Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

«Уж лучше посох и сума…»

   0

Пушкинское «Не дай мне, Бог, сойти с ума, уж лучше посох и сума…» становится все более актуальным в наши дни. Деменция или, попросту говоря, старческое слабоумие косит ряды наших бабушек и дедушек, даже любимых и дорогих. И даже у самых любящих детей и внуков иной раз руки опускаются от бессилия перед этой проблемой, которая, как правило, наступает внезапно и требует экстренного решения…

У психологов и психиатров пока не сложилось единого мнения на сей счет. Одни считают, что деменция — результат перегруженности мозга, другие, наоборот, настаивают на том, что мозг необходимо нагружать по максимуму и до самой смерти. Третьи кивают на генетику — мол, наследственная предрасположенность. Но, увы, факт остается фактом: будь ты хоть Рейганом или Маргарет Тетчер, деменция не щадит даже сильных мира сего…

«Лечение» гордыни?

В свое время мне доводилось беседовать на эту тему с одним церковным батюшкой в Екатеринбурге. У него была своя точка зрения на этот счет. За точность его высказывания не ручаюсь (все-таки наша беседа была лет двадцать тому назад), но суть я постараюсь воспроизвести по возможности точно.

— Каждый приходит в этот мир решать свои задачи, проходить свои уроки, — сказал священник, — один учится проявлять себя, учится смелости, решительности, ответственности, учится управлять другими людьми или, более того, решать судьбы мира. Другой с младых лет наделен непомерной гордыней, ему как раз предстоит принять уроки смирения. А если урок не усвоен, в старости можно ожидать таких сюрпризов, как слабоумие.

— Но сам-то человек не может уже осознать этот поздний «урок», — возразила я, — а вот близким людям приходится несладко. Согласитесь, тяжело пережить, когда бывший профессор или академик кидается в детей и внуков собственными фекалиями и пытается искусать родных и нянечек. А бывшему профессору — развлечение…

— Разум, конечно, не осознает, — согласился батюшка, — но душа-то все видит, она-то и мучается, и страдает…

Про профессоров мы тогда заговорили не случайно. Мать екатеринбургской подруги, еще в недавнем прошлом умнейшая женщина, профессор лингвистики в одном из престижных столичных университетов, вдруг начала вести себя неадекватно. Вызвали дочь. Та приехала, забрала маму к себе, лечила и таблетками, и гипнозом, и с помощью всяких новых технологий. Но маме становилось все хуже. То есть маме-то все было замечательно, а вот рядом с ней близкие просто рыдали от беспомощности.

— Дежурим по очереди с братом, — рассказывала она, — оставить нельзя ни на минуту. Поначалу, еще не представляя, с чем столкнусь, я выбегала в магазин, в аптеку. Но после того, как она включила все краны и затопила соседей, а в другой раз открыла газовый вентиль (по чистой случайности мы не взорвались), мы с братом поняли, что рискуем. Несколько нянечек одна за другой ушли после двух-трех дней работы. Я взяла отпуск без содержания. Но я сама уже пенсионерка, кто ж мне будет рабочее место долго держать. А на одной пенсии, даже с учетом маминой, профессорской, я долго не протяну. Да и лекарства дорогие. А заменители, которые дешевле стоят, так они не помогают…

Со времен питекантропа

Помню, когда брала интервью у профессора Вячеслава Новицкого, спросила его, что он думает о новых технологиях в медицине, о рефлексотерапии, о разных новейших методах, которые в 90-е гг. просто хлынули в нашу страну — как с Запада, так и с Востока.

— Поверьте моему опыту, — остроумно заметил профессор, — со времен питекантропа человеческое существо мало изменилось: и мозг у нас не увеличился, и третий глаз не появился, у некоторых даже хвост еще не отпал. Иногда средства, известные еще со времен Гиппократа, помогают лучше, чем навороченные новейшие аппараты и препараты…

Я вспомнила слова Новицкого, когда довелось ухаживать за одной дамой преклонных лет. Ее дочь, сама уже женщина пенсионного возраста, взмолилась о помощи. В психиатрическую больницу она маму отвезла, первую помощь там оказали, но тяжелая атмосфера, в особенности вид душевнобольных, неряшливых, неухоженных, так напугал женщину, что она тут же забрала маму, бывшую учительницу, домой.

