Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Вертеп культуры

   0

(печальное продолжение известной сказки)

07После того, как док­тора кукольных наук сеньора Карабаса Барабаса посадили по статьям 116-117 Уголовного кодекса Страны Дураков (побои и истязания детей), его дочь Ангина Карабасовна Барабас не пропала во тьме забвения и невостребованности. Будучи хранительницей бесценного управленческого опыта своего отца, она стала настоящей на­ходкой для высокопоставлен­ных почитателей его таланта, которые помогли ей обрести достойное место в этой жиз­ни. И вот уже почти полтора десятка лет Ангина Караба­совна возглавляет кукольный театр «Бисовы комедианты» в самом умном городе Страны Дураков.

Это назначение она получила сразу же после окончания пред­последней избирательной кампа­нии бывшего губернатора регио­на Папы Карло, которого до сих пор с большой любовью вспоми­нают жители этого региона, хотя при этом почему-то плюются. Вы, конечно, спросите: а какая связь между избирательной кампанией Папы Карло и назначением Анги­ны Карабасовны на столь видную должность, учитывая, что куколь­ный театр «Бисовы комедианты» до ее прихода был широко изве­стен по всей стране? Связь здесь самая прямая: Ангина Карабасов­на рулила всеми финансами этой кампании, которые стекались в специально созданную под выбо­ры Папы Карло шарашку под на­званием «Родной дом». Средства были собраны в добровольно- принудительном порядке со всех богатеньких буратино региона.

Возглавил эту шарашку, ко­сившую под «общественную ор­ганизацию», бывший начальник Ангины Карабасовны – Кот Бази­лио, большой любитель женско­го пола (как и подобает котам) и ближайший друг самого Дурема­ра – «серого кардинала» при Папе Карло. Словом, люди собрались в ней все свои. Под «крышей» данной «общественной органи­зации» была создана куча фирм- однодневок, с помощью которых «пилились» деньги ограбленных банкиров и предпринимателей. После этой удачной во всех смыс­лах кампании Ангина Карабасов­на стала счастливой обладатель­ницей двухуровневой квартиры и практически одновременно ди­ректором вышеупомянутого ку­кольного театра.

Конечно, на первых порах Ан­гине Карабасовне, как и большин­ству театральных директоров, приходилось выполнять лишь административно-хозяйственные функции, то есть кувыркаться с пьяными сантехниками, борзы­ми электриками, распекать лени­вых уборщиц и заниматься про­чими низкими делами. Хотя ее творческая натура жаждала иных горизонтов. Звездный час Анги­ны Карабасовны наступил, когда скончался основатель и художе­ственный руководитель куколь­ного театра.

В то время культурой местных палестин руководило некое труд­но поддающееся идентификации существо, считавшее себя знато­ком театрального искусства. Это именно ему принадлежит вы­ражение «директорский театр», эпохальность которого видна не­вооруженным глазом, ибо долж­ность художественного руководи­теля театра становилась при этом либо чисто номинальной, либо вообще необязательной. Оно и понятно: ведь «пилить» финансы театра приходится с директором, а не с каким-то «художествен­ным руководителем». Словом, на тот момент все условия способ­ствовали тому, чтобы кукольный театр «Бисовы комедианты» не­заметным образом превратился в частную лавочку Ангины Караба­совны.

Дочурке Ангины Карабасовны, Атрофии, тоже нашлось место в театре: она стала заместителем своей мамы. Понять Ангину Ка­рабасовну можно: пристроить дочурку – святое дело для мате­ри, как бы сурово ни обошлась с ней по части интеллекта природа. Впрочем, наша героиня не только любящая мать, но и верная жена. Мужу Ангины Карабасовны тоже нашлось место в театре: он раз­местил в нем свое кафе, причем абсолютно незаконно.

