Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Святой Феодор Томский

Легенда или быль?

Самым почитаемым святым в Томске считается Феодор Томский, жизнь которого любопытна и полна неразгаданных тайн. Его имя в нашей истории связывают с именем императора Александра I. Многие и за пределами Томска знают легенду, по которой император Александр I инсценировал свою смерть во время поездки в Таганрог, отрекся от престола и ушел в Сибирь отмаливать грех отцеубийства.

Феодор Кузьмич (потрет томского художника, сделанный по заказу купца С. Хромова)

Появление старца

Странник тщательно скрывал свое происхождение и предпочитал принадлежать к многочисленному отряду «Иванов, не помнящих родства». Известно, что в 1836 г. он был задержан в уральском городе Красноуфимске как бродяга, скрывающий свое происхождение. Странника доставили в суд, где он сообщил на допросе о себе, что имя его Федор Кузьмич, 70-ти лет, православный, холост, неграмотен, происхождения своего не помнит. Согласно тогдашним законам, старца приговорили к 20-ти ударам плетью и ссылке в Сибирь в Томскую губернию (как не способного к каторжным работам и военной службе). В д. Зерцалы Ачинского уезда, куда приписали ссыльного, тот прибыл в марте 1837 г. Местный казак Семен Сидоров построил Феодору Кузьмичу избушку-келью в станице Белоярской.

Император Александр I

Позже старец много странствовал по Мариинскому уезду, добывая себе пропитание обучением крестьянских детей грамоте, Священному Писанию, географии и истории (грамоту, как выяснилось, он прекрасно знал — как и иностранные языки!).

В 1849 г. Феодор Кузьмич переселился в с. Краснореченское. К тому времени его святая жизнь приобрела широкую известность. Хотя большей частью старец предавался молитвенным подвигам, от общения он никогда не отказывался, всегда принимая просителей и помогая им советами. И не только советами — так, например, у Феодора Кузьмича обнаружились дары прозорливости и целительства, привлекавшие к нему многих.

Дом купца Хромова находился недалеко от Богородице-Алексиевский монастыря. К сожалению, этот дом не сохранился

Необыкновенно уважал старца епископ Томский Афанасий (Соколов) — Феодор Кузьмич открылся архипастырю, что на подвиг странничества его благословил святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский. По некоторым свидетельствам, старец и владыка Афанасий в разговорах часто переходили на французский язык.

В 1858 г. старец поселился в Томске, куда его пригласил купец С. Ф. Хромов, которого он исцелил от болезни глаз. В благодарность страстно верующий в него Хромов построил для Феодора два небольших дома-кельи. Одна из их находилась в купеческой усадьбе в центре города, а вторая, летняя — на заимке Хромова возле Томска.

Келья старца Феодора Кузьмича в городской усадьбе купца

Томский период

Жизнь старца в Томске, переживавшем в те времена золотую лихорадку, отличалась праведностью и полным равнодушием к богатству и славе. Тайны своего истинного происхождения он так и не открыл, хотя всем было ясно, что он явно не простой бродяга. Он очень чтил день памяти князя Александра Невского, который был небесным покровителем императора Александра I.

В этот день он посещал своих знакомых старушек Анну и Марфу. Старушки были сосланы в Сибирь своими господами за какую-то провинность и пришли в одной партии ссыльных со старцем Феодором. В день Александра Невского в их доме приготовлялись пироги и другие деревенские яства. Старец проводил у них все послеобеденное время и вообще весь этот день бывал особенно весел, позволял себе покушать немного более чем обыкновенно, вспоминал о Петербурге, и в этих воспоминаниях проглядывало что-то для него родное и задушевное. Он рассказывал: «Какие торжества были в этот день в Петербурге — стреляли из пушек, развешивали ковры, вечером по всему городу было освещение, и общая радость наполняла сердца человеческие…». Известны также рассказы старца о событиях Отечественной войны 1812 г., о жизни Петербурга, воспоминания об Аракчееве, Суворове, Кутузове. Случалось, что старые русские солдаты признавали в нем императора Александра I. При этом старец никогда не поминал в своих рассказах ни Павла I (грех отцеубийства всегда тяготел над старшим сыном задушенного гвардейцами царя), ни Александра I.

