Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Дом-фантом

Дому, который должны были снести еще 34 года назад, требуется ремонт от подпола до крыши. Комиссия из мэрии выдала заключение: до 31 декабря 2023 г. поменять полтора (!) квадратных метра полов и перегородок

За долгие годы в деревянном доме по Московскому тракту, 21, сгнили половые балки, от чего во внутренних помещениях повело перекрытия, проваливается пол, перекосило потолки. Крыша дома уже давно практически не покрыта шифером; во время дождей вода течет прямо по стенам. Кирпичный фундамент местами отошел от самого дома на ширину ладони. После дождей возле дома неделями лужами стоит вода, поскольку ей некуда стекать. Постепенно дождевая вода стекает в подпол и стоит там постоянно, размачивая основание дома. Из-за этого происходит гниение полов и фундамента. В доме постоянная сырость, а зимой стены промерзают. Официально дом никем не обслуживается.

Палисадник у дома поддерживается трудами Татьяны Николаевны и ее мужа

Бесхозный сквер департамента городского хозяйства

В деревянном двухэтажном доме № 21 на Московском тракте всего 10 квартир, две из которых (№ 1 и № 5) — коммунальные. В наше время коммуналок уже не бывает, однако здесь они все еще существуют.

С первого взгляда дом не вызывает негативного впечатления: чудесный палисадник с цветами; ухоженная территория, примыкающая к проезжей части. Правда, взглянув чуть в сторону, глаз натыкается то на несанкционированную парковку, то на неопрятный газон с заваленным забором, принадлежащий — вы не поверите — департаменту городского хозяйства. Откуда такие нестыковки?

Покосившийся штакетник со стороны департамента городского хозяйства и невысыхающая лужа

Рассказывает жительница квартиры № 3 Татьяна Николаевна Абдулова, живущая в этом доме с ноября 1974 г.

— Все очень просто: палисадник под окнами и территория, примыкающая к проезжей части, облагорожены нашими с мужем руками. Ну, а неприглядная территория справа от нашего дома действительно принадлежит департаменту городского хозяйства. Изначально здесь было ПЖРТ Кировского района; тогда в сквере посадили деревья, были даже саженцы кедра, следили за порядком. Затем на этой территории расположился департамент городского хозяйства. Казалось бы, в таком учреждении должны работать люди, всем сердцем радеющие за благоустройство. Но они лишь со стороны входа на свою территорию поставили красивый забор, а с нашей стороны, видимо, решили, что и заваленный пойдет. Подумаешь, вон там уже штакетник местами отпал, да бурьян по пояс. Под этот забор кто-то уже и мусор кидает — раз уж все равно место выглядит, как свалка. Когда построили общежитие «Парус», мимо нашего дома стало ходить много иностранных студентов. И я постоянно думаю, что они видят весь этот мусор, «шикарный» заваленный забор, огораживающий сквер департамента, огромную лужу. Просто стыдно перед этими ребятами. Так что у меня одна радость — палисадник под моими окнами. А в сторону департамента стараюсь даже не смотреть.

Край крыши с остатками шифера

Огород в сквере

Соседи Абдуловых по дому из квартиры № 1а — азербайджанцы — переехали в этот дом во второй половине 90-х. Люди они предприимчивые: рядом с домом гараж построили, авторемонтом занимаются.

— Соответственно, на нашем газоне организовали парковку, — комментирует Татьяна Николаевна. — Видите, мы собрали сухие ветки и сложили здесь, чтоб хотя бы под окнами не парковали машины. Иначе утром просыпаешься от того, что через открытые окна квартиру наполняет удушающий запах выхлопных газов.

