Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Виктор Губин. Кинжалы Прометея в руках томича

  29    0
Подполковник запаса, ветеран космонавтики Виктор Губин в наши дни

Подполковник запаса, ветеран космонавтики Виктор Губин в наши дни

Виктор Губин, уроженец томской земли, непосредственно участвовал в дерзновенном штурме космоса
12 апреля 1961 года в Советском Союзе свершился величественный старт и полёт в космос Юрия Алексеевича Гагарина. Эта дата утвердилась как День космонавтики.
С тех пор прошло более полувека, 55 лет — средний возраст человека, а в развитии современной цивилизации это целая эпоха и на века…

Двери, открытые в историю

… Автобус, содрогаясь и озорными залпами разбрызгивая в стороны, спрятавшиеся в колдобинах вешние воды, торопливо летел по своему маршруту. Он нес автора текста к человеку, которого предстояло открыть для себя и для многих тысяч любознательных томичей, жаждущих человеческого общения по поводу героической истории страны. Встретил Он точно у двери автобуса, как положено для бывалого офицера: с доброй улыбкой крепко пожал руку, тоже офицеру, и предложил пройти в его владение. А оно нехитрое: простой поселковый одноэтажный деревянный дом, отделанный светлым сайдингом. Волей хозяина калитка, чуть скрипнув, отворилась и … автора приветствуют портретные лики двух титанов советской эпохи — Ленина и Сталина, сиротливо глядевшие в разные стороны над входом сеней.
Заходим в прихожую трёхкомнатного дома, вешаю куртку на указанный хозяином крючок на стене и обнаруживаю новейшую историю, космическую. Над проходом в зал висит черно-белое фото космического корабля «Союз» формата А4, справа на стене также фото космической ракеты. Оборачиваюсь и вижу слева на белой стене цветное фото хозяина дома, по-хозяйски усевшегося в белый скафандр космонавта, и с той же приветливой сибирской улыбкой. Все фото в аккуратных простеньких рамках. В зале на двух полках шкафа стоят часы в тяжелом металлическом корпусе с фосфоресцирующими циферблатами. Они немые свидетели и указатели советского времени полетов всех космических объектов великой державы. Списаны в «отставку» строгие счётчики секунд, минут и часов небывалого в истории человечества штурма космоса.
Хозяин дома вежливо предложил пройти в левую комнату и присесть за стеклянный журнальный столик, что и делаю охотно.
— Кофе, чаю, коньячок?
И в этой комнатке история: тёмный комод столетней давности, над ним прямоугольное зеркало в старинной деревянной оправе, в углу образок Господний — хранятся как память об Александре Антоновне, матери восьмерых детей, прожившей 95 лет.
Виктор Васильевич Губин, гостеприимный хозяин дома, хлопотливо ушёл на кухню, колдовать над угощением гостя. Вернувшись в гостиную, он присел рядом, и началась наша 5-ти часовая беседа об истории его жизненного пути, тесно связанного с историей космической державы. Разговор закончился по-офицерски, под добротный казахстанский коньяк «Щит и меч»…

Рядовой РВСН Виктор Губин. Забайкалье. 1962 г.

Рядовой РВСН Виктор Губин. Забайкалье. 1962 г.

Мечта босяка — палуба моряка

Дед Виктора Васильевича по материнской линии Антон Дмитриевич в свою бытность служил в Санкт-Петербурге, в петровском Преображенском полку. За свою ратную службу имел от царя-императора Николая II два Георгиевских креста. По службе он неоднократно видел государя, вытягиваясь перед ним в струнку на смотрах и парадах с участием полка. А в трагический для российской истории год — 1905 ему пришлось с состраданием видеть из окна дома в этой столице как Семёновский полк безжалостно расстреливал безоружных рабочих, шедших на поклонение к императору Всея Руси.
Отец Виктора Васильевича Василий Лаврентьевич (1909–1967 гг.) всю свою жизнь работал багермейстером на земснаряде в Томской области, обихаживая его любимую реку Томь на её перекатах, а жил он в посёлке Самусь. В этом же поселке 18 сентября 1941 года и родился беспокойный, не по-детски серьёзный и ответственный Витёк, наш герой. Отец любил «закладывать» спиртное, понятное дело — тяжкая работа багермейстера. Не от того ли его жена Александра Антоновна, работавшая некоторое время кузнецом, а иногда и коком (поваром) на земснаряде была очень строгая с детьми? Не берусь судить. Но она доверяла Вите присматривать за младшими братьями и сестрами. Наверное, это и есть корни необычайной ответственности и серьезности Виктора Васильевича, которые весьма пригодились в его дальнейшей жизни.
Виктор Васильевич признаётся: «Детство пришлось на войну. Оно было трудным, голодраным, одежда кое-какая, в заплатках. Жрать было нечего — картошка да капуста, вот и все радости от съестного. Правда, по праздникам мать пекла нам пироги, то было настоящее объедение. Мать тоже хлебнула горя с отцом по названной выше причине. А в 1938 году умерла её годовалая дочь Вера, в 1946 — трёхлетний сын Борис, от рахита. В детский сад я не ходил, не было мест, они только для заводских работников».
Вот так без особой радости и прошло военное детство этого речного поселкового мальчишки. Была, правда, ещё одна радость в детстве — встречи с отцом на крутом берегу реки Томи, где тот работал. К нему приплывали на моторке Витя с мамой. Помнит сын радостное лицо и крепкие руки отца, поднимавшего его на крутой берег.
На вопрос: «Кем он мечтал быть в жизни?», — Виктор Васильевич сразу четко отвечал: «Моряком!». Ну, правильно, у реки родился, у реки и отец трудился. Потихоньку Витя готовил себя к этой службе в стенах Самусьской средней школы. Закончив 10 классов, он поступил в Ремесленном училище № 3, на судового машиниста (1958–1960 гг.). Затем логично работал в Томском техническом участке речных путей и мечтал стать капитаном речного плавания…
первый спутник

