армения

Появление Рафаэля Егоровича Асланяна в Томске не случайно, он должен был появиться. Интересно в этой связи то, что стало происходить с художниками, которые уже имели имя и вес в художественных кругах Томска, а именно — Рафаэль Асланян вдруг стал мешать им. Это притом, что Рафаэль Егорович был всем отрыт, очень щедр и хлебосолен, любил весь мир. Рафо знал об этом, остро переживал и не скрывая говорил о происходящем. Учитывая возраст и ранимость Рафаэля Егоровича, можно понять, как ему было сложно воспринять такое к себе
отношение, но в то же время в Томске Рафо обрел много настоящих друзей, доброжелателей, любимых и любящих учеников. Интересно, кто больше принес ему пользы как художнику: те, кто не хотел принимать его,
или его ученики и подражатели? Кстати, во многих работах учеников Рафо угадывается его стиль, его цвет, его палитра и, когда делаешь на эту тему замечания, спрашиваешь, почему так открыто, отвечают: «Я так вижу».
В рамках провинциального города, когда все на виду, все друг друга знают, очень сложно скрыть некоторые вещи. Если художник не имеет развития, а только копирует, это тоже очень скоро становится заметно. Рафаэль Егорович давал большое количество мастерклассов по живописи и по графике, но он ни в коем случае не призывал копировать свою манеру письма.

Татьяна Николаевна Микуцкая

Татьяна Николаевна Микуцкая

Мы много рассуждали с Рафо о цвете, не всегда соглашались с мнением друг с друга, но в одном вопросе мы точно сошлись. Например, есть просто краски, которыми чаще всего и пользуются самодеятельные художники, они открывают тюбик и используют эту краску в своих работах именно как краску. Когда художники начинают смешивать, производить другие цвета, достигать чего-то — это уже другая, более высокая ступень творчества, но только такие единицы, как Асланян, идут от цвета к свету, т. е. он владел третьей — высшей ступенью постижения живописи, жизни. Рафо писал как жил, жил, как молился, как слушал свой родной дудук. Очень часто самодеятельные художники имеют высокие амбиции, но только такие как Рафо понимают, что где-то там высоко есть свет, а ты только тот, кто увидел его отражение. Рафаэль Асланян был удивительно гармоничным и глубоким человеком, мудрым, добрым, и в то же самое время простым, лишенным пафоса, большим, настоящим художником.

Появление Рафаэля Асланяна в Томске стало настоящей проверкой для многих художников, я бы назвала его появление у нас некой метафизикой для всех — профессионалов и начинающих свой путь. В своем лице Рафо привез томичам южное тепло, солнце, но и сам обрел здесь очень многое, как в плане общения, так и в плане развития своего творчества. Если анализировать его работы, то можно четко проследить, как меняется его палитра после переезда в Томск: от открытых ярких цветов он постепенно уходит в мягкую песочную палитру, обволакивающее золотистое марево.

Р. Е. Асланян «Танец»

Р. Е. Асланян «Танец»

Сложные жизненные перипетии сформировали Рафаэля Асланяна большим мыслителем, глубоким философом. Особое внимание в этом плане стоит обратить на маленькие работы с одинокими фигурами — это открытый философский знак, как правило, это очень музыкальные картины. Рафо работал под музыку, и то, что он слушал,
отпечаталось на многих его работах: он любил джаз, классические произведения, дудук. Музыка — это отдельная составляющая полотен Асланяна. Если брать родные для Рафо мотивы, они очень традиционные, стоящие в
своем развитии на месте. Характерная музыка горных народов, как известно, развивается по кольцу вверх, ввысь. Это обусловлено самой природой, и напротив, традиционная русская музыка, например, хоровое пение, разливается в ширь, соответствуя просторам нашей страны. Так и живопись Рафаэля Асланяна, словно повторяя природу его родной Армении, поднимается все выше и выше. Один и тот же сюжет он может повторять и повторять, но всякий раз на другом этапе, уже с другими смыслами, другим философским наполнением и, я бы не сказала, что его живопись печальна, у него были очень радостные вещи, наполненные солнцем. Рафаэль Асланян был очень солнечным человеком, так что даже печаль Асланяна была наполнена южным теплом и согревающим светом. Появление Рафаэля Асланяна очень значимо для Томска еще и в том смысле, что он смог показать всем нам, что нашу западносибирскую низменность можно увидеть по-другому, и Сибирь можно писать
по-другому, не только цветами выцветшего ситца, и зима бывает не только и белая.

