Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Что стоит за врачебной ошибкой?

Главными причинами врачебных ошибок в России называют низкую квалификацию врачей и плохие условия труда

Количество недовольных качеством медицинской помощи в России растет ежегодно. По данным председателя СК России Александра Бастрыкина, число направленных в суд дел о врачебных ошибках в 2019 г. выросло до 332. В 2018 г. их было на 10% меньше. При этом общее количество жалоб за прошлый год 6,5 тыс., возбуждено более 2 тыс. уголовных дел.

Подобная статистика, конечно, вызывает беспокойство. Однако до сих пор Минздрав РФ не ведет официальную статистику по преступлениям, которые совершены медработниками. По подсчетам общественных организаций, ошибки медиков в России уносят каждый год жизни более 50 тыс. человек.

Умышленное укрывательство врачебных ошибок в РФ привело к тому, что председатель СК А. Бастрыкин предложил ввести в УК РФ статью, предусматривающую ответственность за врачебные ошибки.

Врачебная ошибка — это незлоумышленное действие медика

Врачебная ошибка

Законодательно закрепленного понятия «врачебная ошибка» в России не существует. Это понятие имеет распространение преимущественно в медицинской литературе, но и здесь не существует общепринятого понятия этого термина. Чаще всего под врачебной ошибкой понимают действия (бездействия) врача, имеющие в своей основе недостаточную квалификацию или неспособность использовать имеющиеся знания. Главное отличие ошибки от других дефектов врачебной деятельности — это исключение умышленных преступных действий: небрежности, халатности, а также невежества (академик Давыдовский).

Согласно неофициальной статистике, в 96% случаев врачебная ошибка — это результат потенциально опасного поведения врача, человеческого фактора, которые возникают из-за дефицита времени специалиста, нехватки профессиональных знаний, а также банальной неосторожности. При этом эксперты полагают, что более 50% ошибок можно предотвратить.

Врачебные ошибки могут быть классифицированы по разным признакам и критериям. Существует 6 главных видов врачебных ошибок, в зависимости от того, на каком этапе оказания медпомощи она была совершена.

Диагностические — это наиболее распространенная группа врачебных ошибок, они совершаются на этапе диагностики и приводят к ошибкам во всем лечебном процессе.

Организационные — возникают из-за неправильной и недостаточной организации самого лечебно-диагностического процесса, а также из-за низкой материальной обеспеченности медицинской службы.

Лечебно-тактические — врач совершает ошибку на этапе выбора методов лечения пациента, последствия наиболее неблагоприятны, если ошибка была совершена на этапе диагностики — лечащий врач лечит пациента в соответствии с неверным диагнозом.

Технические — возникают на этапе заполнения медицинских документов, например, амбулаторной карты, выписки из истории болезни и т. д.

Деонтологические — этот вид ошибок связан с халатным поведением врача по отношению к пациенту и его родным.

Фармацевтические — неверное определение совместимости лекарственного препарата с другими медикаментами, не учитывая его показания и противопоказания.

Следственный комитет РФ в числе главных причин врачебных ошибок отечественных медиков называет неверную постановку диагноза пациенту и неверный набор обследований, которые проводятся с нарушениями.

Медработник может совершить врачебную ошибку, если: поспешно и невнимательно собрал анамнез; проигнорировал жалобы; поверхностно обследовал пациента; поставил ошибочный диагноз; назначил неправильное лечение. Также в клинике могли небрежно провести обезболивание и оперативное вмешательство; во время операции оставили инородное тело; неоправданно рисковали при оказании помощи пациенту. 


Врачебная ошибка, приведшая к тяжким последствиям, чаще всего совершается гинекологами, реаниматологами и хирургами — именно врачи этих специальностей чаще всего допускали преступную халатность. Действия врачей бюджетных медучреждений оказывались ошибочными в 73% этих случаев, тогда как количество врачей частных клиник составило 27%.

Эксперты признают, что сегодня доказать виновность врача практически нереально, исключением является полное признание вины, исходящее от самого медработника. В остальных случаях медик имеет все шансы на победу в суде.