Морякам не тужить, а в Даурии служить

12 апреля 1961года. Виктор Васильевич хорошо помнит эту дату. «Я тогда работал на Самусьском судоремонтном заводе слесарем. Мне шёл 20-й год. Один год был на брони и меня не брали в армию. Я в тот день менял на пароходе «Маршал Рыбалко» плицы (тяжеленные железные пластины — А. Г.) на ходовых колёсах. Прибежал из конторы мой напарник Саша Лобов и кричит мне: «Человек в космосе!». Я заторопился домой и по радио услышал, что в космос полетел Юрий Гагарин, наш, советский космонавт. Радость и гордость — всё смешалось и плескалось в душе!»
«В этом же году, — продолжает Виктор Васильевич, — меня призвали в армию. Службу проходил в РВСН (ракетные войска стратегического назначения — А.Г.) в Забайкалье, в Читинской области. После курса молодого бойца, я был зачислен в сержантскую школу. Она тогда была на станции Даурия, известная со времён Гражданской войны. Школу окончил с отличием, присвоено звание сержант». Предстоял выбор дальнейшей службы.
Тема космоса была на слуху. Одновитковый полёт Гагарина 12 апреля 1961 года. Затем 25-суточный полёт Германа Степановича Титова 6-го августа 1961 на корабле «Восток-2». «Я потом, когда уже служил на Байконуре, — вспоминал Губин, — видел космонавта Титова в 3-м управлении вычислительного центра. Он шёл с группой офицеров, а я неожиданно для себя упорно вглядывался в его лицо. Он это заметил и улыбнулся мне. Мне стало приятно от обмена наших улыбок. Знаю о нём как об очень умном космонавте, неимоверном трудяге. Он должен был лететь первым в космос, но Никите Сергеевичу Хрущеву, почему-то не нравилась фамилия «Титов».
Американцы стали наступать нам на пятки, правда, со смехотворными успехами. Их первый спутник «Эксплорер», взлетевший 1 февраля 1958 года грошовый, 8,3 килограмма, а наш, первый рванувший в космос 4 октября 1957 года, был весом 83,6 килограммов. Свой первый орбитальный полёт (один виток — А.Г.) совершил астронавт США Джон Гленн лишь 20 февраля 1962. А через полгода, с 11 августа на космическом корабле «Восток –3» Андриян Николаев совершил 94-часовой полёт вокруг Земли. В реализацию плана о групповом полёте в космос, через сутки на сближение с этим кораблём в космос пошёл «Восток-4» с космонавтом Павлом Романовичем Поповичем. Они сблизились на расстояние в 5 километров. Причём все операции транслировались по телевидению. Успех небывалый!
Стратегия главного конструктора ракетно-космических систем Сергея Павловича Королёва выразилась тогда так: «Полёт Гагарина — первая серьёзная проба, полёт Титова — глубокий пробой, полёт Николаева и Поповича — шаг вперёд».
Сержант Губин не на шутку загорелся космосом. В 1962 году командованием части он был направлен на учёбу в Хабаровское военное техническое училище по специальности «Радиоуправление летательных средств». Практику проходил на космодроме Байконур зимой 1963 года. «Тогда, в ноябре, — продолжал тему Виктор Васильевич, — когда мы поездом через Челябинск, Оренбург прибыли на космодром началась такая снежная буря, которую, я — сибиряк никогда в жизни не видел. Сразу засыпало всё густым снегом, что ничего не было видно. За сутки выпало 80 сантиметров снега. Каково!»
Виктор Васильевич прервал разговор, пришла его 10-летняя внучка Ульяна и принесла для гостя свои блины. Они оказались очень вкусными и кстати. Спасибо большое этой малышке-кулинару!..
(Продолжение следует)
Александр Гуськов,
младший советник юстиции в отставке

Читайте также на сайте:

  1. Алексей Редчиц. Невозможное возможно
  2. «Мы познакомились в интернете…»
  3. Дядя Коля встал на вечный пост
  4. Военное поморье — детство его
  5. Смелость научного поиска
  6. “Познавая планету, познаю себя”
  7. Виктор Миронов. Высшая справедливость ч.2
  8. Фёдор Кузьмич — святой старец томский
  9. Иван Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
  10. Быть ли меценатству в Томске?
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 8

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93