Мама не узнавала свою дочь, пыталась выгнать ее из своего жилья, постоянно с кем-то невидимым разговаривала. Иногда, спрятавшись в уголке, она поджидала дочь, и, набросившись из-за угла сзади, пыталась укусить ее в шею.

В общем, женщина сама была на грани срыва. Мы по очереди дежурили возле ее мамы, чтобы хотя бы иногда высыпаться. Выручила ее психиатр, которая и осматривала маму в первый раз. Когда дочь обратилась за советом и спросила, нельзя ли амбулаторно подлечить старушку, психиатр договорилась с коллегами, и к бабушке стала приезжать специально обученная медсестра, которая по определенной схеме начала давать больной не навороченные новомодные дорогостоящие средства, а известный многим еще с 50-х годов препарат. К нашему изумлению, уже через неделю бабушка пришла в себя. Она начала узнавать дочь, вспомнила меня, с любопытством смотрела, как я варю ей кашку, и даже дала несколько практических советов, чтобы каша не пригорала. Более того, к концу курса лечения старушка начала вспоминать интересные случаи из своей 90-летней жизни, с любовью рассказывала о своих родителях, братьях, сестрах, вспоминая их дни рождения, кто как жил, и т. д. Ремиссия длилась месяца три, затем, когда бабушка снова начала заговариваться, курс повторили, старушка вновь стала тем самым добрым и умным человеком, которого мы знали раньше. Точно не вспомню, сколько курсов она прошла — психиатр тщательно за этим следила, поскольку передозировка даже на одну каплю была недопустима.

Дай, Боже, здоровья тому психиатру за ее профессионализм и чуткое отношение к родственникам больных. Старушка умерла, как праведница, — во сне, перед этим рассказав мне и дочери множество интересных историй и дав с десяток хозяйственных советов по кухне, стирке и прочим бытовым мелочам, которыми мы пользуемся до сих пор.

Никто из нас не застрахован

Как ни печально, никто из нас не застрахован от деменции. Почему именно сейчас эта проблема стала актуальной? Тут все просто — увеличилась продолжительность жизни. Если раньше многие просто-напросто не доживали до преклонных лет, теперь долгожителей становится больше, а потому и старческое слабоумие встречается все чаще.

Но есть и другая сторона медали, которую, боюсь, мы еще не успели осознать. Мир изменился, и мы изменились. Еще лет двадцать назад подвыпивший мужик, пнувший походя бездомного котенка, ни у кого не вызывал отвращения. Сегодня за жестокое обращение с животным можно получить штраф, а то и срок.

Но если идти вглубь веков, можно узнать и более удивительные вещи. В цивилизованном обществе принято относиться к старости уважительно, даже если эта старость сопровождается слабоумием. Но так было не всегда. Японский фильм «Легенда о Нараяме», ставший классикой, в 90-е многие смотрели. Но далеко не все знают, что в древней Руси отношение к старикам было едва ли не более жестоким. Если в интернете вы поищете лекции профессора фольклора и исторической лингвистики Агранович, которые она читала студентам-психологам, вас ждет немало открытий. В частности, рассказывая о некоторых древних обычаях, еще языческих, отраженных в фольклоре, профессор рассказывала, что когда старый человек уже не мог приносить пользу семье и «даром хлеб ел», его сажали на сани, иногда связывали, и с песнями и прибаутками везли к высокому обрыву или глубокому оврагу. Там ему ломали руки-ноги (чтобы обратно домой не вернулся) и, спрыгнув с саней, сталкивали их с большой высоты. Если повезет, смерть была мгновенной. Вот такое было отношение к старости.

Слава богу, мы от этого варварства ушли далеко. Но именно на наше поколение пришелся следующий вызов времени — гуманизация отношения к самым старым и беспомощным. Кто протянет руку помощи этим старикам — медицина, общество или только самые родные и близкие? От этого зависит, будет ли человечество идти вперед или постепенно скатываться обратно — к варварству.

Юлия Струкова

Читайте также на сайте:

  1. Глаза бы не смотрели…
  2. «Брест-300»: вопросы без ответов.
  3. Равнодушие убивает…
  4. Медвежий угол
  5. Возраст дожития
  6. “Сиротский дом”
  7. На «скорой» наступает кризис?
  8. Откуда берутся обманутые дольщики?
  9. С собаками вход строго воспрещен?
  10. Открытое письмо губернатору

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91