Внутренний вид кельи старца Феодора

Если кто-нибудь дерзал настаивать на том, чтобы Феодор Кузьмич все-таки открыл свое прошлое, тот отвечал уклончиво:

«Я сейчас свободен, независим, покоен. Прежде нужно было заботиться о том, чтобы не вызывать зависти, скорбеть о том, что друзья меня обманывают, и о многом другом. Теперь же мне нечего терять, кроме того, что всегда останется при мне — кроме слова Бога моего и любви к Спасителю и ближним. Вы не понимаете, какое счастье в этой свободе духа…».

До революции легенда о царе-старце, покинувшем престол, чтобы замолить грех участия в отцеубийстве, имела широкое распространение. Она постоянно передавалась из уст в уста, от рассказчика к рассказчику приукрашиваясь и обрастая подробностями. Но многие относились к ней скептически. Архиепископ Иркутский Вениамин (Благонравов; 1825-1892) писал о купце Семене Хромове, на заимке которого жил и умер старец, что тот «помешался на мысли» о царском достоинстве Феодора Томского.

Могила на особо почитаемом кладбище Алексиевского монастыря стала «местом поклонения и даже некоторого паломничества»

Почитание старца после его смерти

Как это часто бывает на Руси, почитание старца усилилось вскоре же после его смерти, последовавшей 20 января 1864 г. (по старому стилю), 2 февраля (по новому стилю), когда ему было около девяноста. Похоронен он был на кладбище монастыря. На могиле почитателями был установлен крест с надписью: «Здесь погребено тело Великого Благословенного старца Феодора Козьмича, скончавшегося 20 января 1864 года».

По кончине старца в его келье, в числе иных предметов, были будто бы обнаружены документ о бракосочетании императора Александра I, резное распятие из слоновой кости, цепь ордена Андрея Первозванного, нарисованный вензель в виде буквы «А». Иногда говорят о каких-то бумагах, заставивших зачастить в Сибирь представителей правящего Дома Романовых.

Когда тело старца готовили к погребению, на коленях его обнаружили мозоли от многочасовых коленопреклоненных молитв. Могила его в Богородице-Алексеевском монастыре города Томска окружена была почитанием. Обе кельи и могила стали «местом поклонения и даже некоторого паломничества» сибиряков, первостепенными достопримечательностями города. Среди паломников встречались как совсем простые богомольцы, так и представители высшего общества (министры, крупные воинские чины, великие князья). Уже во второй половине XIX в. записывались случаи благодатной помощи старца страждущим.

Богородице-Алексиевский монастырь был до 1764 г. единственным на томской земле владельцем 400 крепостных крестьян, обладал обширными землями на р. Томи и р. Оби, рыбными тонями, борами, луговыми и пахотными землями.

Монастырь являлся центром просвещения, очагом культуры. Устроенная еще в XVII в. монастырская больница была первым в Томске медицинским учреждением. При монастыре в 1746 г. была основана и первая в Томске школа — Томское русское духовное училище, преобразованное в 1762 г. в русско-латинское. Позднее была открыта и Духовная семинария, библиотека которой насчитывала 15 тысяч томов.

Известно, что летом 1891 г. могилу старца посетил будущий царь Николай II. Спустя сорок лет после смерти над склепом старца на монастырском кладбище была установлена каменная часовня.

В 1903-1904 гг. над могилой старца возвели часовню, но она не сохранилась до наших дней. Так как паломничество к ней не прекратилось и после революции, в 1936 г. власти решили проблему радикально: часовня над могилой была разрушена, могила осквернена, обе кельи исчезли.

В начале 1920-х гг., перед упразднением Богородице-Алексиевского монастыря, были зафиксированы множественные явления Феодора Кузьмича. Являлся он будто бы и инокам обители незадолго до их расстрела в 1926 г.

Богородице-Алексиевский монастырь

Писатели о тайне томского старца

Загадочная легенда, широко известная во всем мире, до сих пор вызывает ожесточенные споры среди историков и краеведов. Причина ее славы кроется прежде всего в том, что в томскую легенду включаются непростые события вокруг неожиданной смерти императора Александра I в Таганроге. О жизни, делах и тайне томского старца писали Лев Толстой, Дмитрий Мережковский, Анри Труайя.

За публикацию толстовских «Записок» о старце был предан суду и обвинен в «дерзостном неуважении верховной власти» Владимир Короленко. Советская власть тоже всячески пыталась предать забвению праведного старца, чье имя народ связал с царем. О чем свидетельствуют, к примеру, строчки поэта Давида Самойлова, посвященные таинственным сведениям о старце:

… А эти данные гласят

И в них загадка для потомства,

Что более ста лет назад

В одной заимке возле Томска

Жил некий старец непростой,

Феодором он прозывался.