Анастасия Хартулярий. «Портрет молодого человека»Анастасия Хартулярий.
«Портрет молодого

человека»

Рафо глубоко переживал не столько проблемы художественного порядка, сколько общества в целом. Его волновали, задевали и больно ранили несправедливость, безразличие, бездуховность и суета. Любимой философской притчей Рафаэля Егоровича был мультипликационный фильм «Адажио» Гарри Бардина, состояние переданного в нем надрыва, трагедии можно уловить во многих картинах Рафаэля Асланяна, и речь в них не о себе, а именно о проблемах человечества. Внутри себя Рафаэль Егорович мог жить очень счастливо, повторюсь, он был удивительно гармоничен, и в том числе это его качество раздражало некоторых людей. Жить
так, как жил Рафо, могут только единицы, он поддерживал не имидж, а гармонию в себе, был щедрым, потому что не мог иначе, дарил свое внутреннее тепло, себя, свой талант.

Роман Чупин

Роман Чупин

Говоря о его учениках, стоит сказать, что он очень гордился теми из них, кто отучившись у него, учился дальше, добивался успехов, развивался в собственном направлении. Рафо любил своих учеников, относился к ним как к детям, и каждому желал найти свою дорогу, свой путь, стиль и внутренний стержень.

Роман Чупин — ученик Рафаэля Асланяна, художник, председатель Томского регионального отделения Творческого союза художников России:

Для меня Рафаэль Егорович был, прежде всего, большим мастером, учителем, мэтром, у которого я учился и учусь до сих пор. Многие его работы, которые я не видел вживую, но могу увидеть в его каталогах, в интернете — своего рода наглядные пособия для меня. И, несмотря на то, что я давно пишу, работы моего учителя словно
энциклопедия, настольная книга, которую я вновь и вновь перечитываю, находя в ней новые смыслы, открывая для себя с иных сторон как самого Рафо, так и живопись в целом. Талантом Рафаэля Егоровича нельзя не восхищаться, для Томска он настоящий подарок судьбы, живописец, обогативший наш небольшой город на многие и многие годы вперед. Для своих учеников он стал путеводной звездой, тем, на кого мы всегда будем равняться, для многих других уже состоявшихся стал открытием. Его смело можно назвать художником
мирового уровня.

Роман Чупин. «Старый храм»

Роман Чупин. «Старый храм»

На сегодняшний день я до сих пор переживаю уход Рафаэля Егоровича, для меня, как для его ученика это невосполнимая утрата. Как любил повторять сам Рафаэль Егорович, он живет в своих работах. И то бесконечное тепло, вселенная цвета и света, которая была внутри него, осталась с нами и по-прежнему согревает нас через его картины. В настоящий момент выставка «Рафаэль Асланян. Учитель и ученики» интересна тем, что мы можем увидеть работы учеников Рафо, выполненные в разных техниках, разных жанрах. Учеников у Рафаэля Егоровича
было очень много, наверное, нет таких континентов, где бы они ни жили. Любивший пошутить, Рафо говорил: «Если собрать вместе всех моих учеников, понадобится небольшой стадион». Очень много работ прислали ученики Рафаэля Егоровича, живущие в Петербурге и Москве. Рафо преподавал не только в художественном училище и университете, он так же вел частные уроки.

