Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Вещий Олег Ефремов

   0

Легендарный актер и режиссер на заре юности предсказал свою судьбу.

Олег Ефремов родился 85 лет назад – под знаком Весов. Астрологи говорят, что людям этого мятежного знака свой­ственно безудержно влюблять­ся, оставлять свой след в ис­кусстве, вынашивать великие, подчас невыполнимые замыс­лы. Именно люди воздушной стихии, к которой относятся Весы, чаще всего стремятся изобрести вечный двигатель…

– «Вечный двигатель» Ефре­мова – это Московский Художе­ственный театр, – говорит друг и коллега актера, ректор Школы- студии МХАТ Анатолий Смелян­ский. – «Желаю славы я!» – с эти­ми строками Пушкина он пришел в Школу-студию МХАТ. «Достиг я высшей власти…», – монологом Годунова он закончил свою актер­скую карьеру…

Все, что гениальный Ефремов предсказал себе, сбылось от начала до конца. От славы до высшей вла­сти… Об этом рассказали его дру­зья и соратники, которые пришли на выставку, посвященную юби­лею Народного артиста Олега Ни­колаевича Ефремова, устроенную в Зеленом фойе МХАТа.

Арбатские друзья

– Когда меня называют другом детства, я сразу поправляю – я друг с детства, – рассказывает Николай Иванович Якушин, профессор, член союза журналистов Москвы. – Каж­дая эпоха имеет свой неповторимый запах. Дух и аура послевоенного Арбата тоже были особенными. А значит, и мы, арбатские, тоже были не такие, как все…

Молодой Ефремов часто захо­дил к другу Кольке после занятий в Школе-студии МХАТ.

– Своей комнаты у Ефремова не было, – рассказывает Якушин. – Он жил с родителями в коммуналке на Поварской улице. А у меня была своя комната в родительской двух­комнатной квартире, и ничего, что она была расположена в подвале. Мы учили уроки, играли в шахма­ты, карты… И не просто так играли. А на интерес. Среди трофеев, ко­торые мне достались от проиграв­шего Ефремова – книги. На одной Олег своей рукой написал: «Чтоб ты подавился этой книгой». А на другой: «Чем в карты играть, луч­ше бы ты книги читал вроде этой». Все книги с подписями Ефремова я сохранил и передал в коллекцию музея МХТ им. Чехова. О чем я ду­маю сегодня? 12 лет прошло, как не стало Олега Николаевича. Но боль утраты не утихает до сих пор.

Студент Ефремов

Друг Ефремова Анатолий Сме­лянский подготовил гостям вы­ставки необыкновенный подарок. Он впервые решил публично по­казать видеоинтервью Олега Ни­колаевича, которое сам записал незадолго до его смерти – в 1997 году. Люди, собравшиеся в Зеле­ном фойе, затаив дыхание, слуша­ли знакомый голос, узнавали непо­вторимые интонации рассказчика… Живой Ефремов говорил с экрана для каждого из них…

– Когда я в сорок пятом году по­ступал в Школу-студию, а это было сразу после салюта Победы, кон­курс был пятьсот человек на одно место! – рассказывал с экрана Еф­ремов. – Сейчас таких конкурсов нет. А тогда так было… Значение театра в жизни было совершенно другое – не то чтобы небожителя­ми считали актеров, просто заня­тие театром было самым престиж­ным делом…

На экзамен в театральную сту­дию Ефремов надел костюм, кото­рый ему подарили родственники.

– Его привезла мама от тети Оли, мужа которой посадили, а потом и тетю сослали в Караганду, – рас­сказывает с экрана Олег Ефре­мов. – Костюм бережно хранили, он был коричневый, болтался на мне, как на вешалке… На экза­мене я читал прозу Короленко и «Желание славы». Мне нравились пушкинские стихи, я читал так, что желание славы возникало через любовь. Потом была басня «Кош­ка и соловей». Вы, мол, комиссия, кошка, а я – соловей. Ну, тут я сам себе создавал неблагоприятные условия. Мне всегда было необхо­димо преодоление.

Иван-дурак и Конек-Горбунок

Студенты Школы-студии МХАТ были приближены к актерам теа­тра. Олег Ефремов в интервью Смелянскому рассказывает, как вместе с маститыми актерами они выезжали в Дом творчества.

