Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Военные преступления японского милитаризма

   0

«Изнасилование Нанкина» Айрис Чан

В свете продолжающихся дискуссий о принадлежности островов малой Курильской гряды нельзя не вспомнить, что никто не снимал с Японии статуса проигравшей во Второй мировой войне страны, никто не отменял итогов Токийского трибунала. Но спустя 75–80 лет события стираются из памяти, из-за чего сама Япония магическим образом начинает претендовать на то, что ей никогда по праву не принадлежало. Мы помним про Холокост, про концентрационные лагеря, но про преступления японского милитаризма стали забывать. Это опасно как для самих японцев, так и для нас, потому что мы начинаем неверно представлять себе образ того государства и того народа, с которым ведем переговоры и выстраиваем экономические и иные связи.

Сегодня предлагаю вспомнить о так называемой Нанкинской резне. Это событие, тщательно замалчиваемое в японских кругах и забытое во всем цивилизованном мире. Ноябрь 2004 года. Айрис Чан

Ноябрь 2004 года. Айрис Чан

9 ноября 2004 г. Айрис Чан рассталась с жизнью. Наверное, для Айрис так было проще. Она слишком, слишком долго жила не своей жизнью, а жизнью других людей. Тела этих других людей были исполосованы штыками, изорваны, обезглавлены, изувечены, исковерканы чумой и газовой гангреной… и безымянны. В поисках имен тех, других людей Айрис Чан потеряла свое собственное ранним утром 9 ноября 2004 г.

В августе 2004 г. у Айрис был нервный срыв. Она пыталась скрыть это от своих родных, но непросто скрыть депривацию сна — когда ты не спишь вообще неделями. У тебя красные глаза и постоянный нистагм, ты плохо слышишь и понимаешь сказанное, гиперактивность сменяется головными болями и галлюцинациями, и в галлюцинациях к тебе приходят изувеченные трупы на улицах Нанкина.

Так что же происходило на улицах Нанкина?

Те события, что убили Айрис, произошли почти за 70 лет до 9 ноября 2004 г. Это было в 1937 г. и продолжалось шесть недель. Нанкинская резня — эпизод Второй японокитайской войны, в ходе которого в Нанкине, столице Китайской республики, японские военнослужащие совершили массовые убийства и изнасилования гражданского населения. Насилие продолжалось в течение шести недель, начавшись 13 декабря 1937 г., в день, когда японцы овладели городом. За этот период солдаты Японской императорской армии убили, по разным оценкам, от 40 000 до более 500 000 китайских гражданских лиц и разоруженных солдат, а также совершили множество изнасилований и актов мародерства.

Город Нанкин, 1938 г.

Штурм и овладение Нанкином

В августе 1937 г. японская армия вступила в Шанхай, где встретила ожесточенное сопротивление и понесла большие потери. Сражение было кровавым, так как обе стороны упорно сражались в ближнем бою в условиях городской застройки. К середине ноября японцы захватили Шанхай при помощи бомбардировки с моря. Генеральный штаб в Токио решил не расширять военные действия из-за больших потерь и низкого уровня боевого духа войск. Тем не менее 1 декабря он же приказал двум армиям — Армии Центрального Китая и 10-й — захватить Нанкин, бывший в тот момент столицей Китайской республики.

После поражения в битве за Шанхай Чан Кайши (президент Китайской республики) понимал, что падение Нанкина является вопросом времени. Он и его соратники сочли, что не могут позволить себе рисковать лучшими войсками в политически важном, но безнадежном оборонительном сражении за столицу. Чтобы сохранить армию для будущих битв, большая ее часть была выведена из города. Стратегией Чан Кайши стало следование рекомендациям его немецких советников по завлечению японской армии вглубь Китая и использованию затем его обширной территории в качестве основного оборонного актива. Чан планировал вести затяжную войну на истощение и измотать японцев в глубине Китая.

В пресс-релизе для иностранных репортеров генерал Тан заявил, что город не капитулирует и будет сражаться насмерть. В распоряжении генерала было около 100 000 солдат, в основном не обученных, часть из них принимала участие в недавней битве за Шанхай. Чтобы прекратить бегство населения из города, он, в соответствии с инструкцией, полученной от Чан Кайши, приказал солдатам охранять порт. Армия блокировала дороги, уничтожала лодки и сжигала окружающие деревни, противодействуя масштабной эвакуации.

Китайское правительство покинуло Нанкин 1 декабря, президент уехал 7-го. Судьба города была оставлена на попечение Международного комитета, возглавляемого Йоном Рабе.

