Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Бюджетная канализация и золотые унитазы в Томске

О причинах и последствиях нецелевого и неэффективного расходования бюджетных денег в нашем городе

В прошлом номере нашей газеты в материале «За деньги и дурак может! А в Томске — нет…» мы писали о том, как бездарно было израсходовано более пятидесяти миллионов рублей в поселке Спутник. Напомним: на эти деньги в поселке были построены никому не нужные, и так и не работавшие ни дня, очистные сооружения. Теперь о «закопанных» миллионах в чиновничьей среде благополучно «забыли», решив вернуться к прежней схеме: построить в Спутнике новую канализационно-насосную станцию. Сколько еще подобных нежизнеспособных проектов задумывается в нашем городе? Какие деньги тратятся на проектирование очередных иллюзий? Об этом мы расскажем в нынешнем материале. В чем причина возникновения безумных идей, которым не суждено сбыться? Ответом на этот вопрос может быть только то, что никакой ответственности за потраченные впустую бюджетные деньги не существует.

Недостроенная левобережная дорога

Не знаем, что хотим!

— Я так понимаю, что специалистов, способных понять, что нужно городу, и способных составить технические задания для разработки проектов, в мэрии попросту нет, — размышляет бывший глава природоохранного департамента Томской области Сергей Трапезников. — Эти специалисты должны четко понимать, чего хотят получить при реализации проекта, изначально рассматривать альтернативные варианты и формулировать задачи. Ну, зачем надо было делать те самые очистные сооружения в Спутнике? Изначально же было понятно, что это более дорогостоящий, технически более сложный объект, и для такого маленького поселка выйдет гораздо дороже в текущей эксплуатации, чем поставить те же самые насосы на имеющейся станции. И что теперь? Слили в унитаз пятьдесят миллионов бюджетных рублей, и? Ох, не получилось! Ну, ничего, сейчас за другие миллионы сделаем, как было, и как нам изначально и население, и ученые говорили! И это не единственный пример. Вспомните переезд на Степановке. Тоже заказали за деньги проект, выполнили его, а потом сказали: нам такой проект не нравится, он дорогой, мы его реализовывать не будем. И теперь что? Последний раз в мэрии звучало, что теперь необходимо за бюджетные деньги заказать в принципе техническое задание того, что хочет мэрия для Степановского переезда. Тогда зачем там десятки чиновников? Таких, которые не могут понять, что нужно городу. То есть, по сути, не понимают то, для чего они работают. Но при этом регулярно получают зарплату.

Техническое задание — это контуры того, что необходимо сделать

— Вот смотрите, к примеру, я заказчик, хочу построить дом и делаю заказ: площадь участка такая-то, этажей столько-то, должен быть балкон, три комнаты, кухня, санузел и так далее, — на пальцах объясняет Сергей Янович. — Согласно задуманному, проектировщик скажет, что материал для осуществления поставленной задачи должен быть использован такой-то, толщина стен такая-то (чтобы обеспечить необходимую теплопроводность), этажа два, водоснабжение отсюда, канализация стоков сюда и так далее. Мэрия же сегодня, как заказчик, не знает, чего хочет. То есть выделяют деньги, чтобы кто-то сказал самой мэрии, как заказчику, что они хотят! Еще один пример — зоны исторической застройки. Ребята, вы заказали проект, вам его сделали, а вы говорите — не годится! Но техническое задание — это контуры того, что ты сам хочешь. Так и скажите, что не соответствует техническому заданию в том-то и том-то. А в мэрии даже не могут сформулировать проектировщикам задание, чтобы впоследствии не наткнуться на суды и полемику в стиле «сам дурак».

Горе-газоны на новой набережной после паводка «поплыли»

На кого наехал Варламов

В начале мая блогер-урбанист Илья Варламов выпустил фильм по итогам своей мартовской поездки в Томск. «Я слышал про Томск много хорошего, и вот наконец-таки попал туда. Что же я увидел? Деревянная застройка в удручающем состоянии, тротуары не чищены… Но зато в городе хорошо научились тратить деньги на глупости!» — написал Илья в анонсе.