Фундамент, отошедший от стены

Лет пять назад в сквере, принадлежащем департаменту городского хозяйства, те самые предприимчивые соседи и вовсе развели… огород. А ради доступа света к своим грядкам они начали спиливать ветки деревьев:

— Видите, у сосны отпилены ветки? Переживет ли это дерево — неизвестно. Рябина вон уже засохла. Мне лично непонятно, как департамент в принципе позволил в своем сквере развести огород. Посмотрите на наш газон и на газон департамента: на чей приятней смотреть? Здесь мы с мужем ухаживаем: деревья сажаем, поливаем, пропалываем, даже землю сами покупаем. Организация же не то что деревья посадить, а даже траву вовремя не скосят — пол лета стоит по пояс. Соседи тоже сами деревья не сажают, лишь спиливают ветки с деревьев, растущих в сквере, ради огорода, который там развели.

Перекошенные стены в подъезде дома

Дом, которого нет

Вообще, в 1986 г. дома № 19, 21 и 23 по Московскому тракту должны были снести. Дома № 19 и 23 были на двух хозяев — их снесли, жильцам дали квартиры.

— А наш не успели: 26 апреля 1986 г. произошел взрыв на Чернобыльской АЭС, и все, о расселении больше не было ни слова, — замечает Татьяна Николаевна. — Думаю, именно по этой причине про наш дом «забыли». Возможно, даже под шумок кто-то в приготовленные для нас квартиры заселился — это мое предположение. После этого мы года 3-4 даже не платили никаких коммунальных платежей. Считай, жили «при коммунизме». Потом кому-то из соседей понадобилась на работе справка о составе семьи, и они обратились за ней в ЖЭУ-7, к которому мы тогда относились. Бухгалтер перелистала все свои гросбухи и говорит: «А у меня нет такого дома в документах». Только после этого нам снова начали начислять коммуналку — то есть дом снова появился на балансе. С тех пор я так и называю наш дом — непризнанный памятник Чернобыля.

«Показательная» комната: от постоянной сырости и промерзания стен штукатурка отваливается до дранки

Хочется пожить по-человечески

Позже дом по Московскому тракту, 21, передавали в разные управляющие организации: ЖЭУ-7, Жилремэксплуатация, Кировская управляющая компания. Сейчас дом ничей, его никто не обслуживает. Последний раз жителей приглашали на собрание в Кировскую администрацию в 2016 г. в связи с необходимостью убрать со двора самовольные сараи.

— Нам объяснили ситуацию, мы внимательно выслушали, а затем выступила я, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Я сказала: «Уже 30 лет, как наш дом должны были снести. У нас в доме печное отопление, и в сарае у меня лично — дрова. Где я буду держать дрова? На улице? Я, конечно, понимаю, что департаменту городского хозяйства, видимо, хочется снести эти сараи, чтобы увеличить площадь парковочных мест. Так что, конечно, вы можете снести эти сараи. Но сделайте тогда нам отопление и канализацию. Потому что у нас в доме только холодная вода и печное отопление».

Так выглядит большая часть полов в квартире

Кругом вода, хоть карасей заводи!

— Когда я сюда переехала в 1974 г., это был шикарный дом! — вспоминает Татьяна Николаевна. — В подполе мы хранили картошку, соленья, варенье. Помню, когда я спускалась в подполье, у меня над головой еще пространство было. Сейчас я уже лет пять туда не спускаюсь, поскольку в подполье стоит вода. А когда спускалась в последний раз, то линия входа в подпол была уже мне по пояс. То есть дом основательно осел. Потому и стены, и полы все перекошены. С улицы тоже весь брус уже сгнил. Кирпичная кладка, что возле фундамента, отошла от стены. Кто будет заниматься этим ремонтом? Неизвестно. Да и какой смысл, раз этого дома как бы и нет?! Кстати, у нас еще и крыша «красивая» — видите, какая? (Мы с Татьяной Николаевной поднимаем головы, и я наблюдаю щербатый край крыши, — прим. автора). Дом давно стоит практически без шифера. Когда дожди льют, вся вода по стене у нас и бежит. Я говорила с соседом сверху: мол, когда будем крышу латать? А сосед операцию на тазобедренном суставе перенес; да и моему мужу уже 67 — куда им на крышу лезть? А вышку заказывать и шифер самим покупать для нас, пенсионеров, неподъемно — это ж какие деньги надо иметь? На земле мы еще как-то справляемся, а на крышу лезть уже не потянем.