– Общение, общение, общение – непрерывное, – рассказывает Еф­ремов. – Вот качается в гамачке Тарханов – и подзывает меня. И он тебе час разговора – как надо дышать, как это важно для акте­ра… Сейчас я признаюсь себе: вот, дурак, не ценил дарованное тебе внимание. А тогда стоишь, пере­минаешься, слушаешь и думаешь: когда он закончит? А еще играли в карты. Причем на деньги. Радо­вались, когда выигрывали, потому что надо было на что-то жить… Было много влюбленностей. Я хочу сказать, что это было замеча­тельное время…

Олег Ефремов грезил сценой МХАТа. Но после окончания сту­дии в этот театр его не приняли. Там уже работал молодой актер, внешне похожий а Ефремова. «Зачем нам два одинаковых ар­тиста?» – рассудило руководство театра. Ефремов позволил себе дер­зость, заявив: «А я все равно приду во МХАТ главным режиссером!» И дал согласие служить в ЦДТ – Цен­тральном Детском театре. Но все его мысли и мечты были о непоко­ренном МХАТе.

Современники и «Современник»

Ефремов-студент написал «Па­мятку» – клятву верности театру идрузьям. И подписал ее… своею кровью. На вечере памяти ее за­читал внук великого актера – на­чинающий артист Никита Ефре­мов, сын Михаила Ефремова. Этот «документ» был написан в 1947 году, но именно сейчас он объяс­няет то, что было понято не всем современниками Ефремова. Он дал клятву Театру с большой буквы. И был верен ей до конца. Он собрал своих единомышленников в своем театре, который назвали «Совре­менник». В считанные месяцы этот театр стал эталоном стиля, интел­лигентности и высокой нравствен­ности – в самом высоком смысле этого слова. Каждый спектакль производил эффект «разорвавшей­ся бомбы», постановки обсуждали на улицах и высоких кабинетах… «Современник» был настоящим современником людей думающих и ищущих – смысл жизни и себя самих.

Олег Ефремов руководил своим театром с 1956 по 1970 год. На том фундаменте, который заложил в своем театре режиссер Олег Ефре­мов, держится и сегодняшний «Со­временник».

– Когда к нам в театр приходят новички, они чувствуют присут­ствие духа самого Олега Николае­вича, – говорит актер театра Сер­гей Гармаш. – Он здесь поселился навсегда, для нас это очевидно.

МХАТ

В 1970 году «аксакалы» старей­шего столичного театра – МХАТа – попросили Олега Николаевича возглавить их театр. И он не смог устоять перед мечтой. Ведь еще в юности он дал слово войти в эти стены художественным руководи­телем! Он ушел из «Современника» и возглавил МХАТ, который в то время находился в глубоком кри­зисе – экономическом и идейном.

– В давнем спектакле Юрия Лю­бимова было пять Маяковских, – рассказывает Анатолий Сме­лянский. – Если бы можно было поставить спектакль об Олеге Николаевиче – там было бы не меньше персонажей. Ефремов в одиночестве, Ефремов в диалоге с властью, он же в отношениях с актерами, которых взялся ве­сти по жизни. Ефремов в полной «завязке», чудовищно сосредото­ченный, работающий без устали, несколько суток подряд. Ефремов в полной «развязке», свободный от всех социальных и личных обязательств, отпустивший душу на волю… Он нашел свой способ проживания жизни в услови­ях «невиданного государства» и «невиданного театра», которому он хотел вернуть человеческий облик…

Советский зритель боготворил «своего в доску» актера, который сыграл таксиста Сашку в картине «Три тополя на Плющихе», пол­ковника Гуляева в «Батальоны просят огня», Максима Подбере­зовика в «Берегись автомобиля»… А сам он всю жизнь был предан только театру, им он болел, им он лечился и ему, в конце концов, от­дал свою жизнь…

Мария Донская

Читайте также на сайте:

  1. Воспоминания о войне
  2. Как всегда, в день рождения…
  3. «Чок» – это по-нашему!
  4. Хачкар – символ межнациональной дружбы или памятник вседозволенности?
  5. Не только песня строить и жить помогает!
  6. Сергей Безруков: «Надо отдавать игре всего себя»
  7. Венценосные попечители Сибири
  8. Почему Томск становится Шанхаем?
  9. Территория любви
  10. Разговор со зрителем
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91