Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Юрий Лирмак: «Для начала полюби джаз»

  270    2

Юрий ЛирмакО музыкальной культуре в Томске и английском языке
«Обаятельный, веселый афроамериканец приходит в аудиторию, и два часа рассказывает про джаз и любимую певицу. Не нам судить. Может быть, именно так иностранный язык усваивается легче», — так «Томская НЕДЕЛЯ» писала о преподавателе английского языка из ТПУ Дэвиде Ричардсоне в 2003 году. Сегодня мы снова возвращаемся к теме джаза и английского языка. Наш собеседник Юрий Лирмак, директор томской языковой школы «Английский пациент».
— Вы дважды за полгода посетили джазовое мероприятие. Вы — фанат этого стиля?
— Нет. Фанатом является мой друг из США Дэвид Ричардсон, который, в свою очередь, дружит с мастером джаза Игорем Бутманом и хочет на базе этой дружбы и любви к музыке сделать какой-то непонятный мне бизнес. Несколько дней назад мы вместе с Дэвидом посетили фестиваль «Триумф джаза», состоявшийся в Санкт-Петербурге.
— Это тот Дэвид, который много лет назад стал героем публикации в нашей газете?
— Давайте напомним читателям о конфликте, в результате которого Дэвид не смог больше преподавать английский язык, был лишен визы и вынужден уехать из России.
— Кто старое помянет…
— Все конфликты — в прошлом. Дэвид, между прочим, в этом году помогал мне учить английскому слушателей МВА-программы в ТПУ. Его фотографии — в газете, с которой он когда-то судился. Все конфликты давно исчерпаны. Так что давайте говорить о языке и культуре — в частности, о музыке.
— Наша газета тогда назвала способ преподавания, использованной Дэвидом, «довольно незатейливой методой», в которой не было главной компоненты — грамматики. Как Вы относитесь ко всему этому?
— Я считаю «затейливое» преподавание, т. е. когда язык превращается в науку, — преступлением против тех, кого мы учим. Мало кто из россиян сможет объяснить друг другу, почему они говорят «врачей», а не «врачов». Но при этом малограмотному мигранту приходится учить кошмарную структуру русского языка. Та же за ситуация и с изучением россиянами английского языка. Но в отличие от мигрантов, которые учат русский язык на практике, компенсируя тем самым кошмар преподавания, россияне с носителями английского языка почти не встречаются.
— А когда встречаются, то не ценят их методы? Вы это хотите сказать? Неужели обязательно любить джаз, чтобы выучить английский?
— Совсем необязательно. Я английский знаю, но джаз в целом не люблю. Люблю слушать Билли Холидей, Эллу Фитцжеральд, Луи Армстронга. Многие тексты помню наизусть. Но Дэвид считает мои вкусы примитивными и поэтому «перевоспитывает», приглашая меня на разные мероприятия. Кстати, в этот раз я не пожалел: на фестивале в Петербурге играли не только собственные произведения (что я очень не люблю), но и композиции, основанные на классике. Много пели. Для изучения языка нужно не джаз любить, а быть знакомым с культурой народа, язык которой изучаешь.
— Как можно познать всю культуру, изучая иностранный язык? Ведь на это жизни не хватит!
— «Жизни не хватит», чтобы неправильно изучать английский язык в школе и вузе, оставаясь после этого глухонемым. Это прямое следствие механистического подхода к языку, когда его освоение сводят к заучиванию слов и правил.
— Вы против изучения структуры языка?
— Нет, конечно, но это занятие может полностью отбить охоту изучать язык. В средней школе тратят на русский язык 1500 часов, изучая на тошнотворных примерах около 70 правил. Поэтому русский язык — среди самых непопулярных предметов. Причина — не только ненавистные правила, но и мотивы изучения — страх и стыд. Уверен, что можно сделать иначе, но пока ортодоксы побеждают, в результате чего мы имеем малограмотное косноязычное население.
— Вернемся к джазу. Ведь, говоря о культуре, Вы имели в виду массовую культуру?
— Да, Вы правы. Именно массовую — кинематограф и музыку. Очень хочется добавить сюда и мировую литературу, но в данном случае нам интереснее то, что звучит. Ведь язык — это звуки и образы, а не значки на бумаге или мониторе. Прежде всего нужно научиться слышать и говорить, потом на этой базе — читать и писать. Именно этот принцип лежит в основе работы языковой школы «Английский пациент». Кроме того, мы очень активно используем новостные каналы.
— Вы упомянули звуки как основу изучения языка. Но ведь звуки джаза не всем приятны, чтобы с помощью них учить.
— Здесь я спорить не буду. Иногда я солидарен с Максимом Горьким, который писал: «Нечеловеческий бас ревет английские слова, оглушает какая-то дикая труба, напоминая крики обозленного верблюда, грохочет барабан, верещит скверненькая дудочка, раздирая уши, крякает и гнусаво гудит саксофон». Но нужно уметь раздвигать границы своего мироощущения. Я только пробую сейчас.
— Вы используете джаз в образовательном процессе?
— Только при индивидуальном обучении. Это касается любых музыкальных стилей. Кому-то нравится рок, другим — диско, третьим — современные мелодии. Кстати, один из учеников недавно уехал на ПМЖ в США. Ему я благодарен за спор в фэйсбуке и строку, которая стоит в заголовке этого интервью.
— Вот почему Вы настояли на нем! Вы продолжаете настаивать на любви к джазу как обязательному условию овладения английским языком?
— Не так. В заголовке — обращение ко мне, а не мое обращение к читателям. Мой бывший ученик очень болезненно отреагировал на мой комментарий о том, что для полноценного освоения языка нужно иметь обширные знания в области музыкальной культуры.
