Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Виктор Губин. Кинжалы Прометея в руках томича

  27    0
Подполковник запаса, ветеран космонавтики Виктор Губин в наши дни

Подполковник запаса, ветеран космонавтики Виктор Губин в наши дни

Виктор Губин, уроженец томской земли, непосредственно участвовал в дерзновенном штурме космоса
12 апреля 1961 года в Советском Союзе свершился величественный старт и полёт в космос Юрия Алексеевича Гагарина. Эта дата утвердилась как День космонавтики.
С тех пор прошло более полувека, 55 лет — средний возраст человека, а в развитии современной цивилизации это целая эпоха и на века…

Двери, открытые в историю

… Автобус, содрогаясь и озорными залпами разбрызгивая в стороны, спрятавшиеся в колдобинах вешние воды, торопливо летел по своему маршруту. Он нес автора текста к человеку, которого предстояло открыть для себя и для многих тысяч любознательных томичей, жаждущих человеческого общения по поводу героической истории страны. Встретил Он точно у двери автобуса, как положено для бывалого офицера: с доброй улыбкой крепко пожал руку, тоже офицеру, и предложил пройти в его владение. А оно нехитрое: простой поселковый одноэтажный деревянный дом, отделанный светлым сайдингом. Волей хозяина калитка, чуть скрипнув, отворилась и … автора приветствуют портретные лики двух титанов советской эпохи — Ленина и Сталина, сиротливо глядевшие в разные стороны над входом сеней.
Заходим в прихожую трёхкомнатного дома, вешаю куртку на указанный хозяином крючок на стене и обнаруживаю новейшую историю, космическую. Над проходом в зал висит черно-белое фото космического корабля «Союз» формата А4, справа на стене также фото космической ракеты. Оборачиваюсь и вижу слева на белой стене цветное фото хозяина дома, по-хозяйски усевшегося в белый скафандр космонавта, и с той же приветливой сибирской улыбкой. Все фото в аккуратных простеньких рамках. В зале на двух полках шкафа стоят часы в тяжелом металлическом корпусе с фосфоресцирующими циферблатами. Они немые свидетели и указатели советского времени полетов всех космических объектов великой державы. Списаны в «отставку» строгие счётчики секунд, минут и часов небывалого в истории человечества штурма космоса.
Хозяин дома вежливо предложил пройти в левую комнату и присесть за стеклянный журнальный столик, что и делаю охотно.
— Кофе, чаю, коньячок?
И в этой комнатке история: тёмный комод столетней давности, над ним прямоугольное зеркало в старинной деревянной оправе, в углу образок Господний — хранятся как память об Александре Антоновне, матери восьмерых детей, прожившей 95 лет.
Виктор Васильевич Губин, гостеприимный хозяин дома, хлопотливо ушёл на кухню, колдовать над угощением гостя. Вернувшись в гостиную, он присел рядом, и началась наша 5-ти часовая беседа об истории его жизненного пути, тесно связанного с историей космической державы. Разговор закончился по-офицерски, под добротный казахстанский коньяк «Щит и меч»…

Рядовой РВСН Виктор Губин. Забайкалье. 1962 г.

Рядовой РВСН Виктор Губин. Забайкалье. 1962 г.

Мечта босяка — палуба моряка

Дед Виктора Васильевича по материнской линии Антон Дмитриевич в свою бытность служил в Санкт-Петербурге, в петровском Преображенском полку. За свою ратную службу имел от царя-императора Николая II два Георгиевских креста. По службе он неоднократно видел государя, вытягиваясь перед ним в струнку на смотрах и парадах с участием полка. А в трагический для российской истории год — 1905 ему пришлось с состраданием видеть из окна дома в этой столице как Семёновский полк безжалостно расстреливал безоружных рабочих, шедших на поклонение к императору Всея Руси.
Отец Виктора Васильевича Василий Лаврентьевич (1909–1967 гг.) всю свою жизнь работал багермейстером на земснаряде в Томской области, обихаживая его любимую реку Томь на её перекатах, а жил он в посёлке Самусь. В этом же поселке 18 сентября 1941 года и родился беспокойный, не по-детски серьёзный и ответственный Витёк, наш герой. Отец любил «закладывать» спиртное, понятное дело — тяжкая работа багермейстера. Не от того ли его жена Александра Антоновна, работавшая некоторое время кузнецом, а иногда и коком (поваром) на земснаряде была очень строгая с детьми? Не берусь судить. Но она доверяла Вите присматривать за младшими братьями и сестрами. Наверное, это и есть корни необычайной ответственности и серьезности Виктора Васильевича, которые весьма пригодились в его дальнейшей жизни.
Виктор Васильевич признаётся: «Детство пришлось на войну. Оно было трудным, голодраным, одежда кое-какая, в заплатках. Жрать было нечего — картошка да капуста, вот и все радости от съестного. Правда, по праздникам мать пекла нам пироги, то было настоящее объедение. Мать тоже хлебнула горя с отцом по названной выше причине. А в 1938 году умерла её годовалая дочь Вера, в 1946 — трёхлетний сын Борис, от рахита. В детский сад я не ходил, не было мест, они только для заводских работников».
Вот так без особой радости и прошло военное детство этого речного поселкового мальчишки. Была, правда, ещё одна радость в детстве — встречи с отцом на крутом берегу реки Томи, где тот работал. К нему приплывали на моторке Витя с мамой. Помнит сын радостное лицо и крепкие руки отца, поднимавшего его на крутой берег.
На вопрос: «Кем он мечтал быть в жизни?», — Виктор Васильевич сразу четко отвечал: «Моряком!». Ну, правильно, у реки родился, у реки и отец трудился. Потихоньку Витя готовил себя к этой службе в стенах Самусьской средней школы. Закончив 10 классов, он поступил в Ремесленном училище № 3, на судового машиниста (1958–1960 гг.). Затем логично работал в Томском техническом участке речных путей и мечтал стать капитаном речного плавания…
первый спутник