— По состоянию дорог и тротуаров, и грязи на тех, и на других, мусору — все это, действительно, вопросы к мэру, — комментирует Сергей Трапезников. — У нас нового асфальта хватает всего на год, после чего он трескается, проваливается и плывет. Проедьтесь по Красноармейской-Яковлева — там же местами колея в треть покрышки колеса! Давно уже говорю, что надо искать причины, почему так происходит. Раньше ведь такого не было. Мне говорят: стало больше машин. Возражаю: легковых машин, конечно, стало кратно больше, но зато грузовых машин стало в десятки раз меньше. Целостность асфальта зависит от нескольких параметров. В частности, от состава, условий укладки, наличия и состояния ливневой канализации, а также глубины залегания грунтовых вод. У нас последний раз исследования по определению уровня грунтовых вод проводили году в 1984–1985. После этого разве что локально проводят такие замеры. Но ведь прошло 35 лет, город расстраивается. Если уровень грунтовых вод поднялся, то в таком случае «подстилающий слой», на котором лежит асфальт, становится более влажным. При этом, как известно, повсеместно в городе идет повальная вырубка деревьев. А те же тополя — это насосы влаги. Их целесообразность применения в Томске обосновывал еще Порфирий Никитич Крылов (для городских депутатов и чиновников поясняю: П. Н. Крылов —основатель Сибирского ботанического сада при ТГУ). Ну, то есть я хочу сказать, что причин того, что асфальт не держится, может быть много, но их никто не ищет! Говорят: мы делаем по ГОСТам. Но, может быть, настала пора сообразно изменившимся условиям что-то менять? Искать причины и предлагать новые решения: водопонижение, озеленение, восстанавливать дренаж, менять состав асфальтовой смеси, добавляя пластик, резину — чтобы это работало! А не говорить: мы ничего не можем сделать.

Коммунальный мост требует ремонта

Золотые унитазы

«Я считаю (новую) набережную главной ошибкой городских властей последних лет. Это позор города, памятник глупости и воровству» — И. Варламов.

— В отношении тех самых ста метрах Ушайки, которые «закатали в гранит», все же хочу в оправдание мэра сказать, что это не его вина, — подчеркивает Сергей Янович. — Ушайка находится в пределах Губернаторского квартала, финансировал проект «Газпром», и представлял его именно губернатор. И никто особо не знал, что происходило пять лет за этим забором, и что там в итоге будет. На момент проектирования и начала работ я сам еще работал в природоохранном департаменте, и о каких-либо согласованиях по этому проекту мне неизвестно. Недавно, когда сняли режим ограничения посещения общественных пространств, я специально проехал, посмотрел, как все это выглядит после весеннего паводка. Поскольку нам эту набережную изначально преподносили, как подобие Петербурга (строила набережную петербургская фирма «Гранит», а значит, и будет как в Питере, мы же чуть ли не города-побратимы). Но если у этого проекта были заказчики и проектировщики (а они были), они же должны были понимать, что Нева и Томь — это две абсолютно разные реки. Протяженность Невы примерно 70 км: она вытекает из Ладожского озера и впадает в Финский залив. Площадь водосбора этой реки раз в десять меньше, чем у Томи (там около пяти тысяч квадратных километров, у нас более шестидесяти). Поскольку Нева вытекает из Ладоги, то озеро выступает как аккумулятор, русло короткое, далее Финский залив и Балтика с ее уровнем моря, поэтому на Неве практически не бывает весенних паводков. В Питере бывают наводнения, но не в весенний паводок, а чаще всего осенью, когда ветра гонят воду из Финского залива. Трехметровый подъем там уже считается катастрофическим. У нас гидроствор возле Речного вокзала составляет 8 метров 90 сантиметров. На моей памяти в 2010, 2015 гг. вода поднималась по гребню дамбы.

Степановский переезд: еще один нереализованный проект и вечные пробки

Итак, «позолоченный» участок Набережной Ушайки в двухстах метрах от устья. И что там сделали? Практически вертикальные откосы, на которые постелили георешетку, на которую высыпали грунт и посадили травку. На время открытия набережной все было красиво. Сейчас же эти откосы уже подмыло, и каждый паводок снова будет подмывать, а значит, теперь каждый год будут вынуждены подсыпать землю на эти откосы. Проще было до этого уровня все в бетон и закатывать! Может быть, это было бы не очень хорошо с точки зрения видеоэкологии, но зато практично с точки зрения эксплуатации. Сейчас еще только май месяц, а на вертикальном газоне этом уже растет полуметровый бурьян. Еще через месяц он будет по пояс, а то и по грудь. И чтобы скосить его, надо быть промышленным альпинистом. Зачем делать так, чтобы на содержание потом пришлось выделять миллионы рублей? Я уж не говорю про цену этого проекта. Один миллиард рублей на сто метров Ушайки… Помню, в 2013–2015 гг. на нескольких участках по Ушайке в качестве укрепления берега использовали каменную наброску. И на девяти участках общей протяженностью около километра такое укрепление обошлось в 55 миллионов рублей. Я не говорю, что это единственно верный вариант! Но сделать сто метров набережной речки Ушайки с проблемами дальнейшего содержания за миллиард рублей — это, на мой взгляд, перебор.

