Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

«Любите Россию!»

«Любите Россию!»

Такой завет дает нашей молодежи Александр Иванович Гришаев — ветеран Великой Отечественной войны из г. Северска. 11 октября ему исполняется 105 лет!

Александр Иванович — старейший житель Томской области — ветеран Великой Отечественной войны. Он родился в 1915 г. в Нарымском крае. И в дальнейшем вся его большая жизнь была связана с Сибирью, ссыльными и суровыми краями. Он здесь познал и горе, и радость, и холод, и голод, здесь состоялся как личность и здесь живет до сих пор.

Жизненной силе и бодрости Александра Ивановича можно только восхищаться! А ведь на его долю выпали суровые, голодные годы и непростые периоды в жизни нашей страны — как Российской империи, так и Советского Союза, и России.

Александр Иванович Гришаев — старейший участник Великой Отечественной войны в Томской области «Не бросайте свою Россию и не обращайте внимания ни на какие трудности. Думайте о Родине, в первую очередь, а потом о себе»

Тяжелая сибирская жизнь

— Родился я в селе Ильино Каргасокского района Томской области — в крестьянской семье, — рассказывает наш герой. — Там до 15 лет жил с отцом и матерью. Затем началась коллективизация. Потом я вступил в колхоз, мне восемнадцатый год пошел. Работали с братом, который младше меня на два года. Возили сено на лошадях, их у нас с братом было шестеро. Накидаем сена на шесть возов, привезем и скидываем его в сарай или куда-то на крышу.

А потом я вышел в первый раз из колхоза, забрав оттуда и брата. Стал я работать в леспромхозе, впрочем, недолго. Приехали туда председатель колхоза и председатель сельсовета и сманили меня. Я вернулся в колхоз. Прожил так до 1938 г.

Военное время

В 1941 г. меня взяли в армию, — продолжает рассказ старый солдат Гришаев. 23 июля в Нарыме нас, наверное, человек 20-30 собрали, посадили на пароход и в район, в Парабель, отправили. Там нас высадили, мы переночевали. Назавтра пароход вернулся из Каргаска с такими же людьми, как мы. Посадили нас на него и повезли в Томск. Там нас хотели в столовой покормить, но не довелось пообедать. Только пришли — говорят, что скоро будет поезд. И мы пешком отправились на второй Томск.

Привезли нас в Юргу. Степь глухая. От станции до места будущего военного лагеря километра три идти. Видимо, столовую как-то быстро сделали. Поесть-то было где. А где спать? Нам дали брезентовые палатки на 20-40 человек. Натянули их и спали там на койках. И начали строить себе в первую очередь жилье. Июль, август — мы быстренько из досок все сколачивали. Засыпали глиной стены, окна сделали и заселились в эти строения.

Затем в нашу часть стали поступать военнослужащие из других регионов, много их было из Киргизии. Они осенью приехали — не успели себе построить такое жилье, как у нас. Накопали землянок. Сверху насыпали глину — крыши сделали, которые весной стали сильно протекать.

К нам в часть присылали фронтовиков, не годных к войне из-за ранений. И угодил к нам один из татар — бывший танкист. Побыл с неделю и говорит: «Саша, я завтра уеду на фронт, убегу в свою часть. Пусть меня там убьют, но я буду сытый — это лучше, чем здесь с голода пропадать». Я не воспринял всерьез его слова, а он точно потерялся, убежал на фронт.

Люди у нас на фронт просились. И так их все время брали. Наших русских почти никого не осталось. А я почему задержался в этой Юрге? Из Ленинграда приехала бригада из четырех специалистов — станки в цехах устанавливать и прочую квалифицированную работу выполнять. Им понадобился помощник. Говорят, дайте нам одного человека. И выбор остановили на мне, не знаю, чем уж я им понравился. Вот я и работал с ними.

Когда ленинградская бригада установила эти станки и стала не нужна, мой командир лейтенант Свиридов сказал, что как его будут брать на фронт, он с собой возьмет и меня, добьется этого. Он вообще старался не терять меня из виду. Не отпустил меня на север, в район Каргаска и Парабели, ловить, заготавливать рыбу в составе сформированной для этого бригады. Да я и сам не хотел. Сказал бригадиру: дескать, какая рыба, немцы — под Москвой.

