Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Ветераны локальных войн не забыты

  19    0

В понедельник в Томске прошла межрегиональная конференция по вопросам реабилитации инвалидов войны.

К сожалению, Великая Отечественная война не стала последней в истории нашей страны. Чего стоит только война в Афганистане, унес­шая жизни более 14 тысяч советских солдат. На смену «афганцам» пришли «чечен­цы» – ребята, воевавшие с террористами и обеспечившие территориальную целост­ность России. Сегодня все они по-военному емко называются ветеранами локальных войн и военных конфликтов. И если война их объединяла, то мир­ная жизнь расставила свои ак­центы. Для решения вопросов, связанных с их реабилитацией, создаются специальные союзы и общественные организации. В Томске тоже действует спе­циализированное учреждение на базе автономной некоммер­ческой организации «Центр медицинской и социальной реабилитации ветеранов войн «Ветеран-Русь». О нем мы уже упоминали в прошлом номере «Томской НЕДЕЛИ».

Специально для участия в конфе­ренции из Москвы приехали лиде­ры общероссийских общественных организаций. Накануне произошла беседа заместителя председателя организации «Инвалиды войны» Михаила Кибакина с главным ре­дактором «Томской НЕДЕЛИ» Евгением Кротовым. Михаил Вик­торович ответил на вопросы на­шего журналиста о цели приезда и мероприятиях, предпринимаемых общественными организациями для помощи ветеранам и инвали­дам локальных войн:

– На базе нашей организации было проведено заседание коорди­национного совета по защите воен­нослужащих, на котором было чет­ко сформулировано, что без опоры на ресурс региональной инициа­тивы никакие проблемы решить невозможно. В этом направлении мы уже сейчас готовим большое мероприятие на следующий год, связанное с тем, чтобы консоли­дировать региональные учрежде­ния помощи ветеранам и инвали­дам на базе Совета федерации. И так сложилось, что в рамках этой идеи Томская область совместно с департаментом соцзащиты во­площает один из самых важных процессов, когда муниципальные органы власти объединяются с центром, создав единую реабили­тационную структуру. А что значит единая инфраструктура? Это, во-первых, отработанный механизм финансирования; во-вторых, ка­дры; в третьих, это возможность определить социальную задачу са­мого мероприятия. Конференцию же мы проводим именно для того, чтобы определить, насколько уда­чен этот консолидационный опыт. Но уже сейчас могу сказать, что опыт этот стал удачным. От имени сообщества заявляю, что создана некая современная модель для ис­пользования ее в социальной за­щите инвалидов и ветеранов всех категорий, но особенно, конечно, инвалидов боевых действий. Так­же этот опыт привлек внимание со стороны федеральных органов власти в финансировании и под­держке этих структур. То есть цель конференции состоит в том, чтобы на серьезном методологическом уровне осмыслить реализуемый опыт и получить основополагаю­щие документы для дальнейшего развития.

– Как вы оцениваете уровень работы томской организации?

– Здесь я могу ответить с двух по­зиций. Во-первых, мы с Валерием Беляловым (директором автоном­ной некоммерческой организации «Ветеран-Русь») в очень хороших человеческих и дружеских отноше­ниях. И, конечно, я очень позитив­но оцениваю его работу. Ну а если говорить о чисто объективных ве­щах, то при моем участии разрабо­тан рейтинг общих показателей, по итогам которого из 69 подобных региональных организаций Томск в течение последних шести лет всегда входит в первую пятерку. То есть комментарии излишни: рабо­та томичей действительно ведется на достойном уровне.

– Почему существует столько различных организаций по за­щите интересов ветеранов и ин­валидов локальных войн?

– Знаю, что многие этого не по­нимают, поэтому позволю себе дать пояснение. По официальным данным, у нас участников боевых действий (имеющих удостовере­ние ветеранов боевых действий) – миллион человек. Из этого милли­она ветеранов инвалидов боевых действий 30 000. Что такое 30 000? Это означает 3% от всего количе­ства ветеранов. И любая ветеран­ская организация, как бы хорошо она не относилась к инвалидам, не сможет отодвигать остальных ве­теранов, чтобы заниматься только инвалидами. Поэтому совершен­но ясно, что необходимы специ­альные организации для решения проблем именно инвалидов. Ведь только в том случае, если точно фиксировать, что это особая кате­гория, нуждающаяся в особых ме­рах, власти вынуждены прислуши­ваться и включать некие нормы, не забывать о военных инвалидах. И в этих обстоятельствах стано­вится понятно, что без отдельного юридического лица, без отдельной организации, которая защищает инвалидов боевых действий среди других социально незащищенных категорий, невозможно строить реальную систему защиты.

