Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Волшебная керамика Ярославы Беспаловой

  43    0

Автор: Ирина Лугачёва
С детства я неплохо рисовала, особенно хорошо у меня получались графические композиции, например, автобус, полный людей. В период учёбы в детской художественной школе я была не слишком обязательной ученицей, были ситуации, когда я бросала художку, потом снова восстанавливалась и снова ходила на занятия.

Генетическая память

Беспалова Ярослава с сыном Яшей

Беспалова Ярослава с сыном Яшей

В общеобразовательной школе рисовала какие-то стенгазеты. Мой папа был известным московским архитектором, наверное, на генетическом уровне мне передалось от него умение рисовать. Помню, однажды на первое сентября папа прислал мне фотографию детского театра в Ташкенте, это был его проект, который он посвятил мне. В Черновцах, где мы жили, он строил ЗАГС. Идеалом моего отца был французский архитектор Ле Корбюзье и его принципы. Но мои родители не жили вместе, отец был полностью погружён в свою работу. Что касаемо меня, никаких планов, относительно художественного образования у меня не было. После окончания общеобразовательной школы я мечтала поступить на геофизический факультет. Я сдавала экзамены в Томске, Новосибирске и даже Москве и Петербурге, но, слава Богу, меня никуда не приняли. Тогда я поступила в Новосибирское училище, типа 20-го Томского, на оформительский факультет.

Неслучайная случайность

Шло время, я закончила учёбу в училище. Вышла замуж за Сашу, переехала в Томск. Началась перестройка, мы с ним искали работу. Обратились в службу занятости. Вообще, жизнь и судьбу человека, как правило, формирует ряд незапланированных событий. Так получилось и у нас. В томской службе занятости нам предложили обучение на ремесленном факультете. Там было представлено несколько направлений: плетение из бересты, керамика и что-то ещё. Мы выбрали керамику. Никаких художников в Томске мы на тот момент ещё не знали. Курсы по изучению работы с керамикой включали в себя рисунок и непосредственно работу с керамикой. Композицию и рисование вела Наталья Аксёнова, ныне покойная, а керамику преподавала Наталья Браневская. Постепенно я и Саша погружались в художественную жизнь Томска, знакомились с новыми людьми, художниками, мастерами. Были в полном восторге от Натальи Браневской, от её работ, работы в мастерской.

Беспаловы Александр и Яков

Беспаловы Александр и Яков

С Натальей Аксёновой мы ходили летом по городу, делали какие-то зарисовки, очень часто рисовали разные растения и цветы. Ученики на нашем курсе были разные, с разным уровнем подготовки. Кстати, именно в этот период я поступила в Новосибирский Институт искусств на художественно-графический факультет. Это был 1993 год. Я параллельно училась в институте и в мастерской у Натальи Браневской. Дипломная моя работа в институте была посвящена керамике. Кстати, сама Наталья Ильинична Браневкая на момент нашей учёбы у неё работала в мастерской на “Богашевском заводе художественной керамики”. Браневская именно художественный человек с поэтическим внутренним миром, она воспринимает всё происходящее спокойно, с расстановкой, анализирует. Именно благодаря Наталье Браневской я полюбила глину, именно она привила мне интерес к ней. Она очень много рассказывала нам о глине, о том, что это живой материал, с которым нужно очень тактично и уважительно себя вести. Учась у Браневской, мы в какой-то период переняли её манеру работы. Такое часто бывает, ученики как бы копируют своего учителя. Мы действительно были в восхищении от работы с Натальей Ильиничной, мастер она большой, как сейчас говорят с харизмой. В тот период мастерская у неё была на улице Лебедева.
Кроме меня и Саши, ещё были люди, которые с гордостью называли себя учениками Браневской, и что самое главное, она нас так называла. С нами также училась Валентина Чечурова, сейчас она главный бутафор Томского ТЮЗа, а ещё после Броневкой она училась у Рафаэля Егоровича Асланяна.