Лев Николаевич Толстой

Весьма им интересовался.

О старце шел в народе слух…

Выходит, было в этой красивой легенде немало такого, что народ с ней, несмотря ни на что, не расстается. Потому что его не может не волновать фигура царя, ушедшего в народ и искупающего праведной жизнью странника свои прегрешения. Не зря же о «красоте и искренности» легенды говорил сам Лев Толстой. Великого писателя глубоко волновал сюжет ухода из светской жизни, и он разрабатывал его в «Отце Сергии», «Живом трупе», «После бала», ну и, естественно, в неоконченных «Посмертных записках старца Федора Кузьмича…»

Восстановленная каменная часовня

Обретение церковью мощей святого Феодора Томского

В начале 1990-х неутомимые томские краеведы стали настаивать на восстановлении часовни-памятника на могиле старца и памятного знака на месте его городской кельи на пустом углу ул. Крылова и пр. Фрунзе (бывших Монастырской и Нечаевской).

В 1992 г. последовало возрождение Алексиевского монастыря. Летом 1993 г. монастырь посетила великая княгиня Мария Владимировна, глава императорского дома Романовых вместе с матерью и сыном Георгием.

В настоящее время историки и краеведы уже не высказываются резко и негативно по поводу этой легенды. Из уважения, во-первых, к самому феномену живучести легенды в народном сознании и ее тесному переплетению с действительностью, а во-вторых — из-за причисления Федора Кузьмича в 1984 г. к Собору Сибирских святых.

Мощи старца хранятся в Казанской церкви в специальной раке, особо почитаемой верующими

Летом 1995 г. мощи Старца Феодора Томского были обретены церковью. Для чего томские семинаристы раскопали склеп Федора Кузьмича. Работа шла в нише склепа, превращенного несколько десятилетий тому назад временными хозяевами территории сначала в нужник, а затем в мусорную яму. Из склепа наверх было бережно поднято дно гроба, а сохранившиеся мощи старца семинаристы перенесли в Казанскую церковь Алексиевского монастыря. Отсутствовали гробовая крышка и череп. То ли череп изъяли приезжавшие из Москвы исследователи (версия есть, но четких подтверждений не находится), то ли мальчишки, искавшие в могилах ценности (о чем также имеются свидетельства). Обретение церковью мощей святого Федора Томского снимало с города позор былого кощунственного отношения к святому старцу.

Великая княгиня Мария Владимировна, глава императорского дома Романовых, во время посещения Богородице-Алексиевский монастыря

В 1997 г. над склепом старца была восстановлена часовня, но его мощи хранятся теперь в стоящей по соседству Казанской церкви в специальной раке, особо почитаемой верующими. От мощей святого Феодора, по заявлениям очевидцев, происходят многочисленные исцеления — их запись ведется в Богородице-Алексиевском монастыре.

Так все-таки что из жизни Старца Феодора Томского легенда, а что быль? Все это вот уже полтора века не дает покоя многим. В спорах ломаются копья, написаны тысячи страниц, приведено множество «доказательств» того, что Феодор Кузьмич есть не кто иной, как Александр I, и столь же «убедительных» «опровержений» этого.

В Хромовке, неподалеку от р. Ушайки, к 400-летию Томского Богородице-Алексиевского монастыря установлен гранитный памятник

Приведем высказывание игумена Силуана (Вьюрова), управлявшего Богородице-Алексиевской обителью в 1999-2013 гг. (ныне он является епископом Колпашевским и Стрежевским):

«Особая острота проблемы Император — Старец… вызвана не столько уходом первого, сколько святостью последнего. И сам уход с престола отцов, отречение от Богом данной власти получает оправдание лишь в свете подвига самоотречения, увенчанного святостью. В этом смысле, положительное решение проблемы необходимо не старцу Феодору, а императору Александру… Ценность человеческой судьбы как в очах Божиих, так и в глазах людей определяется ответом не на вопрос: кем человек был, а на вопрос: кем он стал».

Поставить точку в споре о старце может лишь генетическая экспертиза, пока же она не проведена.

По материалам из открытых источников

Материал подготовила Варвара Титова

Читайте также на сайте:

  1. На треть больше
  2. Отписались!
  3. Диденко, блюз!
  4. Год «Томи»
  5. Долгий ремонт
  6. Главная дорога
  7. Энди Уорхол
  8. От выборов до выборов
  9. Масштабные гуляния
  10. Данайцы, дары приносящие

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91