Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Жизнь после

  668    0

Пенсионерка со слезами на глазах рассказала, что ей пришлось пережить в процессе организации похорон своего отца

скорая помощьВ нашу редакцию обратилась томичка Ольга Мельникова. Большую часть жизни женщина прожила в городе Кедровом на севере Томской области, где после переезда в Томск остался ее брат и пожилой отец. В феврале в семье Мельниковых произошло горе: в возрасте 94 лет умер отец, участник ВОВ Яков Васильевич. Как любой любящей дочери, Ольге Яковлевне тяжело было принять эту утрату. Смерть близкого — тяжелейший удар в жизни любого человека. Близкие испытывают боль и растерянность перед лицом смерти. Однако женщине пришлось думать не только о том, как достойно похоронить отца, который при жизни попросил сделать это в городе Кедровом — рядом с женой. И прежде, чем последняя просьба отца была исполнена, женщине пришлось преодолеть много сложностей.

Старость не аргумент

По словам Ольги Яковлевны, в городе Кедровом нет ни муниципальной, ни частной конторы по оказанию ритуальных услуг. А также нет морга. Все расходы по организации процесса похорон автоматически легли на плечи женщины, несмотря на то, что этим должны заниматься специализированные муниципальные службы, которые обязаны бесплатно оформлять гражданам соответствующие документы, а также давать возможность бесплатно получить гроб, услуги по перевозке тела и преданию его земле.
Однако это далеко не самое печальное в истории. Заместитель главного врача ОГБУЗ “Бакчарской районной больницы”, руководитель филиала поликлиники № 2 в г. Кедровом, Константин Дроздов отказался выдать дочери покойного справку о смерти ее отца, чтобы она могла получить свидетельство о смерти в ЗАГСе, которое необходимо для получения места на кладбище.
участник ВОВ Яков Васильевич— Он сказал, что справку (медицинское свидетельство о смерти) могут выдать только после патологоанатомического вскрытия. В Кедровом вскрытия не проводятся, так как там нет морга. Другими словами, мне предложили за свой счет отвезти тело отца в ближайшее крупное село — Бакчар. Я хотела как-то обойтись без этого, написала заявление об отказе от вскрытия, пояснив, что мне не важна точная причина смерти, отец на протяжении последних трех лет вообще был прикован к постели, а последние полгода не мог уже даже сам кушать, его кормили, как ребенка, с ложечки. И вообще, какая может быть причина у 94-летнего больного человека? Указала в заявлении, что к врачам претензий не имею, — рассказала женщина.
Ольга Яковлевна хотела обойтись без вскрытия не только по причине отсутствия в этом смысла, но и также из-за больших сложностей, которые поджидали при организации перевозки тела отца по извилистому и ухабистому зимнику, который соединяет город Кедровый и село Бакчар. Расстояние между населенными пунктами — 330 километров в одну сторону. Разумеется, все расходы по транспорту ложились на плечи женщины.
— Однако, несмотря на мое заявление, Дроздов продолжал настаивать на вскрытии, — рассказала женщина.
К разуму и здравомыслию Дроздова призывал и лечащий доктор, который наблюдал состояние и самочувствие отца и знал всю его историю болезни. Но, увы…
Собственно, это и была главная причина, по которой Ольга Мельникова обратилась к нам в редакцию. Ей (как, впрочем, и нам) не понятно, по какой причине врач отказал в выдаче справки о смерти без вскрытия? Ведь согласно законодательству РФ об охране здоровья граждан, патологоанатомическое вскрытие проводится в следующих случаях: если смерть наступила от насильственных причин или подозрений на них, от механических повреждений, отравлений, механической асфиксии, действия крайних температур, электричества, после искусственного аборта, а также при не установлении личности умершего. Ещё вскрытия не избежать, если умерший был трудоспособного возраста, а также, если это был пожилой человек, не имеющий соответствующих медицинских документов (амбулаторной карточки, в которой есть записи о хронических заболеваниях, перенесенных операциях и т. д.). В таком случае вскрытие проводится для уточнения диагноза и причины смерти. Если же умерший человек был преклонного возраста и наблюдался у врача по месту жительства, то, как правило, его родственникам выдается справка о смерти без проведения процедуры вскрытия.
По словам Ольги Яковлевны, ее отец был на учете в местной больнице.
— Разве мог пожилой человек не состоять на учете в больнице? В последнее время отец часто болел, несколько раз его госпитализировали, — пояснила Ольга.