Солдаты японской армии входят в Нанкин

План обороны довольно быстро был дискредитирован бегством со своих позиций китайских частей, ранее потерпевших поражение от японцев в Шанхае. Это не лучшим образом сказалось на боевом духе защитников города, многие из которых затем пали в сражении за него и во время японской оккупации Нанкина.

Хотя временные рамки резни обычно устанавливаются в шесть недель после падения Нанкина, японская армия совершала преступления и за пределами этого периода. Многие злодеяния, как сообщалось, были совершены японской армией на марше из Шанхая в Нанкин.

Согласно японскому журналисту, прикомандированному к имперской армии в это время, «Причина того, что 10-я армия продвигается в сторону Нанкина довольно быстро в молчаливом понимании солдатами и офицерами того, что они по пути могут грабить и насиловать, как и кого хотят».

Романист Тацудзо Исикава в своей книге «Живые солдаты» ярко описывает жестокости, совершаемые солдатами 16-й дивизии Шанхайской экспедиционной армии на марше из Шанхая в Нанкин. Его описания базируются на серии интервью с военнослужащими, которые писатель записал в январе 1938 г. в Нанкине.

Возможно, наиболее известным из зверств стало соревнование в убийстве людей между двумя японскими офицерами, статьи о котором появились в токийской Tokyo Nichi Nichi Shimbun и англоязычном Japan Advertiser. Соревнование состояло в том, что два офицера старались как можно быстрее убить сто человек, используя только мечи, и состязаясь друг с другом в достижении результата на скорость. Освещалось оно японской прессой как спортивное событие с ежедневными отчетами о набранных очках.

В полдень 9 декабря японские военные разбросали над городом листовки, требуя его сдачи в течение 24 часов и грозя уничтожением в случае отказа.

Тем временем члены Комитета связались с генералом Таном и предложили ему план трехдневного прекращения огня, во время которого китайские силы могли бы отойти, не вступая в бой, а японские оставались бы на своих прежних позициях.

Генерал Тан согласился, при условии, что Комитет смог бы получить согласие на это Чан Кайши, который уже убыл в Ханькоу и перенес туда свою штаб-квартиру.

Йон Рабе 9 декабря поднялся на борт американского военного судна USS Panay и отправил телеграммы Чан Кайши и американскому посланнику в Ханькоу, а также японским военным властям в Шанхае. На следующий день его проинформировали, что Чан, ранее заявлявший, что Нанкин нужно оборонять ≪до последнего человека≫, отклонил предложение.

Японцы ожидали ответа на свой ультиматум, но ответа от китайской стороны до последнего срока, то есть до 10 декабря, не последовало. Генерал Иванэ Мацуи ждал еще час, а затем приказал взять город штурмом. Японская армия атаковала с нескольких направлений одновременно. 16-я дивизия Шанхайской экспедиционной армии устремилась к трем восточным воротам, 6-я дивизия 10-й Армии напала на западную стену, а 9-я дивизия ШЭА начала наступать на участке между ними.

12 декабря, подвергаясь тяжелому артобстрелу и бомбардировке с воздуха, генерал Тан приказал своим подчиненным отступать. Однако вместо организованного отхода начался хаос. Некоторые китайские солдаты переодевались в гражданскую одежду, а многие другие были застрелены китайскими же силами охраны порядка при попытках покинуть город.

13 декабря 6-я и 116-я дивизии японской армии первыми вошли в Нанкин, встречая лишь незначительное сопротивление его защитников. 9-я и 16-я дивизии в то же самое время проникли в город через разные ворота. Около полудня того же дня два небольших отряда японских кораблей пристали к обоим берегам реки Янцзы.

Нанкинская резня

Ледяная зима Нанкина

Свидетели, европейцы и китайцы, оказавшиеся в Нанкине после его падения, сообщали о том, что на протяжении следующих шести недель японцы совершали изнасилования, убийства, акты мародерства, поджоги и другие преступления.

Некоторые из этих свидетельств, такие, как дневники Йона Рабе и американки Минни Вотрин, исходят от иностранцев, которые старались спасти китайское гражданское население. Другие представляют собой показания выживших в резне китайцев, журналистов (западных и японских), а также полевые записи военных. Американский миссионер Джон Маги снял 16-миллиметровый фильм и сделал фотографии Нанкинской резни.

