Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

“Заботливые” дети

  74    0

Можно ли осуждать пожилую женщину, которая после смерти своего мужа захотела остаток жизни провести в супружеской квартире?

Супруг Любови Петровой отошел в мир иной в декабре прошлого года. При жизни он обещал, что завещает ей однокомнатную квартиру в поселке Аэропорт, в которой супруги прожили 18 лет. От предыдущего брака у мужчины есть взрослые дети, с которыми у Любови Сергеевны сложились теплые отношения. Однако после кончины мужа, от добрых отношений не осталось и следа. Желание получить отцовскую квартиру словно подменило близких людей, которые не скрывали своего намерения выгнать пенсионерку на улицу. Чтобы узнать больше об этом случае, журналист газеты “Томская НЕДЕЛЯ” выехал в поселок Аэропорт.

Всю жизнь вместе

Любовь Сергеевна Петрова столкнулась с предательством со стороны близких людей

Любовь Сергеевна Петрова столкнулась с предательством со стороны близких людей

Строительством кирпичных пятиэтажек в поселке Аэропорт занималось Томское авиапредприятие. Соответственно квартиры предлагались его работникам. Одну из квартир получил Михаил Николаевич Петров, который работал в аэропорту начальником автобазы. В начале 90-х гг. из-за нехватки финансов стройка была заморожена (были выстроены стены и подведены коммуникации). Жилье было достроено силами местных жителей, объединившихся в кооператив. Как только дом был сдан, Михаил Петров перевез в Аэропорт из города свою гражданскую на тот момент жену Любовь. В этом же поселке у мужчины был огород и гараж. 5 марта 1999 г. Михаил и Любовь поженились.
— Мы прожили долгую и счастливую жизнь. Я считаю это место своим домом, ведь прожила тут не один десяток лет, — начала рассказ Любовь Сергеевна.

Болезнь мужа

На 81-году жизни Михаил Николаевич начал болеть. По словам Любови Сергеевны, поход к врачам он долго оттягивал, ссылаясь на то, что у него есть дела поважней, а еще любимый огород отнимал много времени.
— Мне все же удалось уговорить его пройти медицинское обследование, которое выявило у него рак желудка. Врачи сразу предупредили, что операция вряд ли поможет, так как время упущено, да и возраст, — рассказала пенсионерка.
Операция позволила мужчине воспрянуть духом лишь на короткое время.
— Лето прожили более-менее, а потом становилось все хуже и хуже. В сентябре картошку выкопали и после этого он слег, — поделилась воспоминаниями Любовь Петрова.
У Петровых начались тяжелые дни. Михаилу требовался постоянный и кропотливый уход. Его пожилая супруга с готовностью взяла на себя эту ношу и пронесла ее до самого конца. В разговоре с нами она несколько раз повторяла, что заботиться о своих близких — святая обязанность каждого.
— Ему требовалась особая диета с протертым питанием. Кормить надо было 6–7 раз в день. Я практически поселилась на кухне и непрерывно готовила, — сказала наша собеседница.
Еще в июне 2015 г. Михаил составил завещание, согласно которому, после его смерти жене переходит квартира в поселке Аэропорт, а все остальное имущество (гараж, машина, участок, инструменты) делится на троих — между женой и взрослыми детьми от первого брака (сыном Алексеем и дочерью Аллой).
— Во время болезни дети приходили к отцу довольно часто. Они постоянно разговаривали о чем-то в гостиной, я и не слышала о чем, так как все время проводила на кухне, — сказала Любовь Сергеевна.
Пенсионерка рассказала нам, что в последние дни своей жизни муж часто сидел в своем кресле и отчего-то тихонько плакал. А когда приходил Алексей, он словно в шутку просил его не выгонять тетю Любу из квартиры. На это Алексей отвечал, что об этом не может быть и речи.
Михаил Николаевич умер 2 декабря 2016 г.
— Я всегда была в хороших отношениях с его детьми, мы были одной семьей. Я даже и не думала, что после смерти Михаила что-то может измениться, — сообщила пенсионерка.
Сын Алексей вызвался организовывать похороны отца. Любовь Сергеевна не возражала и выделила ему в помощь 100 тыс. рублей из своих сбережений. Сумма для пенсионерки немалая. Через несколько дней после смерти мужа вдова решила перечитать завещание.
— Открыла шкаф, где находились все документы, и ничего не обнаружила. Завещание пропало вместе с документами на квартиру и прочее имущество, — вспомнила Любовь Сергеевна.