Архаика

Возвращаясь к рассказу о своей учёбе в Новосибирском Институте искусств, дополню, что моя дипломная работа была посвящена не просто керамике, а кулайской культуре, к которой многие сейчас проявляют большой интерес. Называлась моя работа “Рождение ремёсел”. Я пыталась отобразить образы кулайского литья. Как многие молодые художники, особенно керамисты, я прошла увлечение архаикой, архаическими образами. Глина — удивительный материал, у неё своя поэзия, она предполагает более грубую фактуру, чем, например, фарфор. Архаика очень многих увлекает, например, Сергей Петрович Лазарев — наш томский художник именно на этом строит очень многие свои работы. Наверное, это можно объяснить тем, что архаичная культура очень таинственна, безусловно, в ней есть своя глубина, но в то же время, она очень правдивая. А для глины архаичная культура особенно близка, потому что и сама глина, как материал, очень архаична. Вообще, для формирования привычных нам глиняных свойств, на создание её пластичности, необходимы миллионы лет, должны пройти долгие и сложные химические процессы. Глина рождается очень глубоко в срезах земной коры и до того, как мастер начинает с ней работать, она уже успевает прожить огромную по человеческим меркам жизнь. При обжиге глина кардинально меняет свою структуру, т. е., материал становится совсем другим. Если для примера взять металл, он при сильных температурах меняет свою плотность, физические свойства, а глина меняет именно свою структуру, из водой растворимой массы, она превращается в совершенно иной материал — твёрдый и относительно прочный. И вот эта жизнь глины, её древнее происхождение очень завораживает всех тех, кто в её мир погружается. И я тоже через это прошла. Мною были созданы не только кулайские образы, у меня также был ряд работ, посвящённых африканским мотивам, маскам, т.е, привязки к территориальным вещам и какой-то одной культуре не было. Было одно большое увлечение архаичной культурой. И, конечно, материалы, выбираемые мною для работы, были определённые, например, шамот, и красители более грубые, а не глазури. Хотелось передать архаику не только формой, но и фактурой.

Увлечение фольклором

А потом случился другой период, в котором мы увлеклись русским фольклором. И это тоже вместе с Сашей. Но до этого был период, когда мы много ездили по нашим русским городам, впитывали, “набирались корней”. И логично получилось, что у нас родился интерес не только к русскому фольклору, но и к народному искусству вообще. Сейчас мы изучаем народы, населявшие именно Сибирь — это Сашино увлечение и работа. Мой муж Александр Беспалов является художественным руководителем арт-проекта “Васильев вечер”, и, безусловно, его интересы, его творчество — это и мои интересы, моя жизнь. Стала появляться керамика характерных форм — крынки, кувшины и т. д.. Саша изготавливал их на гончарном круге. А декорировали мы её молочением, писали на этой посуде какие-то русские пословицы. И всё нам было очень интересно. Так произошло увлечение гончарной техникой и традиционной русской посудой. С появлением заказов на изготовление изразцов для печей и каминов, конечно, стали изучать эту технику.
Когда самостоятельно начинаешь изучать материал, технику работы с ним, пересматриваешь своё отношение к этому материалу. И становится понятна причина возникновения тех или иных образов и форм. Переключение с архаики на изучение, близкое к научному, русского фольклора, поставило всё на свои места. Даже в той же архаике очень многое вдруг стало понятнее.
Тот фольклор, который исполняем и изучаем мы, имеет достоверные этнографические записи. У нас появилось чёткое объяснение каким-то традициям. Например, была раньше такая традиция, что девушка на свадьбе плакала, и песня её была таковой, что без мурашек по коже её слушать не получается. Подруги её пели одну песню, а она им наперекор пела совсем другую. А объясняется это так: девушка на свадьбе хоронила себя, свою прошлую девичью жизнь. Теперь она берёт другую фамилию, меняет дом, родителей. Психологически это переживалось именно таким образом, и изливалось именно в такие песни.
Изучение традиций, а тем более с экспедициями — это очень интересно, это история их достоверного происхождения. Узнаешь не эти псевдославянские вещи, как прыгание через костёр или поклонение языческим богам, а что-то очень конкретное, и всё это записывается без всякого лишнего домысла.Декоративное-блюдоИнтерьерная-керамикаКаменьКошка
Продолжение следует…Фото из личного архива Беспаловых Ярославы и Александра.

Читайте также на сайте:

  1. Оломоуц — Томск: найти общий язык
  2. Ирина Тонева: «Мой главный помощник на кухне – блендер»
  3. Анне Вески: «Мой адрес: дом у моря
  4. Рядом с ним светлел мир
  5. Память о томичах
  6. Культурный армаггедон
  7. Зоопарку нужен дом!
  8. На поверхности и в глубине
  9. Победные традиции
  10. Лариса Отмахова. Самая трудная роль
100%
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 14

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93