Было бы большой ошибкой не сказать здесь о культурном уров­не Ангины Карабасовны. Кладезь и колодезь ее перлов, которыми она щедро одаривает коллектив, похоже, неиссякаем и претенду­ет стать нетленным достоянием Страны Дураков. Куклы-актеры это отлично понимают и стара­тельно записывают за ней ее пер­лы, стремясь сохранить их для потомков. Мы осмелимся при­вести некоторые из них, чтобы читателям стало более понятно своеобразие этой натуры: «и пой­дете вы у меня по епархической лестнице», «будем приобретать два Wi-Fi», «правильно расстав­лять раритеты», «лампочковый завод», «страховой полюс» и пр., и пр. Думается, именно таким и должен быть руководитель куль­турного учреждения в Стране Ду­раков.

Кстати, Ангина Карабасовна умеет не только правильно рас­ставлять «раритеты», но и подби­рать себе нужные кадры. Настоя­щим чудом природы, помимо уже упоминавшейся дочери Ангины Карабасовны, является другой ее заместитель – Эмфизема Фи­кусовна Цирроз-Остограммова – большая любительница крепких возлияний, по части которых она переплюнет любого мужика. Не имея никакого образования, она компенсирует этот небольшой недостаток абсолютной предан­ностью своей начальнице в со­четании с хамским отношением ко всем прочим. Впрочем, есть у Эмфиземы Фикусовны и поло­жительное качество: она – пре­красная собутыльница. Поэтому отсутствие образования у ней в глаза не бросается, ибо после вто­рого стакана хочется уважать ее и без всякого образования.

Надо сказать, что по сравнению с папашей Ангина Карабасовна значительно усовершенствовала методы руководства своим кол­лективом. Если Карабас Барабас держал своих кукол в страхе с по­мощью плетки-семихвостки, то Ангина Карабасовна позволяет и прощает своим деткам практиче­ски все. В том числе бухать на ра­бочем месте и устраивать пьяные дебоши, порой заканчивающиеся проломанными головами, лужа­ми крови, вызовами «скорой» и полиции. Хотя не исключено, что Ангина Карабасовна просто не может разобраться, где пьяные дебоши, а где горячие творческие дискуссии, идущие на пользу те­атру, даже если при этом кто-то кому-то случайно проломит го­лову.

Конечно, не всем куклам нра­вятся подобные методы руко­водства, которые, по их мнению, растлевают коллектив и превра­щают театр из «очага культуры» в «вертеп культуры». Таких от­щепенцев, правда, немного, и все их попытки устроить «бунт на ко­рабле» давятся в зародыше. Вроде бы нет уже прежних покровите­лей Ангины Карабасовны – Папы Карло, Дуремара, Кота Базилио, вышеупомянутого существа, – а она по-прежнему непотопляема! Контрольно-ревизионные орга­ны тоже как-то в упор не видят данное учреждение, хотя их ожи­дало бы там немало интересных открытий.

И так бы все и шло своим че­редом, если бы против Ангины Карабасовны не взбунтовалась кукла Мальвина. Похоже, Ангина Карабасовна, принимая Мальви­ну на работу в театр, и предполо­жить не могла, что эта голубогла­зая блондинка окажется не дура дурой, каковой ей и надлежало быть от природы, а совсем даже наоборот – натурой весьма неза­урядной, умной, хорошо образо­ванной и даже утонченной (сво­бодно говорит на английском, играет на пианино и пр.). Словом, фигура для вертепа весьма не­обычная. Как принцесса в тепло­трассе.

Наша красавица какое-то вре­мя с недоумением наблюдала за нравами, царящими в театре, а за­тем начала высказываться. При­чем весьма нелицеприятно и даже радикально. Мало того, сумела вынести конфликт за пределы театра, побывав на приеме у вы­сокого начальства и высказав ему все, что она думает о ситуации, сложившейся в театре под чутким руководством Ангины Карабасов­ны. Начальство загрустило, а до Ангины Карабасовны, наконец-то дошло, какую ошибку она совер­шила, приняв эту красотку в те­атр. Надо было принимать сроч­ные меры.

– Может, отправить ее в очаг пока не поздно? – предложила своей начальнице Эмфизема Фи­кусовна. – Ваш благородный ба­тюшка, помнится, так и поступал с теми, кто начинал борзеть.

– Нельзя, – вздохнула Ангина Карабасовна. – Европа нас не пой­мет. Вой поднимет. Придется из­бавляться от этой чертовой куклы другим путем. Без «мокрухи».