Долгий путь к правде

Этот жилой дом в 90-х гг. местные жители достраивали своими силами

Этот жилой дом в 90-х гг. местные жители достраивали своими силами

Сложно представить, какой ужас и негодование испытала женщина, когда узнала, что составленное в 2015 г. завещание аннулировано. Можно ли представить чувства несчастной женщины, когда после всех пережитых невзгод она узнала, что все это время, пока она готовила на кухне еду для умирающего мужа, Алексей потихоньку настраивал его против жены.
— В конце концов, сыну удалось убедить Михаила, что я недостойная наследница, потому что я якобы и травила его все это время, — плача рассказала нам Любовь Сергеевна.
Оказалось, что в один из дней, когда Алексей возил отца на прием к врачу, ему удалось уговорить больного человека заехать к нотариусу, чтобы переписать завещание.
— Михаил был таким человеком, что у него всегда кто-то должен быть виноват. Видимо под напором он поверил, что в его болезни виновата я, — сказала пенсионерка.
Любовь Сергеевна знала, что завещание переписано, но Алексей не хотел, чтобы она знала о его содержании, и упорно не позволял ей ознакомиться с ним под разными предлогами.
Только через несколько месяцев она узнала от Аллы (с которой отношения все же удалось сохранить), что согласно новому завещанию, вся недвижимость должна была достаться Алексею и Алле, а оставшееся (инструменты) разделено поровну. Машина в завещании вообще не упоминалась. Как пенсионерка узнала позже, у мужа с Алексеем был заключен договор о купле-продаже автомобиля, но при этом денег он, по предположению Любови Сергеевны, не платил. По сути, ее оставили безо всего. Денег от продажи старых инструментов не хватило бы на покупку нового жилья.
— Эта квартира — мой дом, у меня нет другого пристанища, и Алексей об этом знал, — сказала вдова.
Кроме того, пенсионерка, привыкшая к картошке с собственного участка и заготовлению на зиму овощей с него же — осталась без огорода и погреба, где хранился урожай с летнего сезона.
— Некоторые родственники, узнав о ситуации, конечно же, встали на мою сторону. У сына моей сестры был разговор с Алексеем. Он настаивал, что нужно поделить все по совести. На что Алексей ответил ему: “Зачем делить по совести, если без совести я заберу все?”. С тех пор я с Алексеем не разговариваю. Да и он, если меня на улице встречает, то не обращает внимания, — рассказала Любовь Сергеевна.
По словам пенсионерки, Алексей и Алла обеспечены жильем и еще одна квартира им без надобности.

Супружеская доля

Рядом с Томским Аэропортом есть одноименный поселок, где проживают более тысячи граждан

Рядом с Томским Аэропортом есть одноименный поселок, где проживают более тысячи граждан