Морякам не тужить, а в Даурии служить

12 апреля 1961года. Виктор Васильевич хорошо помнит эту дату. «Я тогда работал на Самусьском судоремонтном заводе слесарем. Мне шёл 20-й год. Один год был на брони и меня не брали в армию. Я в тот день менял на пароходе «Маршал Рыбалко» плицы (тяжеленные железные пластины — А. Г.) на ходовых колёсах. Прибежал из конторы мой напарник Саша Лобов и кричит мне: «Человек в космосе!». Я заторопился домой и по радио услышал, что в космос полетел Юрий Гагарин, наш, советский космонавт. Радость и гордость — всё смешалось и плескалось в душе!»
«В этом же году, — продолжает Виктор Васильевич, — меня призвали в армию. Службу проходил в РВСН (ракетные войска стратегического назначения — А.Г.) в Забайкалье, в Читинской области. После курса молодого бойца, я был зачислен в сержантскую школу. Она тогда была на станции Даурия, известная со времён Гражданской войны. Школу окончил с отличием, присвоено звание сержант». Предстоял выбор дальнейшей службы.
Тема космоса была на слуху. Одновитковый полёт Гагарина 12 апреля 1961 года. Затем 25-суточный полёт Германа Степановича Титова 6-го августа 1961 на корабле «Восток-2». «Я потом, когда уже служил на Байконуре, — вспоминал Губин, — видел космонавта Титова в 3-м управлении вычислительного центра. Он шёл с группой офицеров, а я неожиданно для себя упорно вглядывался в его лицо. Он это заметил и улыбнулся мне. Мне стало приятно от обмена наших улыбок. Знаю о нём как об очень умном космонавте, неимоверном трудяге. Он должен был лететь первым в космос, но Никите Сергеевичу Хрущеву, почему-то не нравилась фамилия «Титов».
Американцы стали наступать нам на пятки, правда, со смехотворными успехами. Их первый спутник «Эксплорер», взлетевший 1 февраля 1958 года грошовый, 8,3 килограмма, а наш, первый рванувший в космос 4 октября 1957 года, был весом 83,6 килограммов. Свой первый орбитальный полёт (один виток — А.Г.) совершил астронавт США Джон Гленн лишь 20 февраля 1962. А через полгода, с 11 августа на космическом корабле «Восток –3» Андриян Николаев совершил 94-часовой полёт вокруг Земли. В реализацию плана о групповом полёте в космос, через сутки на сближение с этим кораблём в космос пошёл «Восток-4» с космонавтом Павлом Романовичем Поповичем. Они сблизились на расстояние в 5 километров. Причём все операции транслировались по телевидению. Успех небывалый!
Стратегия главного конструктора ракетно-космических систем Сергея Павловича Королёва выразилась тогда так: «Полёт Гагарина — первая серьёзная проба, полёт Титова — глубокий пробой, полёт Николаева и Поповича — шаг вперёд».
Сержант Губин не на шутку загорелся космосом. В 1962 году командованием части он был направлен на учёбу в Хабаровское военное техническое училище по специальности «Радиоуправление летательных средств». Практику проходил на космодроме Байконур зимой 1963 года. «Тогда, в ноябре, — продолжал тему Виктор Васильевич, — когда мы поездом через Челябинск, Оренбург прибыли на космодром началась такая снежная буря, которую, я — сибиряк никогда в жизни не видел. Сразу засыпало всё густым снегом, что ничего не было видно. За сутки выпало 80 сантиметров снега. Каково!»
Виктор Васильевич прервал разговор, пришла его 10-летняя внучка Ульяна и принесла для гостя свои блины. Они оказались очень вкусными и кстати. Спасибо большое этой малышке-кулинару!..
(Продолжение следует)
Александр Гуськов,
младший советник юстиции в отставке

Читайте также на сайте:

  1. “Жив Василий. Он среди нас”
  2. Иван Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
  3. Смелость научного поиска
  4. Кто «ставил» трамвай на рельсы
  5. Дождь на сцене
  6. Алексей Редчиц. Невозможное возможно
  7. Кто вы, победительница?
  8. Виктор Миронов. Высшая справедливость ч.1
  9. Николай Вагин: «Томск стал для меня тем городом, где мне захотелось жить»
  10. Почерк судьбы: дочь Бродского в Томске
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 19

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93