Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Родная кровь…

«Люди как люди… квартирный вопрос только испортил их…» — жизнь не устает подтверждать справедливость строк из романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»

Недвижимость часто становится причиной семейных ссор: в битве за квадратные метры родные люди подают друг на друга в суд и в итоге превращаются в заклятых врагов. Разумеется, внутренние взаимоотношения членов семьи — это вопрос личностной культуры и этики. Например, какие силы и чувства могут двигать людьми, в течение нескольких лет целенаправленно лишающими родного человека прав на единственную жилплощадь?.. Историей, которую рассказала пришедшая в нашу редакцию женщина по имени Любовь, мы хотим очередной раз напомнить, что ситуации с пресловутым «квартирным вопросом» могут так изуродовать семейные отношения, что восстановить их уже не получится. 

К нам в редакцию, с трудом передвигаясь, пришла пожилая женщина — Любовь Билялловна Кизяева и рассказала шокирующую историю.

— В однокомнатной квартире многоквартирного жилого дома по ул. Суворова, 12, я была прописана с 2001 г., — начинает свой рассказ Любовь. — Нанимателем был мой граждански муж, он и прописал меня в этой квартире на постоянной основе. Мы с ним прожили десять лет, вели общее хозяйство. В 2010 г. у меня в Казахстане заболел отец, и я вынуждена была поехать проведать его. Там я пробыла полтора месяца, отца мы похоронили. Приехав обратно в Томск, я не смогла попасть в квартиру, в которой была прописана — сожитель сказал, что я в ней больше не живу… Позже я узнала, что он подал на меня в суд на выселение. И уже на суде узнала, что мой бывший сожитель заключил брак с другой женщиной — некой М. Крушанской (фамилия изменена). По решению Октябрьского районного суда Томска от 14.02.2011 г. меня все же признали членом семьи нанимателя с правом проживания на этой жилплощади. В середине года приставы вселили меня в эту квартиру, однако мой бывший сожитель со своей новой женой всячески препятствовали моему проживанию в квартире: меняли замки и прочее. Я снимала углы, чтобы хоть где-то жить. В 2013 и 2014 гг. бывший сожитель опять подавал в суд на мое выселение, но судом ему было снова отказано.

Родные обещают помочь

В с. Кривошеино живет родная младшая сестра Любови — Раиса (имя изменено). Она вместе с мужем (оба педагоги) вырастили двоих сыновей. Один из них имеет юридическое образование, работает в прокуратуре, второй работает в полиции. Зная от меня о моих мытарствах с продолжающимися уже три года судебными тяжбами, они предложили мне свою помощь.

— В 2014 г. племянник уговорил меня, чтобы я дала доверенность своей сестре Раисе по представлению моих интересов в суде и других инстанциях. Он сказал мне: «Тетя Люба, дайте маме доверенность на участие в судах и иных инстанциях. Потому что вы живете то там, то здесь, а корреспонденция пусть приходит сюда, на наш адрес». Я, юридически неграмотная пенсионерка, дала эту доверенность сестре в надежде, что она с сыном, родные мне люди, помогут мне в судебных тяжбах. В 2015 г. сестра мне звонит и извещает, что мой бывший сожитель умер и мне надо срочно приехать. Мы вместе с сестрой сходили в Октябрьскую администрацию, где я представила все необходимые документы, и мне выдали справку о том, что отныне единственным нанимателем квартиры являюсь я. Однако новая жена моего умершего сожителя по-прежнему проживала в этой квартире. Она снова не пустила меня, сказав, что будет оспаривать права на эту квартиру в суде. В июле 2015 г. Крушанская подала в суд на администрацию Октябрьского района на раздел имущества. В удовлетворении искового заявлении ей отказали, но она продолжала оспаривать это решение суда. Мне по-прежнему негде было жить. Тем временем племянник уговорил меня дать его матери, моей сестре Раисе, доверенность на приватизацию моей квартиры.

В конце января 2016 г. сестра сообщила мне, чтобы я срочно с паспортом приехала в Кривошеино для приватизации квартиры на мое имя, поскольку, как сказал ее сын, приватизация в марте 2016 г. закончиться. Сестра сама (по выданной мною доверенности от 2015 г.) в начале февраля 2016 г. подала документы на приватизацию: родные уверяли меня, что скоро я стану собственником квартиры. 16 февраля 2016 г. сестра мне говорит: «Позвонил сын и сказал, чтобы она донесла до меня информацию о необходимости сменить собственника квартиры. Иначе Крушанская так и будет претендовать на нее. Да еще и может начать всячески вредить …».