Безусловно, очень сложно избежать в процессе обучения повторов, но, понимая необходимость собственного самовыражения, каждый из нас стремится найти свой стиль, свое направление. У кого-то это получается, кто-то до сих пор в поиске. На мой взгляд, выставка очень интересная и нужная: во-первых, тем самым мы отдаем дань памяти всеми любимому Маэстро, а во-вторых, для многих из нас выставка будет носить образовательный характер. Считаю, что тем, кто не был знаком с Рафо, кто не знал о нем, стоит обязательно познакомиться с его творчеством, проникнуться глубиной и тонкой философией его работ.

Каждому из своих учеников он старался дать все, чем владел сам, вкладывал в нас не только свой талант, но и частичку своей души. Для многих из нас он был не просто учителем, наставником, но и другом.

Уже после ухода Рафо, когда я готовился к персональной выставке и чувствовал необходимость его совета, он мне приснился. Во сне Рафаэль Егорович посмотрел мои новые картины, похлопал меня по плечу, как это бывало, и сказал, чтобы я не боялся экспериментировать. Для меня этот сон был и поддержкой, и подарком одновременно.
Я считаю, что тонкая духовная связь между Маэстро и его учениками сохраняется до сих пор и не прекратится еще долгое время. Общаясь с другими учениками Рафаэля Егоровича, я неоднократно слышал, что к ним
он также приходит во сне, поддерживает, из чего я прихожу к выводу, что на духовном уровне он до сих пор с нами, переживает за нас, пытается помочь. По своей сути каждый художник одинок, ему предстоит пройти свой путь, пережить то, что оставит след не только на его полотнах, но и в душах его зрителей. В этом плане Рафаэль Егорович состоялся и как большой художник, и как глубокий философ, но смог также остаться простым в общении человеком, добрым, искренним и открытым.

В заключении хочу сказать, что я участвовал в выставке, помогал принимать работы во время подготовки и, естественно, просмотрел большое количество работ учеников Рафо. В очередной раз убедился в том, что наши воспоминания о нем неразрывно связаны с нашими работами. Помимо того, что он живет в своих собственных картинах, где он совершенно раскрыт и абсолютно чувствуется, он также живет в каждом из своих учеников, и так же чувствуется в каждой их картине. Я говорю не о повторах, не о манере письма и даже не о палитре, я говорю о настроении, о тех лучиках солнца, которые он в нас оставил.

Однажды Рафо сказал: «Я помню и люблю всех своих учеников, они как пальцы на моих руках. Глядя на свои руки, не могу сказать, что какой-то палец я выделяю больше, а какой-то меньше, все они дороги мне. Когда человек сжимает пальцы, образуется кулак, и чувствуется сила. То же самое я могу сказать о своих учениках —
это моя сила и опора, моя защита… Я буду очень рад, если мои ученики понесут полученные знания дальше, новым поколениям, желающим писать, творить, созидать во имя прекрасного!»

В разное время 11 учеников Рафаэля Егоровича Асланяна поступили и закончили Российскую Академию Художеств Санкт-Петербургской Государственной академии, институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Для одного художника эта очень внушительная цифра, говорящая о его большом потенциале, как художника, так и преподавателя. Сами ученики говорили, что в Академии художеств им. Репина даже появилась такая шутка: «Если поступающий в Академию студент приехал из Томска, значит он непременно ученик Асланяна». Что может быть большим комплементом для художника и учителя? Браво, Рафо!

ИРИНА ЛУГАЧЕВА

«Тайные метаморфозы»

«Тайные метаморфозы»

 

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

Если вы готовы обсудить с нами эту статью или хотите оставить свой отзыв, то пишите на электронный адрес газеты: red@tomskw.ru или звоните в редакцию по тел. 784-293

Читайте также на сайте:

  1. «Скоморох» закрывает сезон
  2. Этот День Победы
  3. Мистер Позитив
  4. Уникальное издание в подарок
  5. Движение, ритм и красота
  6. Не все так гладко
  7. Жанна Фриске: «Моя сумасшедшая мечта – родить ребенка»
  8. «Триколор ТВ» показывает в Сибири СуперКино
  9. Возвращение балалайки
  10. Русская матрешка
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91