— А почему болезненно отреагировал? Мысль, конечно, спорная, но в чем здесь обида?
— Я настаиваю на понимании содержания текстов хотя бы любимых песен. А мой оппонент еще не успел разобрать и половины своих любимых песен, настаивая на том, что есть некоторая недоступная мне (учителю) компонента. Обвинил меня в том, что, несмотря на то, что мы оба полностью понимаем песню «16 tons», моему мироощущению все равно не хватает чего-то еще… Он так написал: «Я люблю эту песню не за слова, а за то, что для тебя непереводимо».
— Как Вы думаете, чью точку зрения принял бы музыкант-профессионал?
— Я после концерта пообщался с британским певцом и пианистом Энтони Стронгом. Он, с одной стороны, подтвердил мою правоту в том, что подавляющее большинство слушателей в зале, конечно, не понимают эмоциональный заряд, содержащихся в песнях, так как просто не знают язык и незнакомы с историей композиции. В джазе это важно. Но при этом он отметил, что знание содержания далеко не всегда дает понимание музыки.
— Тем самым он подтвердил правоту обоих спорщиков?
— Тема эта не закончена. Пусть читатели от нас немного отдохнут и насладятся строками, написанными Германом Гессе. Потом продолжим эту бесконечную тему.
«Когда я проходил мимо какого-то ресторана с танцевальной площадкой, меня обдало лихорадочной джазовой музыкой, грубой и жаркой, как пар от сырого мяса. Я на минуту остановился; как ни сторонился я музыки этого рода, она всегда привлекала меня каким-то тайным очарованием. Джаз был мне противен, но он был в десять раз милей мне, чем вся нынешняя академическая музыка, своей веселой, грубой дикостью он глубоко задевал и мои инстинкты, он дышал честной, наивной чувственностью. Минуту я постоял, принюхиваясь к кровавой, пронзительной музыке, злобно и жадно вбирая в себя атмосферу наполненных ею залов. Одна половина этой музыки, лирическая, была слащава, приторна, насквозь сентиментальна, другая половина была неистова, своенравна, энергична, однако обе половины наивно и мирно соединялись и давали в итоге нечто цельное. Это была музыка гибели, подобная музыка существовала, наверно, в Риме времен последних императоров. Конечно, в сравнении с Бахом, Моцартом и настоящей музыкой, она была свинством — но свинством были всё наше искусство, всё наше мышление, вся наша мнимая культура, если сравнивать их с настоящей культурой. А музыка эта имела преимущество большой откровенности, простодушно-милого негритянства, ребяческой веселости. В ней было что-то от негра и что-то от американца, который у нас, европейцев, при всей своей силе, оставляет впечатление мальчишеской свежести, ребячливости».
— Вернемся к персоналии Дэвида Ричардсона и его методе преподавания английского языка и американской культуры. Как Вы считаете, джазовая культура лучше понятна афроамериканцам, чем остальным?
— Здесь Дэвид меня просветил очень сильно, когда рассказал об истоках джазовой музыки, которые, безусловно, окрашены в «черный цвет». Которые, более того, даже «озвучены» таким образом, чтобы рабам было легче делать монотонную работу. Оказывается, даже переливы тональности звука, скорость протекания этих переливов — все это также объясняется истоками музыки.
— Т.е. это опять говорит в пользу аргументов Вашего оппонента — он может слышать то, что Вам недоступно, если предположить, что у него тоньше слух и больше опыта слушания джаза?
— Соглашусь с оговоркой: При условии понимания текстов. Все слышали «Let my people go», но мало, кто знает, что это печальная песня о выходе евреев из египетского рабства. Непонимание текстов ведет к производству омерзительных юродивых композиций на эту тему, которую эксплуатируют все, кому не лень — от военных ансамблей до Буйнова и Турецкого. Почитайте на эту тему на моем блоге article.englishpatient.org (статья «Первая музыкальная загадка»). Там же найдете статью о мрачнейшей песне группы ABBA «Happy New Year».
— Может, лучше не вникать в смысл и просто получать удовольствие?
— Нет, конечно! Смысл дает возможность получить больше удовольствия! Не говоря уже о том, что это очень облегчает процесс запоминания слов и фраз. Языковые знания не должны быть самоцелью — они должны быть побочным продуктом интереса к чему-то незнакомому, приятному, веселому, печальному и т. д. — к тому, что не оставит вас безразличными. Эмоции и любопытство стимулируют память, память, помноженная на тренированную реакцию, дает речь.
— Это принципы Вашей языковой школы?
— Не только это. Все, что я собирал четверть века — материалы, способы развить навык восприятия на слух и говорить — все это «упаковано» в суперсовременное программное обеспечение», созданное лучшими программистами МФТИ — englishpatient.org Жду вас в моей школе!
Вместо постскриптума
Благодарю Facebook-друга Сергея Жданова за комментарий к видео, которое я выложил, придя с фестиваля «Триумф джаза». Он написал:
«В отличие от мэйнстрима эта музыка вне зоны комфорта — как учёба или альпинизм. Некоторым нравится преодолевать».
Я с ним согласен по поводу «зоны комфорта» — иногда мне было трудно выдержать эту музыку. Но я против утверждения о том, что учеба должна быть «вне зоны комфорта». Приходите в мою школу, и вы убедитесь в моей правоте.
Юрий Лирмак, директор томской языковой школы «Английский пациент»