22 ноября группа из 15 иностранцев во главе с Рабе сформировала Международный комитет и установила Нанкинскую зону безопасности, чтобы защитить оставшееся гражданское население города, насчитывавшее от 200 000 до 250 000 человек. Рабе и американский миссионер Льюис Смайт, секретарь Комитета и профессор социологии в Нанкинском университете, записали действия японских войск и направили жалобы в посольство Японии.

Международный военный трибунал для Дальнего Востока оценил количество изнасилованных в 20 000, не считая детей и старых женщин. Перед совершением значительной части из них солдаты искали женщин в домах местного населения. Женщин часто похищали и затем подвергали групповым изнасилованиям. Часто сразу после изнасилования женщин убивали. Для детей исключения не делалось, преступники вспарывали их, чтобы совершить насилие.

19 декабря 1937 г. священник Джеймс Маккаллум записал в своем дневнике:

«Я не знаю, где остановиться. Никогда я не слышал и не читал о такой жестокости. Изнасилование! Изнасилование! Изнасилование! Мы насчитали как минимум 1000 случаев за ночь и много днем. В случае сопротивления и даже намека на неодобрение они наносят штыковое ранение или посылают пулю. … Люди в истерике … Женщин уносят каждое утро, день и вечер. Кажется, всей японской армии разрешено творить все, что угодно, чего бы они не захотели».

7 марта 1938 г. Роберт Уилсон, хирург в управляемом американцами Университетском госпитале в зоне безопасности, написал в письме своей семье: «По консервативным оценкам, хладнокровно убито 100 000 человек, включая тысячи солдат, сложивших оружие».

Ниже приведены две выдержки из его писем семье от 15 и 18 декабря 1937 г.:

«Резня гражданских ужасает. Я бы мог заполнить целые страницы описаниями изнасилований и жестокостей, в которые почти невозможно поверить».

В дневнике Йона Рабе, который он вел во время битвы за город и его оккупации японской армией, описаны многочисленные случаи жестокости японцев. Запись от 17 декабря:

«Двое японских солдат перебрались через стену и собирались вломиться в мой дом. Когда я показался, они сказали, что якобы видели, как стену перелезают двое китайских солдат. Когда я показал им партийный значок, они скрылись тем же способом. В одном из домов на узкой улице за стеной моего сада женщина была изнасилована, а затем ранена в шею штыком. Мне удалось вызвать скорую помощь, и мы отправили ее в госпиталь… Говорят, что прошлой ночью около 1000 женщин и девушек были изнасилованы, около ста девочек в одном только колледже Цзиньлин… Не слышно ничего, кроме изнасилований. Если мужья или братья вступаются, их пристреливают. Все, что ты видишь и слышишь, — это жестокость и зверства японских солдат».

После занятия Нанкина японской армией, совершенные ее солдатами массовые убийства стоили жизни 60 000 жителей города, однако точное количество жертв привести затруднительно, так как многие тела были сожжены, выброшены в реку Янцзы или закопаны в братских могилах.

Японские ультра-националисты оспаривают такие цифры потерь, некоторые из них даже утверждают, что всего было убито несколько сотен гражданских. Б. Кэмпбелл в статье в журнале Sociological Theory описал Нанкинскую резню как геноцид, указывая, что уничтожение населения продолжалось в течение долгого времени после очевидной и уверенной победы японцев в сражении за город.

3 декабря 1937, Йон Рабе записал в своем дневнике:

«Только проехав по городу, мы смогли оценить масштаб ущерба. Каждые 100–200 метров лежало мертвое тело. Трупы гражданских, которые я осмотрел, имели огнестрельные ранения в спину. Эти люди были застрелены сзади, когда пытались убежать. Японцы ходили по городу группами по 10–20 человек и грабили магазины… Я собственными глазами видел, как они грабят кафе нашего немецкого пекаря герра Кисслинга. Гостиница Хемпеля тоже была взломана, как и почти все магазины по улицам Чуншан и Тайпин».

10 февраля 1938 г. секретарь посольства Германии Розен написал в министерство иностранных дел о фильме, снятом преподобным Джоном Магии, рекомендуя приобрести его. Выдержки из его письма, хранившегося в Политическом Архиве в Берлине:

«Во время основанного на терроре японского владычества в Нанкине — которое, в значительной степени, продолжается и сейчас — преподобный Джон Магии, миссионер Американской епископальной церкви, который находится здесь уже почти четверть века, снял фильм, содержащий красноречивые свидетельства зверств японцев… Следует просмотреть ее и определить, пытались ли высшие чины предотвратить акты насилия, которые продолжаются и сегодня».