В проект дамбы на правом берегу, о котором все уже потихоньку забывают, ввалены миллионы рублей

Правобережная утопия

Возвращаясь к разного рода провальным проектам, с помпой заявляемых в свое время в Томске, и уже благополучно забытых.

— Сейчас уже почти забыли о проекте правого берега с выносной дамбой, или упорно хотят забыть, а ведь тоже был мега-проект! — напоминает Трапезников. — Губернатор несколько лет назад решил, что раз река мелеет осенью, то мы можем вынести дамбу в русло на сотню метров от старого моста до устья Ушайки, забрав у реки порядка сорока гектаров земли. Без учета, естественно, что Томь — река практически горная, перепад от истоков до устья около километра, весенний паводок несет до трех четвертей объема годового стока. Вроде бы идея была построить студенческий кампус, но естественно с дополнительными нелепыми хотелками. Помню, когда уже около года заседали по этой дамбе, я впервые попал на заседание комиссии по проектированию. Сижу, прислушиваюсь: говорят о том, чтобы пустить трамвай по этим сорока гектарам. Но, мол, много земли это займет. Спрашиваю: а вы знаете, как это вообще сделать? Проектировщики как-то нарисовали — нарисовать-то легко, хотя понятно, что линия пойдет от магазина «1000 мелочей» и через территорию ТЭЦ. Спрашиваю: куда этот трамвай пойдет? Говорят: по Московскому тракту, по террасам Лагерного сада (напомню: это оползневая зона!) и…в аэропорт. Первый вопрос, который у меня возник: сколько студентов в день будет ездить на трамвае в аэропорт и обратно, и сколько это строительство, а затем содержание и обслуживание будет стоить? И только тут задумались, что, возможно, трамвай-то и не нужен! То есть проектируют, даже не задумываясь, не задавая себе вопросы и не отвечая на них. Как и следовало ожидать, на «красивую хотелку» с проектированием правого берега Томи с выносной дамбой снова затратили несколько десятков миллионов рублей, после чего Государственная экспертиза дала отрицательное заключение. Ну, мы же не Голландия — нам что, земли не хватает? Зачем лезть в русло реки?! Сейчас весь этот проект плавно забывается. Как и те несколько десятков миллионов рублей, потраченных на его проектирование. И сейчас появилась новая фишка: Левобережье!

Любой мой каприз за ваши деньги…

— И снова никто не знает, что именно мы хотим на этом левом берегу! — говорит Сергей Янович. — То планируется студенческий кампус, то вантовый пешеходный мост, то внедренческие производства. В фантазиях звучала даже канатная дорога от Лагерного сада (трамвай же убрали…). Ну, про движение студентов по пешеходному мосту зимой даже говорить не будем — уже всем смешно. Но! Пусть не знаем, что именно хотим строить (у нас это уже нормальное состояние), но как строить? Кто будет строить, и где производственные мощности? Откуда возить стройматериалы? У нас вся производственная строительная база (ТДСК, ГК «Карьероуправление») находится на правом берегу Томи, а мега-стройка на левом. А наш старый коммунальный мост в предаварийном состоянии и требует капитального ремонта: писали, что мэрия уже заказала проект реконструкции моста. То есть либо ездить по предаварийному мосту с очень большой на него нагрузкой (стройматериалы и так далее), либо через новый мост, но это какое будет удорожание перевозок, ведь крюк составит порядка сорока-пятидесяти километров. Доставка стройматериалов и техники на Левобережье через новый мост будет в разы дороже! Может быть, раз так масштабно идем на левый берег, сначала имеет смысл достроить левобережную дорогу, построить третий мост, который действительно необходим, или хотя бы провести необходимый ремонт старому? Затевая супер-стройку, сначала надо подготовить инфраструктуру. Понимаю, что деньги казенные, тратить можно на любые сверху спущенные иллюзии. Причем абсолютно безнаказанно.

К слову, о деньгах, которых в бюджете всегда не хватает: на достройку левобережной дороги (потратили 2 млрд рублей) требовалось 700 млн рублей. Но ее так и не достроили, бросили. Зато сто метров набережной за миллиард впаяли. Вот так и разбазариваются деньги. Так же как были заказаны и оплачены разнообразные проекты, которые в итоге по разным причинам отказались реализовывать.

Варвара Разгон

Читайте также на сайте:

  1. Клещи взяли всю Россию в клещи
  2. Главный итог года – нет реальной оппозиции!
  3. Переход на «цифру»
  4. Спортивные новости
  5. Дружба с соседями
  6. Апрельский рост
  7. СОВЕТское будущее
  8. Реклама на дорогах
  9. Почтальоны станут добрее
  10. «Красное» пополнение

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91