На следующий год лейтенант Свиридов все же отпустил меня на заготовку рыбы в составе второй бригады. А первую бригаду отправили на фронт, и по дороге к месту назначения, как потом рассказывали, она попала под бомбежку и погибла.

А из Юрги меня с сослуживцами отправили только в марте 1945 г. — в Омск. Разместили в военном лагере, что находился в двух километрах от него, и тут, на 9 мая, сообщили, что война с фашистской Германией закончилась. Радость неописуемая была.

Здесь меня выучили на минометчика — очевидно, готовили к войне с Японией. Но та война была недолгая. Не успел я на ней побывать. И нас тогда послали кого куда. Меня направили в Моряковку, где я ремонтировал, конопатил деревянные баржи. Осенью 1946 г. меня демобилизовали.

Мир

Приехал в Нарым — к семье. Когда меня забирали в армию, у меня с супругой уже было двое детей — сын и дочь. Сначала трудился в сельпо заготовителем — мы заготавливали в основном рыбу, а также ягоды, грибы. А потом мне эта работа разонравилась, и пошел я грузчиком в отдел рабочего снабжения, где отработал 12 лет.

Возили мы на больших лодках продукты питания на лесозаготовки. В каждой лодке по четыре человека: один на корме, а трое с шестами толкали неводник по речке. Зимой, как уже упоминал, этот груз на лошадях доставляли по точкам. Надо груз принять, а потом сдать. И случалась недостача. Складываешь опять на воз продукты и везешь их из приемного магазина в пекарню — на другие весы. Там взвешиваем — все нормально, иногда даже лишнее было.

В Северск приехал — тут у меня две дочери и сын был. А в Томске — старший сын и старшая дочь. Младший сын остался в Нарыме. Теперь у меня четверо детей. Отмечу еще, что на пенсию я, трудившийся на севере, вышел в 55 лет. И больше после этого нигде не работал. Потому что наработался я, с 12 лет начал работать.

А отдыхать на пенсии мне некогда было. Рыбалкой занимался. Столько рыбы добывал, что хватало и мне прокормиться, и детям я ее посылал, и начальству давал. Не сидел без дела. И шишки бил, и ягоду брал.

Верю я в Бога или нет? Да, верю теперь. Я, когда приехал в Северск в эту квартиру, думал, что с ума сойду с тоски по своему Нарыму. Знакомых нет, сходить некуда, поговорить не с кем.

С. Нарым

На меня напала такая тоска, думал, что помешаюсь. И сам не могу с собой справиться, свои нервы успокоить. Подошел к иконе Божией Матери, что на комоде у меня стоит. Говорю: «Помоги, Господи, мне. Пресвятая Богородица, дай ты мне силы пережить эту тоску мою».

И что вы думает? Какой-то жар пошел по мне. Какие-то такие иголочки почувствовал по телу. Я стал теряться. А потом успокоился. И все прошло, никакой больше тоски не было. Теперь радуюсь жизни, своим родным, а их много! У меня было шестеро детей, есть десять внуков, одиннадцать правнуков и одна подрастает праправнучка!

О судьбе Александра Ивановича более подробно будет рассказано в третьей книге из серии «Живая память Победы», посвященной судьбам Томичей — участников Великой Отечественной войны. Сейчас она готовится к изданию.

Дорогой Александр Иванович! Мы искренне поздравляем вас с вашим Юбилеем! Трудно представить, какой огромный багаж жизненного опыта и мудрости сегодня за вашими плечами! Вы встретили первый юбилей на своем втором веку, и мы желаем вам, чтобы еще не один год вы продолжали радовать своих детей, внуков, правнуков и праправнуков, оставаясь для них живым примером достойного служения Родине!

Александр Паныч,

Вероника Фатхутдинова

Читайте также на сайте:

  1. Комплексный подход
  2. Веселый парад
  3. Против всех
  4. Не замерзли
  5. Столица преступности?
  6. Инспекторам закон не писан
  7. Коммуникации впереди строительства
  8. Список родственников
  9. Престижная и спорная Нобелевская премия
  10. Кому доверились ветераны Томской области?!

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91