Вскрытие показало…

Перед тем, как везти тело за 300 километров и обратно, Ольга Яковлевна предприняла попытки этого избежать. В местной больнице ей не удалось найти понимания ни у Дроздова, ни у заместителя главного врача ОГБУЗ “Бакчарской районной больницы” по лечебной работе Евгении Викторовны Карпушкиной, которая могла также решить эту проблему.
— Не поверите, когда я ей позвонила с мольбой о помощи, первые ее слова были: “Как вы узнали мой сотовый номер телефона, и вообще у меня сегодня выходной!” — (18 февраля это была суббота) вроде того, что “как вы посмели меня беспокоить!” — сказала наша собеседница.
За помощью Ольга обратилась к мэру Кедрового Нелли Соловьевой.
— Она осталась безучастна, сказала, что врач ей не подчиняется, — сообщила Ольга Мельникова.
По горячей линии 18 февраля женщина обратилась в областной департамент здравоохранения, в котором пообещали “разобраться”, но до сегодняшнего дня так и не дали ответа. Потом женщина обращалась в Совет ветеранов Томской области, ведь отец был участником Отечественной войны, но и там ничем не смогли помочь. Напоследок женщина обратилась в церковь, поговорила с батюшкой о том, можно ли избежать вскрытия по каким-либо религиозным причинам. Батюшка сказал, что надежда есть, но маленькая.
К слову, все то время, пока Ольга пыталась найти справедливость и получить разрешение спокойно похоронить отца — его тело находилось буквально на улице при больнице, ведь морга в Кедровом тоже нет.
— Что было бы с телом летом — мне и представить страшно. Мы вообще решили с братом, что будем хоронить без всяких справок. У меня была единственная цель — спокойно и достойно проводить отца, в своей жизни он прошел всю тягость военных лет, имел много наград, ордена и медали Отечественной войны, кроме того, он был ветераном труда, кстати, он был врачом-стоматологом — медик! И не только по образованию, но и призванию. Он был любящий и внимательный отец, и мне больно и обидно, что я не смогла победить такого, как Дроздов. Он в Кедровом — бог и царь, господин с короной на голове. Власть города ему не указ, областной департамент здравоохранения — тоже. Даже начальник милиции г. Кедрового сказал, что он с Дроздовым связываться не будет. Я и туда обращалась, потому что справку о факте смерти может выдать кроме врача и участковый милиционер. Меня шокировали и, можно сказать, остановили слова Дроздова: он мне сказал, что если мы захороним без медицинского свидетельства о смерти, которое может дать только судебно-медицинский эксперт с. Бакчар, он, т. е. Дроздов, может потребовать через правоохранительные органы эксгумации тела. Это вообще предел всего разумного в жизни, — продолжила рассказ женщина.
Ольге Яковлевне пришлось заказывать всю ритуальную атрибутику в Томске, соответственно, и машину, чтобы доставить все до Кедрового. Автомобиль для транспортировки тела на вскрытие в Бакчар организовала администрация Кедрового. За машину из Томска с ритуальной атрибутикой, за транспортировку тела из Кедровго в Бакчар и обратно женщине пришлось заплатить 16 тысяч рублей. Кроме того, ей пришлось пережить не самые приятные часы в своей жизни, ведь по зимнику нужно было “трясти” тело отца около шести часов в одну сторону.
— И знаете, когда мы с братом были в морге села Бакчар, к нам вышел судмедэксперт, посмотрел на нас, как на ненормальных, и спросил: почему мы привезли тело отца на вскрытие? Ведь он очень преклонного возраста и насильственной смерти визуально не наблюдается. Я ему пояснила всю ситуацию нашего кошмара. Он очень удивился и сказал, что впервые в своей практике будет делать вскрытие высохшего тела, совершенно очевидно измученного продолжительной изнурительной болезнью, — сообщила Ольга.
Вскрытие показало, что причиной смерти 94-летнего Якова Васильевича стала атеросклеротическая болезнь сердца. Ветеран был похоронен в Кедровом, как он того и желал.
Мы решили лично побеседовать с заместителем главного врача ОГБУЗ “Бакчарской районной больницы” руководителем филиала поликлиники № 2 в г. Кедровом Константином Дроздовым. Может, все же у него была какая-то веская причина, по которой он так настаивал на вскрытии? Однако дозвонившись до Константина Дроздова и объяснив цель звонка, мы услышали от него категоричную фразу: “Без комментариев”. На этом разговор закончился.

Для кого беда, для кого заработок…

В феврале 2017 года тем, что в городе Кедровом нет ни частных, ни муниципальных ритуальных услуг, заинтересовалась областная прокуратура, ведь это прямое нарушение законных интересов граждан. Если и есть для кого-то польза от этой ситуации, так это для местных предприимчивых жителей, которые за услуги по выкопке могил берут немалые деньги. Так, Ольга Мельникова, обратившись к “копщикам”, о которых узнала от знакомых, услышала немалую сумму за их услуги — 8 тысяч рублей.
— А делать-то нечего — пришлось платить, — сказала Ольга Яковлевна.
Эту ситуацию тогда комментировала глава администрации города Кедрового Нелли Соловьева:
— Похоронной службы, как таковой, изначально у нас не существовало. Оказываются разовые услуги по тому гарантированному перечню, который имеется. Мы своевременно решали вопросы по доставке тел на вскрытие в Шегарский или Бакчарский районы, так как своего морга у нас тоже нет. В Кедровом работает филиал частной томской компании, где продаются сопутствующие принадлежности: гробы и венки. Все остальное выполняется физическими лицами или организациями — например, если нужна машина. С ними договариваются непосредственно родственники умершего. Ну, а если человек безродный, этим занимается наша администрация. Но вот прокуратура обязала создать такую специализированную организацию. Срок — три месяца после того, как вступит в силу решение суда. Если не будем успевать, оспорим эти сроки, — рассказала Нелли Соловьева.
Однако, как рассказала нам Ольга Мельникова, никакого филиала частной томской компании, где продаются сопутствующие принадлежности, она в Кедровом не нашла.
Так или иначе, Кедровский городской суд Томской области по иску прокурора обязал администрацию города создать специализированную похоронную службу. Пока решение в законную силу не вступило.
Анастасия Скирневская

Читайте также на сайте:

  1. И снова о квартирах на Заливной
  2. Бабушка ищет ярмарку
  3. Прожорливая палочка Коха
  4. И вновь продолжается бой
  5. Оправдательный приговор – причины и следствия
  6. Тихая ЗАВОДь
  7. Природоохранная прокуратура не дремлет
  8. Цена вопроса
  9. Особенности подписной кампании
  10. Строители требуют честной конкуренции!
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 7

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93