По словам ветерана флота Се Митани, «Армия использовала сигнал трубы, который означал «Убивайте всех убегающих китайцев». Тысячи людей были отведены к яме и убиты в месте, которое стало известно как «Ров десяти тысяч трупов», траншее длиной около 300 м и шириной 5 м. Так как записи не велись, количество закопанных там оценивается в 4000–20 000. Однако большинство историков считают, что их было более 12 000».

Народ хуэй, китайское преимущественно мусульманское меньшинство, также пострадал в резне, после которой одна мечеть была разрушена, а другие Ѓбзаполнены трупамиЃв. Волонтеры и имамы похоронили по мусульманскому обряду более 100 своих соплеменников.

6 августа 1937 г. император Хирохито лично одобрил предложение армии устранить препятствия, ограничивающие свободу действий в отношении китайских военнопленных рамками международного права. Директива также рекомендовала штабным офицерам прекратить использование самого термина ЃбвоеннопленныеЃв.

Сразу после падения города японцы начали розыск китайских солдат, в ходе которого задержали тысячи молодых людей. Многих из них загнали в реку Янцзы, где расстреляли из пулеметов. 18 декабря произошло, возможно, самое массовое убийство военнопленных на берегу Янцзы, ставшее известным как Straw String Gorge Massacre. Большую часть утра японские солдаты связывали руки пленных вместе; в сумерках они разделили китайцев на четыре колонны и открыли по ним огонь. Не имея возможности скрыться, пленные кричали и бились в отчаянии. Понадобилось около часа, чтобы звуки убийства закончились и затем японцы еще добивали выживших штыками. Большинство были сброшены в реку. Считается, что в этой бойне погибло 57,500 китайцев.

Японцы согнали 1,300 китайцев — солдат и гражданских — к Тайпинским воротам и убили их там. Жертв сначала подорвали при помощи мин, а затем облили горючим и сожгли. Тех, кто после этого выжил, закололи штыками. Американские корреспонденты en:F. Tillman Durdin и Арчибальд Стил сообщили, что видели гору трупов высотой в шесть футов у городских ворот Yij iang. Дурдин, работавший на The New York Times, проехал по Нанкину перед тем, как покинуть город. Он слышал постоянную пулеметную стрельбу и стал свидетелем расстрела японцами 200 китайцев в течение десяти минут. Через два дня в своем репортаже для The New York Times журналист сообщил, что улицы были завалены трупами, включая женские и детские.

Треть города была уничтожена в результате пожаров, вызванных поджогами. Сообщалось, что японские войска забрасывали факелами как свежевыстроенные правительственные здания, так и жилые дома. Серьезно разрушены были и территории за пределами городских стен. Солдаты грабили богатых и бедных. Отсутствие сопротивления китайцев означало, что они могли брать все, что хотят, что вылилось в широкомасштабное мародерство и грабежи.

17 декабря председатель Йон Рабе направил в адрес Kiyoshi Fukui, второго секретаря японского посольства, жалобу. Вот выдержка из нее:

«Другими словами, 13-го числа, когда ваши силы вошли в город, мы собрали почти все население в Зоне, очень мало поврежденной огнем артиллерии и без всякого ущерба от мародерства китайских солдат даже при падении города … Все 27 уроженцев Запада и наше китайское население на тот момент были поражены масштабом грабежей, изнасилований и убийств, инициированных вашими солдатами 14-го. Все, о чем мы просим в нашем протесте, это восстановление порядка в ваших частях и возвращение города к нормальной жизни как можно скорее. В этом деле мы готовы сотрудничать с вами и помогать всем, чем только сможем. Но даже прошлым вечером между 8 и 9 часами, когда восемь европейцев из нашего комитета прошли по Зоне, мы не обнаружили ни одного японского патруля ни в ее пределах, ни на входах в нее!».

(Продолжение читайте в следующем номере газеты «Томская НЕДЕЛЯ»)

Александр Паныч

Читайте также на сайте:

  1. Конституционное развитие России
  2. Традиции наших предков
  3. 101 год в бою и труде: жизнь Алексея Клыбана
  4. Славный труженик и боевой солдат всегда в строю
  5. “Я шел к тебе четыре года, я три державы покорил…”
  6. Исторические границы — тактика и стратегия
  7. Спасите памятник!
  8. Томские легенды
  9. Военные преступления японского милитаризма. Последствия
  10. Если спасение — это чудо

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91