Любовь Сергеевна собрала последние силы, чтобы отстоять свое право на проживание в родной квартире. Она отправилась к нотариусу и от него узнала хорошую новость: даже несмотря на аннулированное завещание, она по закону имеет право на половину квартиры или так называемую супружескую долю.
— Узнав, что я просто так не отступлю, Алексей стал выдумывать новые гадости. Он пригрозил, что намерен делить все вещи, которые есть в квартире. Параллельно с этим подал заявление в суд, чтобы оспорить мою супружескую долю. Алексей изменился до такой степени, что я не знала, чего от него ждать. Мне даже анонимное письмо с угрозами в почтовый ящик кидали, — рассказала наша собеседница.
Несмотря на старания Алексея, правда осталась на стороне овдовевшей пенсионерки. Суд закончился тем, что истцу было отказано аннулировать супружескую долю. Пенсионерка признана законной обладательницей половины квартиры. Вторая половина по закону должна быть разделена на три доли между женой и двумя детьми. Хорошая новость и в том, что Любовь Сергеевна первая на очереди, кто может выкупить остальные доли. Пенсионерка сообщила нам, что она намерена выкупить их на деньги, полученные от продажи автомобиля мужа. Пенсионерка долго отстаивала свои права и на “Ладу”, принадлежавшую мужу. Однако суд встал на сторону Алексея.
— В этой истории есть много людей, которых я хочу искренне поблагодарить. Узнав о моей ситуации, они оказали мне помощь и даже присутствовали на судебных заседаниях. Мы были практически незнакомы до того, как у меня начались неприятности, и я для них чужая, но видя несправедливость, они не оставили меня. Среди них председатель ТСЖ “Авиатор-3” Татьяна Бакакина, председатель ЖСК “Авиатор-3” Иван Соловьев, бухгалтер Тамара Свашенкова. А также директор ООО “Аэропорт Томск” Роман Фроленко, который принял меня, несмотря на то, что я в аэропорту никогда не работала. И, конечно же, выражаю благодарность Федеральной судье Томского районного суда Светлане Анатольевне Стереховой, которая вникла в ситуацию, очень грамотно вела процесс и помогла восстановить справедливость, благодаря чему у меня осталась крыша над головой, — подытожила пенсионерка.
Несмотря ни на что, Любовь Сергеевна не винит мужа. К тому же, она уверена, что он раскаялся в своем поступке и понял, что сделал, когда уже было слишком поздно. Отчего бы ему еще плакать каждый вечер, сидя в кресле? Пенсионерка печалится лишь оттого, что столкнулась в трудный момент жизни с настоящим предательством со стороны близких.

Какой такой контракт?

Нашему журналисту удалось поговорить с юристом, который представлял в суде интересы Любови Петровой. У адвоката мы попросили совета для наших читателей о том, как не попасть в ситуацию подобную той, что была описана в этой статье.
— К сожалению, менталитет русских людей таков, что о сохранении своего имущества они начинают думать, когда уже слишком поздно. На Западе заключение брачного контракта давно считается нормальным житейским условием. А у нас, если один из супругов заговорит о брачном контракте, что будет? В лучшем случае услышит в ответ что-то вроде: “Какой контракт, когда у нас любовь?!”. Эта процедура представляется чуть ли не постыдной и расчетливой, а на самом деле она ограждает от многих проблем. В случае, если вы живете в браке уже не первый год и никакого контракта не заключали при оформлении отношений, но начинаете думать о сохранности имущества, то выходом для вас может стать нотариальное соглашение. Это простая и недорогая процедура, которую невозможно аннулировать в отличие от того же завещания. Нужно решить, какое имущество на ком из супругов остается в случае развода или смерти, прийти к любому нотариусу и составить соглашение.
И хотя в этом нет ничего криминального, наше общество совершенно не готово к этому психологически. Наверное, должно смениться не одно поколение, чтобы мы приняли это как необходимую норму. Если кому-то кажется, что заключение соглашения о разделе имущества противоречит любви, то я скажу следующее. За годы практики ко мне не раз приходили мужья или жены, которые по тем или иным причинам просили помочь им подготовиться к бракоразводному процессу. Он или она уже составили план, что через год или два подадут на развод. При этом второй супруг об этом решении ничего не знал. Правда жизни такова, что нам всегда нужно быть начеку и заботиться о себе, — рассказал нашему журналисту юрист по семейным делам.
Как могли заметить читатели газеты “Томская НЕДЕЛЯ”, мы редко беремся за темы, связанные с выяснением отношений между членами семьи. Сложно понять, кто прав, а кто нет, когда каждый пытается оправдаться сам и очернить другого. Однако некоторые ситуации вызывают такое возмущение, что молчать о них просто нельзя.
Текст, фото: Анастасия Скирневская

Читайте также на сайте:

  1. И вандалами не назовешь…
  2. Доступная среда: 28 ступеней до регистратуры и врачей
  3. Строители требуют честной конкуренции!
  4. «Без меня меня женили»
  5. Где «оседают» детские деньги?
  6. Томский «Джек из тени»
  7. Оказалась в коммуналке
  8. «Расселение квадратных метров, а не людей»
  9. «Брест-300»: сомнительный прорыв
  10. Хачкар преткновения – 3
100%
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 7

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93