Дело сделано

С 16 февраля 2016 г. сестра с сыном начали оказывать давление на Любовь с целью, чтобы та согласилась оформить договор по смене собственника квартиры. «Ты не думай, это же только на время! — убеждала Любовь младшая сестра. — Нам твоя квартира не нужна: у нас трехкомнатная в Кривошеино и дом, пасека, а в городе квартира — сдаем уже длительное время, так как там просто некому жить! Мы с сыном только хотим тебе помочь: ты же уже пять лет без квартиры, живешь по углам. А Крушанская, как жена, может еще три года заявлять права на эту квартиру. И ты еще три года будешь так мучиться?! Я же твоя сестра, хочу тебе только добра! Как только Крушанскую выселят — я тебе тут же таким же договором верну твою квартиру».

Уговоры продолжались три дня. После чего сестра, 19 февраля, повезла Любовь в город, продолжая убеждать ее, что бумагу по смене собственника надо составить срочно! Приехав с Раисой в МФЦ на ул. Пушкина, 63, Любовь узнает, что она с 17 февраля 2016 г. является собственником квартиры. Сотрудник МФЦ вручает Любови долгожданное свидетельство о собственности на квартиру, которое сестра тут же забирает у нее из рук и подает сотруднику МФЦ другие бумаги, которая их возвращает в связи с отсутствием подписей. Как оказалось, это был договор дарения, который был составлен моей сестрой заранее, без моего участия и без нотариуса — вспоминает пенсионерка. — Я была, как в тумане: три дня настойчивых уговоров, потом долгая дорога в город на ГАЗели — суставы болят, давление скачет, да и очки я забыла в Кривошеино. Говорю: как же я подпишу, я не могу без очков ничего прочитать. А сестра говорит: да чего там читать, я ж тебе через полгода верну квартиру по такому же точно договору! И я подписала этот договор. После чего уехала к матери в Казахстан — она тогда болела, надо было помочь. Вернувшись через полгода в Кривошеино, я узнала, что Крушанскую выселили. Говорю сестре: наконец-то, теперь поедем в город, ты переоформишь на меня квартиру, и я буду в ней жить.

Была «тетя Люба», стала никто

Приехав в город смотреть свою квартиру, Любовь обнаружила, что квартира совершенно пустая, в ней нет никакого имущества, в том числе приобретенного ею за 11 лет до судебных тяжб. Оказывается, сестра уже распорядилась по-своему и начала ремонт в этой квартире, убеждая Любовь, что для нее же и старается. «Ты что, мне не веришь? Я же твоя сестра! Вот сделаем ремонт, купим все новое, перепишу на тебя квартиру и заживешь!». Любовь тоже подключается к проведению ремонта, как она считала, своей квартиры.

Проходит год и три месяца, и в мае 2017 г. Любовь приезжает к сестре в Кривошеино и просит ее переоформить квартиру обратно на себя, вернуть ей копии решений судов и экземпляр оригинала договора дарения, как было ей обещано сестрой и ее сыном. Этот договор дарения сестра Любови получала лично по ее доверенности от 2014 г.

— И тут сестра говорит: «А я не буду переоформлять на тебя квартиру. Живи в ней пока, а собственником буду я. А все документы у сына». При мне сестра позвонила ему, сказав, что я приехала и требую вернуть квартиру. Я разговаривала по телефону с племянником: «Вы же говорили, что как только Крушанскую выселят, вы мне вернете квартиру». А он мне и говорит: «Квартиру я тебе не верну. Ты, тетя Люба, недалекая. Тебе осталось мало жить — ты еле ходишь. А вдруг бы ты не успела оформить на нас квартиру? А если ты будешь ходить и выяснять, я тебя выселю из квартиры». Я плакала, говорила: «Вы же обещали! Почему вы так поступили, обманули меня?». Мне тогда было очень плохо: поднялось давление, вызвали скорую. Одновременно после разговора с сыном моя сестра вызвала полицию Кривошеино, чтобы меня выставили из ее дома. Этого я от сестры не ожидала…Приехала скорая, у меня давление 250. Следом приехала полиция выставлять меня из квартиры. При всем этом присутствовал сын сестры, который работает в полиции, но он не остановил свою мать. Сестра настаивала, чтобы меня выносили из квартиры. Медсестра из скорой помощи запрещали меня тревожить, так как это может угрожать моей жизни и стали просить сестру, чтобы она меня оставила хотя бы переночевать, поскольку с таким давлением тревожить человека нельзя. Раиса с трудом согласилась оставить меня на ночь, но предупредила меня, чтобы я рано утром покинула их квартиру, иначе она снова вызовет полицию. Утром мне пришлось покинуть квартиру сестры и уехать в Томск, на свою бывшую квартиру по ул. Суворова, 12.