Талмуд обращений Татьяны Николаевны в городскую администрацию

Раньше, в советские времена, вдоль дороги по Московскому тракту шла ливневка, и вода после дождей уходила в колодец на пер. Буяновском. Теперь асфальт местами подняли: и на проезжей части его поменяли, и у магазина «Абрикос», и у департамента. Теперь во время ливней людям по тротуару в районе дома № 21 не пройти: здесь воде некуда уходить, и после дождей она стоит неделями.

— Вода, конечно, потихоньку уходит. Куда? В наше подполье, — констатирует Татьяна Николаевна. — Так и получается, что у нас кругом вода: и снизу — хоть карасей заводи, и сверху льется. Вот сейчас как раз дожди шли и по брусу видно, что он мокрый. Кирпичная кладка на ладонь отошла от фундамента. Зимой что со всем этим будет? Конечно, угол квартиры снова промерзнет.

То самое решение о «комплексном капитальном ремонте» полутора кв. м полов

Показательная комната

— В июле 2018 г. сын написал заявление в администрацию по поводу ремонта в нашей квартире, — делится Татьяна Николаевна. — В сентябре из мэрии пришла комиссия, которая вынесла решение, что в нашей квартире действительно требуется «комплексный капитальный ремонт». Однако, прочитав это решение до конца, мы поняли, что под капитальным ремонтом подразумевалось «ремонт конструкций пола в квартире (а именно коридор S=1,5 м2) и частичный ремонт конструкций перегородок». Ремонт должен быть произведен до 31 декабря 2023 г., так что ждем. Правда, я так и не поняла, какие именно полтора метра пола и какие перегородки нам намерены ремонтировать. Ведь стена у нас давно выгнулась в сторону улицы, а полы «играют» практически все!

Полы в квартире у Абдуловых действительно давно сгнили. Их настолько повело, что трудно найти место, где они вообще идут ровно. Когда-то еще ЖЭУ-7 делало здесь ремонт: сгнившие доски спилили и постелили половую рейку. Потом полы снова «ушли», жители их уже сами поднимали.

— Все жильцы стараются, как могут; не евро ремонты, конечно, но все же. И мы тоже посильный ремонт делаем, — делится Татьяна Николаевна. — Вот только угловую комнату я специально не ремонтирую: здесь у нас штукатурка уже до дранки отвалилась. Во-первых, закроешь обоями — все еще быстрее сгниет. А во-вторых, надо же всем этим комиссиям показывать, как мы живем на самом деле. Иначе они придут, посмотрят на «косметику» и скажут: так у вас же все нормально! Так что это у нас показательная комната.

Постановление о ремонте, который должен быть произведен до 31.12.2023

Квартиры в доме по Московскому тракту, 21, в основном приватизированы, поэтому их периодически продают и покупают. И, благодаря текущим ремонтам, производимым жильцами, зачастую люди просто не знают, что именно они покупают. Ну, а в мэрии по поводу этого дома, видимо, не слишком озабочены. Почему?

— Наверное, потому что понимают: дом наш вряд ли завалится, — размышляет Татьяна Николаевна. — Это кирпичные, да шлакоблочные дома рассыпаются от старости и влаги, а деревянные, как известно, гнутся, но стоят. Хочется, чтобы городская администрация, выполняя свое обещание, данное более 30 лет назад, обратила, наконец, на нас внимание и вынесла решение провести по-настоящему капитальный ремонт дома, либо снести его и выдать нам обещанные квартиры.

Ева Маденова

Читайте также на сайте:

  1. Подарочный танец
  2. Как испортить кашу маслом: рецепты мусорной «кухни» томских чиновников
  3. А Васька слушает, да ест…
  4. Список возврата
  5. Кто и когда написал библию?
  6. Подводная дюжина
  7. Мастерство, удовольствие и любовь
  8. Дыра в дороге
  9. Новости спорта
  10. Внимательнее к зарплате

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91