Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

«Тришкин кафтан» надежды

Неужели другого пути, нежели «кроить» и без того хилую материальную базу российского здравоохранения, не найти?

Несколько последних дней стали небывало урожайными на заявления высших должностных лиц государства. Часть из них касались непростой, если не сказать больше, ситуации с заболеваемостью коронавирусом россиян.

Все хорошо, прекрасная маркиза!

Конечно же, запомнились слова президента РФ Владимира Путина «В России с самого начала эпидемии во главу угла мы поставили главную ценность — жизнь и безопасность людей. И это был осознанный выбор, продиктованный культурой, духовными традициями нашего народа, его сложнейшей, порой драматичной историей». Далее он убедительно говорил о достижениях российской медицины, встретившей нашествие болезни во всеоружии. О резервах коечного фонда, новых лекарствах и протоколах лечений. Ну, и так далее. Желающие всегда могут прочесть его выступление на соответствующих сайтах.

О резерве койко-мест, лекарств и средствах индивидуальной защиты через четыре дня после президентской речи говорил и его пресс-секретарь господин Песков.

И, действительно, размах прироста коечного фонда имеет место быть. По некоторым данным, в РФ для лечения COVID-19 развернули уже около 200 тыс. коек.

К сожалению, нам неизвестно, сколько из них приходится на вновь построенные стационары. Больше власти называют цифры, приходящиеся на так называемые стационары перепрофилированные.

В Томске общее число таких мест составило 1 732 — это с учетом больниц в районах области, 180 коек в респираторном госпитале на базе ТБСП и 300 коек — на базе роддома № 4.

Активно меняют профиль и лечебные учреждения соседнего Новосибирска. Опять же действующим стационарам придется существенно потесниться. В том числе кардиологическому и гинекологическому стационару. Вместе с некоторыми помещениями в областной клинической и ряде городских больниц.

Но, как показывают темпы распространения заболевания, и этих коек скоро будет явно недостаточно. Во всяком случае, в Новосибирске такая вероятность велика. Буквально в минувшую среду местный министр (не удивляйтесь, здесь руководят исключительно министры) здравоохранения огорошил общественность заявлением о числе свободных коек. Если ему верить, то их на тот период осталось всего 3%! Возможно, и поэтому жителей столицы Сибири с подозрениями на COVID-19 порой развозят для лечения по прилегающим к городу районам.

В Барнауле к размещению коронавирусных госпиталей на несколько сотен мест готовят торговые центры. Меры помогут увеличить коечный фонд на 20%. В регионе развернуто около 4,8 тыс. мест для больных.

В Томске же, если верить властям, цифры более щадящие. А между тем инфекция не успокаивается. И многим из заболевших явно понадобилась помощь в стационарах. А сколько будет еще?!

Наследники Гиппократа

В порыве борьбы с заморской заразой наша замечательная медицина, кажется, малость подзабыла о болезнях, так сказать, привычных. Кардиологических там или онкологических. Плановая медицинская помощь по ним уже отложена до лучших времен. Вот только болезнь вряд ли будет их ждать. Но, к сожалению, нынешняя статистика не дает в свободном доступе информацию о влиянии текущей заболеваемости на рост смертности в стране. Во всяком случае, мне их найти не удалось. Хотя, думается, без ее роста здесь не обойтись. Не зря же нам так хорошо известны призывы своевременного обращения к врачу и ни в коем случае не заниматься самолечением. А слова Гиппократа «Болезнь легче предупредить, нежели лечить» так вообще набили самую настоящую оскомину еще с курсантских времен. Их аршинными буквами отчего-то так любили малевать чуть ли не в каждом армейском лазарете.