Я неоднократно просила сестру вернуть мне мою квартиру, но каждый раз получала отказ. Также мне не были возвращены документы по квартире.

Окончательная подлость

Конечно, позже Любовь писала заявление и в суд, чтобы ей были выданы копии решений, по Крушанской, и в МФЦ о предоставлении копии договора дарения, поскольку сестра отказалась их отдавать.

— После того, как я получила копии решений судов по выселению Крушанской и изучила их, я узнала, что 30.11.2015 г. Октябрьский районный суд вынес решение о ее выселении. Причем я ничего не знала об этом судебном разбирательстве, несмотря на то, что в решении суда указано, что я являюсь истцом. Похоже, моя сестра, пользуясь выданной мною доверенностью, через адвоката, направила в суд исковое заявление от моего имени о выселении Крушанской, скрыв это от меня.

Решение этого суда вошло в силу 16 февраля 2016 г. — именно тогда, когда сестра с племянником и начали настойчиво убеждать Любовь переоформить квартиру на Раису. Получив же на руки договор, который подписывала, не читая, Любовь наконец-то осознала, что в нем ни одного пункта не было прописано в ее интересах.

— В договоре было написано, что я остаюсь на регистрационном учете только на момент сделки. То есть в этой бумаге не было ни слова, чтобы, к примеру, я хотя бы имела право проживать в этой квартире пожизненно. Родные люди, обманом завладевшие моей квартирой, специально тянули больше года, чтобы я не могла в течение положенного по закону года оспорить сделку, к которой они меня принудили…

По факту обмана меня моей сестрой и ее сыном я 3 июля 2017 г. обратилась с заявлением в полицию Октябрьского района г. Томска. Однако полицией мне было отказано в принятии мер реагирования. 24.09.2017 г. в квартире дома по ул. Суворова, 12, я просила приехавшую ко мне сестру, чтобы она хотя бы дала документ, разрешающий мое проживание в моей бывшей квартире, она отказалась. Мне были нанесены побои. По этому факту 25.09.2017 г. я обратилась с заявлением в полицию Октябрьского района г. Томска. Но, увы, полиция Октябрьская района не приняла мер по защите моих прав.

Также Любовь, гражданка РФ, в течение 2 лет обращалась с заявлениями о защите своих прав и в прокуратуру Октябрьского района, прокуратуру г. Томска, областную прокуратуру, к уполномоченному по правам человека в Томской области, в МВД РФ, Генеральному прокурору РФ — все оказалось тщетно. Никто из перечисленных государственных органов не защитил права Л. Кизяевой, несмотря на имеющуюся ст. 45 конституции РФ.

В феврале 2018 г. родная сестра прислала Любови уведомление о том, чтобы та в течение месяца освободила квартиру. Однако Любови некуда было идти.

В итоге в мае 2018 г. сестра подала исковое заявление в суд на выселение Любови. Никакие последующие суды и обращения уже не помогли Любови вернуть права на свою квартиру. А ее сестре и племяннику нет никакого дела до обманутого ими пожилого и больного родного человека, на старости лет вынужденного мыкаться по съемным углам…

Не доверяй и проверяй

В жилищной теме эмоции и слабость могут слишком дорого обойтись. Особенно об этом стоит помнить людям преклонного возраста, которые наиболее подвержены влиянию родственников, но при этом далеко не всегда юридически грамотны. Специалисты советуют: если один из родственников доверяет другому осуществить какие-либо действия с имуществом — например, осуществить приватизацию квартиры, либо переоформление прав, ему необходимо предельно внимательно отнестись к объему полномочий, которые он передает поверенному и закрепляет в доверенности.

К сожалению, желание добраться до вожделенного «золотого тельца», каковым и является недвижимость, часто заставляет людей, не обремененных особыми нравственными ценностями, перешагивать через своих родных. Что случилось с нами, если мы, беря грех на душу, уже не признаем родную кровь, своих родственников?!

Может, у родственников Любови Кизяевой все же проснется совесть, и они вернут ей квартиру?!

Софья Вольская

Читайте также на сайте:

  1. Палисадник
  2. Совет работает!
  3. Из крепостных — в миллионеры
  4. Отписались!
  5. ТСЖ – это сила!
  6. Когда нельзя, но очень хочется, то можно?
  7. Один из трех
  8. Литературный трамвай
  9. Нет сил молчать!
  10. Могила на трубе

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91