Пара «джазовых» уроков английского от Юрия Лирмака
Урок первый
урокПослушайте песню замечательной певицы Билли Холидей «You’ve changed». Вы уже выучили очень ценную фразу — «Ты изменился». Запомнили, что «you’ve» — это «you have». Узнали, что «sparkle is gone» — это «искра ушла» (из глаз любимого), что его улыбка превратилась в безразличный зевок — «yawn». Есть в песне интересное выражение, которое иногда ставит в тупик изучающих английский язык — «We’re through», что значит «Между нами все покончено». Даже знатоки редко понимают фразу о поцелуях «Your kisses now are so blasé, you’re bored with me in every way». Секрет во французском слове «blasé» — пресыщенный, утративший вкус к жизни, уставший. Посмотрите, как легко учится грамматика теми, кто любит и чувствует музыку: «You’re not the angel I once knew». Эта фраза означает «Ты больше не ангел, которого я когда-то знала». Не учите таблицы неправильных глаголов — это бесполезное занятие. Учите фразы. Тогда вы не только легко запомните глаголы, но и сможете их использовать, не задумываясь. В этом секрет свободной речи. Не в правилах, которые ваш мозг должен применять ежесекундно, формируя речь. На это никто не способен, кроме современных суперкомпьютеров.
Урок второй
Послушайте песню «Let’s do it, let’s fall in love». Песня хороша не только тем, что вы узнаете названия различных животных и национальностей, но и тем, что она имеет двойной смысл. Найдите этот смысл. Ведь началась весна…
А еще интересно найти разницу в текстах этой песни в исполнении Эллы Фитцжеральд и Луи Армстронга. У Эллы веселее… Побольше 18+