О работе томской организации словами ее директора

На встрече с Евгением Кротовым присутствовал и директор Томской автономной некоммерческой орга­низации «Ветеран-Русь» Валерий Белялов. Мы задали ему вопросы о структуре этой организации:

– Валерий Ягьяевич, как в ва­шем центре построена схема по­мощи ветеранам и инвалидам локальных войн?

– Работам мы уже третий год, делаем много, но если честно, в средствах массовой информации не хватает информации о том, что нашим центром действительно сде­лано. А ведь многие ветераны не решаются обратиться за помощью только потому, что элементарно не верят, что их проблемами кто-то действительно займется, что они вообще кому-то нужны!

Изначально мы принимаем лю­дей, собираем о них полную ин­формацию: кто такой, в каком звании, есть ли семья, какие труд­ности испытывает. И потом уже вырабатываем необходимый ал­горитм помощи. Часто бывает, что одно неблагоприятное обстоятель­ство тянет за собой другие: человек за короткое время лишается всех ориентиров, поддержки, любимых людей, и оказывается на грани вы­живания. Наш центр может оказать комплексную поддержку: помочь восстановить документы; органи­зовать лечение; восстановить ин­валидность; определить хотя бы на временное место жительства; по­мочь с устройством на работу.

На базе нашего центра работа­ет и медицинское отделение. Но по сути ветеранам, приходящим в наш центр, необходимо не столь­ко лечение, сколько помощь в по­лучении направления на нужное обследование и так далее – то есть своеобразный медицинский ад­вокат. Нужно несколько действи­тельно классных специалистов, которые могли бы выслушать, если нужно – оказать экстренную по­мощь, и при необходимости напра­вить на дальнейшее лечение.

Также наш центр отправляет ветеранов на лечение в подмо­сковный санаторий. Причем ко­личество выделенных на это квот с каждым годом увеличивается: мы сами добивались этого, и нам пошли навстречу. Отправляем ве­теранов и поодиночке, и семьями. Те, кто там уже побывали, воз­вращаются неизменно довольные, что хоть раз вырвались из своих повседневных трудностей, получи­ли необходимый положительный заряд, позволяющий им и дальше держаться на плаву.

Со своими проблемами к нам обращаются и матери погибших воинов. Сейчас мы собираем ин­формацию к созданию книги па­мяти о погибших. Проводили День матери: собирали в холле матерей погибших воинов, поздравили, подарки памятные вручили. И за­метили, что они как бы оттаивают: представьте, что эти женщины всю жизнь носят боль в себе, им особо не с кем ею поделиться. В центре есть люди, которые недалеки от того, через что прошли их сыно­вья, они начинают встречаться, общаться, делиться воспомина­ниями.

Еще одна проблема, с которой постоянно сталкиваются ветераны и инвалиды: часто их не берут на работу. Позицию работодателей по большому счету можно понять: они наслышаны о неуравновешен­ной психике ветеранов, о том, что они могут быть склонны к алко­голизму. И здесь тоже подклю­чается наш Центр: мы пытаемся ходатайствовать, можем дать ре­комендацию работодателю на того или иного ветерана. Сейчас уже из многих организаций к нам обраща­ются: «А вы его знаете?» Мы отве­чаем: «Знаем, нормальный парень, можно положиться», или: «Знаете, здесь надо еще немного порабо­тать». Мы понимаем нашу долю ответственности в этом вопросе, поэтому ведем качественную и на­дежную работу. В позапрошлом году благодаря сотрудничеству со службой занятости нам удалось создать 19 рабочих мест для инва­лидов. Эти люди почувствовали, что они что-то могут, что их труд востребован.

– В чем плюсы организации, подобной вашей?

– Общественная организация – это негосударственная структура. Почему они необходимы? Да пото­му что они сделают гораздо боль­ше, чем любой департамент. Ведь здесь работают люди, прошедшие ту же боль и знающие, что нужно ветеранам. Да, мы ничего не делаем из воздуха, но даем возможность поверить в собственные силы. Это самое главное, что необходимо этим людям: когда они чувствуют профессиональную поддержку, то у них за спиной вырастают крылья. Наша цель – научить этих людей снова доверять судьбе, работать, создавать и сохранять семьи, жить с удовольствием – ведь так и долж­но быть.

Софья Вольская

Читайте также на сайте:

  1. Коррупция в «законе»
  2. Клевое дело численность рыбы
  3. Льготный беспредел?
  4. Место встреч и разлук
  5. Раскопки и пренебрежение порядком в городе
  6. Газ не даром
  7. Просека ЛЭП не место для отдыха
  8. Уважаемые господа предприниматели, руководители организаций!
  9. Самооборона или нападение?
  10. Почему бездействует прокуратура?
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 6

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93