– Жаль, – сказала Эмфизема Фикусовна. – Я бы ее своими ру­ками…

И пошла пропустить с гор ста­канчик-другой.

Дальше начались вещи совсем интересные. Начальству при­шлось запустить в театр якобы проверку, но одновременно из департамента культуры позвони­ли Ангине Карабасовне и посо­ветовали ей побыстрее уволить Мальвину и не мучиться с ней. Впрочем, Ангина Карабасовна в настоящий момент именно это и делает. Приказы с выговорами, один нелепее другого, сыплются на Мальвину непрерывной чере­дой, хотя еще недавно она полу­чала за свою работу только бла­годарности. Но тогда она еще не раскрывала рта.

А между тем, многие специали­сты считают, что театр «Бисовы комедианты» после смерти его основателя не только остано­вился в своем развитии, но даже начал деградировать. Провалы следуют один за одним. На про­шлогоднем областном театраль­ном фестивале «Маска» театр не получил никакой награды в номинации «Лучший детский спектакль», хотя никаких конку­рентов у театра в этой номинации не было. Более того, члены жюри отметили крайне низкий уровень спектаклей, скорее присущий лю­бительской самодеятельности, нежели профессиональному теа­тру. Удивляться тут нечему, если даже на заграничные фестивали театр возит постановки пятилет­ней давности, фактически дискре­дитируя себя в мировом театраль­ном сообществе.

Художественное оформле­ние спектаклей способно лишь вызвать жалость. Здесь тоже удивляться нечему: в театре дав­ным-давно остается вакантной должность главного художника, а вместо него театр пробавляется «одноразовыми» художниками из разных городов страны либо вообще самоучками типа Остапа Бендера. Кстати, штатное распи­сание театра не заполнено и напо­ловину. Возникает вопрос: поче­му? И куда девается их зарплата?

Много вопросов и к главно­му режиссеру театра, которого почему-то очень любит Ангина Карабасовна, из года в год прод­левая с ним контракт, хотя его постановки не пользуются успе­хом у зрителей. А ведь любовь к театру воспитывается с детства. Выполняет ли эту функцию ку­кольный театр умного города? Очень сомнительно. Не потому ли уходят из него лучшие актеры, не желающие принимать участие в этой, мягко говоря, «любитель­щине», способной только посеять чувство разочарования у детей в этом виде искусства? И вообще, не лучше ли передать здание, за­нимаемое ныне театром «Бисовы комедианты», к примеру, творче­ской интеллигенции умного горо­да? Ибо в контексте выдающегося памятника истории и культуры, составляющего гордость умного города, «Бисовы комедианты» не только выглядят нелепостью, но и используют здание совершенно нерационально. Если посмотреть репертуарный план театра на февраль, то можно увидеть, что спектаклями занята примерно по­ловина месяца, а остальное время здание не используется. Ну, разве что для попоек.

К сожалению, приходится кон­статировать, что театр из профес­сионального учреждения культу­ры, сеющего прекрасное, доброе, вечное, каким он был при своем отце-основателе, превратился в «кормушку» для семейства Ан­гины Карабасовны. Понятно, что какие-либо этические нормы здесь совершенно неуместны. Ха­пай, жри в три горла, пока есть возможность, – вот и вся недолга. При полном попустительстве вы­шестоящих чиновников, не же­лающих выносить мусор из этой грязной избы. Похоже, дело Ка­рабаса Барабаса не только живет, но и процветает в самом умном городе Страны Дураков.

P.S. Любые сходства с реальны­ми лицами и событиями просим считать случайными совпадени­ями.

Владимир Смокотин

Читайте также на сайте:

  1. Покровители неваляшек
  2. Стройка на креозоте
  3. На «скорой» наступает кризис?
  4. Сомнительное удовольствие
  5. Добровольно-принудительные пожертвования в спортивных школах
  6. Новогодний бал томских кадетов
  7. Космическая эра земли
  8. Томичи поклонились мощам святого
  9. «НЕТ» опытам над сибиряками!
  10. Город поэтов
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91