Мнение Дэвида Ричардсона

дэв-и-бутманВсе в мире удивительным способом взаимосвязано. Пример: в чудесном фильме «Москва на Гудзоне» режиссеры сделали ошибку, заставив главного героя сказать фразу «Take a train — возьми поезд». Речь о композиции Дюка Эллингтона.
Удивительно, что снимавшийся в роли сотрудника КГБ Савелий Крамаров не исправил эту ошибку, вложенную режиссерами в уста американского актера. В этом фильме в роли сотрудника КГБ снимался менее известный актер — Олег Рудник. В 16 лет я влюбился в девушку, которая ходила в кружок русского языка, в котором преподавал Олег Рудник. Пошел туда и я. Любовь была безответная, девушка неожиданно уехала в другой город, но в военкомате меня распределили в лингвистический военный институт, после которого я научился слушать то, что говорили на русском языке в эфире. Мне это потом позволило быстро научиться говорить. Поэтому Ю. Лирмак прав — сначала учитесь слушать. А правила в нужный момент вам не помогут. Вы можете сколько угодно учиться делать движения руками, чтобы научиться плавать. Когда вас бросят в воду, вы будете беспомощными, так как не учились плавать нужно в воде. В этой газете про меня писали в 2003 году: «Дэвид не давал никаких знаний студентам, а просто с ними общался. Он просто не знает, видимо, своей собственной грамматики». Я давал знания студентам именно потому, что с ними общался. А грамматику английскую я и, правда, знаю плохо, но писал и говорил без ошибок — в отличие от тех, кто меня критиковал. У Дюка Эллингтона есть уникальная песня — «It Don’t Mean A Thing IF It Ain’t Got That Swing».
Знатоки грамматики должны были заметить, что в этом предложении что-то не так. Разберитесь сами. Вы убедитесь, что правила работают не всегда. Но поговорим о другом — о том, откуда берется современный джаз. Доступен ли он для понимания всеми? Упомянутую выше песню на фестивале «Триумф джаза» исполняла итальянская певица Люси Кампети под аккомпанемент Дмитрия Моспана (саксофон) и Вадима Эйленберга (труба). Есть такое слово в английском языке — «standard». Это музыкальное произведение, которое не теряет известности с течением времени, хотя на его основе возникает множество вариаций. Изучая английский язык, необязательно любить джаз, но нужно знать, как можно больше этих «standards». Как я знаю «Подмосковные вечера» и многие другие русские известные произведения.

Два задания по переводу от Дэвида Ричардсона (я просто не успел сделать это сам):

Вот, что он написал по поводу понимания джаза на примере песни «It Don’t Mean A Thing IF It Ain’t Got That Swing». Я уверен, что, если вы интересуетесь джазом, вы найдете в себе силы перевести эти строки. А критики Дэвида (упертые грамматисты) пусть попробуют так написать.
This song was born out of the Black American Jazz Artist’s frustration that they did not get full credit for this Jazz music genre and it was being imitated unsuccessfully without the element of «Swing». The music form, «Jazz» and the speaking form, «Jive» were variations on music and on language that were invented in Black communities in America. At first they were difficult for many White Americans to understand until they decided to just sit and listen to Jazz and Jive. By law in America Blacks and Whites lived separately but «equally». It is therefore exponentially more difficult for the foreign ear to understand this Jazz and Jive and then replicate. But the jazz musician Herbie Hancock said so eloquently, «Jazz really is about freedom, it’s the expression of freedom of the human spirit.» Perhaps this is why in the past Soviet officials were so bent on «straightening the saxophone» and keeping out the «decadent» American music. It makes me feel so proud and privileged to now be in Russia as Igor Butman has gathered Russian, British, American, Italian and Young Jazz artists and audiences for his Jazz festival, «The Triumph of Jazz».
На правах рекламы.

Читайте также на сайте:

  1. Наталья Барышникова: Мы предлагаем образование для всех, а не для избранных
  2. Новые отголоски
  3. Язык Гете и Шиллера популярен в Томске до сих пор
  4. Не так страшен ЕГЭ…
  5. Директорский беспредел
  6. Быть умнее машины
  7. Томские вузы и научные организации объединились в консорциум
  8. Знание – сила
  9. Дистанция огромного размера
  10. Время доверять
Рейтинг

комментария 2

  1. Юрий Лирмак

    Мой знакомый (автор слов, использованных в за головке интервью), сказал, что я не рекламу себе сделал, а отвратил от своей школы таинственных «джазовых академиков». В связи с эти два вопроса:
    1) это так? 2) что особенного эти «академики» могут знать?

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 4

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93