Но если хорошо «порыться» во Всемирной паутине, кое-что можно найти и на сей счет. Например, сообщение агентства Интерфакс от 22 октября, начинающееся словами «Коронавирус и «переключение» врачей на лечение пациентов с этим заболеванием повлияло на увеличение смертности примерно на 20%. Такие оценки привел президент Общества специалистов по сердечной недостаточности, директор Клиники госпитальной терапии им. Остроумова Сеченовского университета Юрий Беленков». И далее: «12-15% — это прирост других заболеваний, вернее, заболеваний, которые могут быть спровоцированы COVID-19».

Желающие всегда могут прочесть его мнение полностью в сети Интернет.

По живому

Согласитесь, подобная картина как-то оставляет место для вопросов нашему замечательному главе государства и его пресс-секретарю. Например, неужели другого пути, нежели «кроить» и без того хилую материальную базу российского здравоохранения, не найти? А то, что она действительно таковая, взглянем на тот же Северск. Там на больничные корпуса нельзя смотреть без слез. Например, в инфекционном, принявшем первый удар пандемии, комплексный капитальный ремонт не делался с 1977 г.!

Хотя еще Владимир Ильич много лет назад напутствовал нас словами, что раз дело дошло до войны, все должно быть подчинено ее интересам. И, действительно, другого выхода пока нет.

Но есть и еще одно выражение — у нас, куда ни кинь, везде 22 июня. Вспомнилось мне оно исключительно после сравнения ряда показателей, характеризующих состояние здравоохранения Томской области с самым началом «лихих 90-х», о счастливом преодолении которых так любят говорить наши чиновники.

К сожалению, более поздних, чем по итогам 2018 г., цифр найти не удалось. Кроме одной. Но, согласитесь, при нынешних реформах здравоохранения трудно поверить в их существенные изменения за один только прошлый год.

Справедливости ради следует отметить, пусть и небольшой, но рост числа врачей из расчета на 10 000 населения. В 1990 г. их было 56,6, в 2018 г. — уже 58. А вот численность среднего медицинского персонала, наоборот, уменьшилась, и более существенно: со 106,7 тыс. до 100. Еще хуже обстоят дела с численностью больничных организаций и коек в них. Первых стало меньше в 2,16 раза, вторых — в 1,35 раза (из расчета на 10 000 чел. населения).

Теперь о более тревожных цифрах. В статистическом отчете 2020 г. в таблице, характеризующей ввод в действие объектов социально-культурного назначения, в графе «Количество больничных коек» красуются гордые прочерки за 2017, 2018 и 2019 гг.

Таковы итоги очередного реформаторского зуда, проводимого не в один этап. Если помните, нас когда-то убеждали о затратности стационарного лечения, предлагая развивать амбулатории. Термин даже придумали «первичное звено». Но, как водится, остановились на половине пути. Больницы сократили, а «первичное звено» так и не стало первичным в деле финансирования. А, следовательно, и в оснащении современной медицинской техникой. А кое-где и не только современной.

Еще один удар по системе здравоохранения нанес небезызвестный Анатолий Сердюков, взявший в ходе армейской реформы «подреформировать» и армейскую медицину. В результате в Томске вместо поликлиники и госпиталя остались рожки да ножки. Попутно исчез военно-медицинский факультет и госпиталь в Северске. «Выпадающие учреждения» планировалось, наверное, заменить «развитием первичного звена». Но опять, не смогли.

Теперь вот, когда грянул гром, собираем койко-места с миру по нитке, меняя профиль одного лечебного учреждения для спасения других. И не устаем говорить красивые и правильные речи. Вот только словом коронавирус пока еще лечить не научились. Пусть даже слетающего с самых высоких уст.

Владимир Долгих

Читайте также на сайте:

  1. Услышьте местных регоператоров!
  2. Мы на край земли пойдем, мы построим новый дом
  3. Победный нырок
  4. Цветочный период
  5. Вопрос по пенсиям
  6. Пора наводить порядок!
  7. 2021 — год Белого Металлического Быка
  8. ТЮЗ. До новых встреч!
  9. Не по зубам
  10. 30 лет без СССР. Часть 6

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91