Ответственность медицинских работников

Совершенная врачебная ошибка, которая привела к неблагоприятным последствиям, наказуема. К лицу, чья вина будет доказана, могут быть применены следующие виды юридической ответственности: уголовная — медработник в полном объеме возмещает причиненный пациенту ущерб и получает судимость; дисциплинарная ответственность — к врачу применяются санкции дисциплинарного характера, предусмотренные ТК РФ; гражданско-правовая ответственность — медучреждение и врач по решению суда компенсируют причиненный вред и возвращают его в материальном выражении.

В УК РФ наиболее близкие статьи, касающиеся медицинской деятельности, когда речь идет о врачебной ошибке — это ст. 109 (Причинение смерти по неосторожности), ст. 118 (Причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью по неосторожности), ст. 124 (Неоказание помощи больному) и ст. 238 (Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). В соответствие с УК РФ, лицо подлежит уголовной ответственности только за те опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Санкции по ст. 109 более мягкие по сравнению со ст. 238, однако на практике четких критериев того, какая статья должна быть применена в конкретном случае, не существует. Согласно ст. 109 УК РФ, к медработнику могут быть применены такие санкции, как принудительные работы, лишение свободы до 3 лет, запрет заниматься медицинской деятельностью в течение 3 лет. Конкретное наказание оглашается в приговоре суда. По ст. 238 УК РФ (ч. 2 и ч. 3) наказание может быть от назначения большого штрафа (до 500 тыс. рублей) до лишения свободы — до 10 лет.

Одним из основных вопросов возмещения вреда жизни и здоровью, причиненного при оказании медицинской помощи, является: кто ответчик по требованию возмещения вреда в связи с врачебной ошибкой? Получается, что вред причиняет конкретный медицинский работник, но, в соответствии с законодательством, ответственность несет бюджет, то есть больница, поликлиника, а выиграть пострадавшему от врачебной ошибки в российском суде у органов власти, в особенности, в региональном суде, крайне затруднительно. Удовлетворения материальных исков происходят в минимальных размерах, недостаточных для компенсации понесенного ущерба здоровью. К тому же лечебное учреждение имеет возможность регрессного иска к врачу, совершившему врачебную ошибку, доказанную в суде. Кстати, моральная компенсация, по данным томских адвокатов, составляет не более 50 тыс. рублей.

Следует обратить внимание, что причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения медицинским работником служебных обязанностей по неосторожности уголовной ответственности не влечет.

Кому нужны красивые статистические данные, не соответствующие действительности?

Основным весомым доказательством некачественного оказания медицинской помощи является судебно-медицинская экспертиза, которая проводится в Бюро СМЭ субъектов РФ. В Томске таким учреждением является Областное Бюро судебно-медицинских экспертиз (ОГУЗ БСМЭ), эксперты которого должны проводить изучение всех объектов, представленных следователем или судом для проведения судебно-медицинской экспертизы (исследования), а результатом их работы является объективное, строго на научной основе, экспертное заключение для судебно-следственных органов.

По информации прокуратуры, в 2018 г. в Томской области возбудили 41 уголовное дело по статьям, связанным с неверным лечением. В 2019 г. количество таких дел снизилось до 25. Естественно возникает вопрос: кому выгодно укрывательство врачебных ошибок, совершенных томскими медиками?

Томичи должен знать, в каком лечебно-профилактическом учреждении (ЛПУ) и за какой промежуток времени было максимальное количество врачебных ошибок. Врачебные ошибки и их последствия необходимо не скрывать от общественности, а подвергать строгому учету, проводить их анализ с обсуждением в специализированных сообществах медицинских работников. Граждане имеют право на выбор лечебного учреждения и врача, владея информацией о качестве оказания медицинской помощи в конкретном ЛПУ и репутации конкретного специалиста.

Поддержание «липового» имиджа ЛПУ и специалиста вводит в заблуждение пациента и порождает новые врачебные ошибки, часть из которых заканчивается летальным исходом. Вспомните хотя бы статистику младенческой смертности в томском перинатальном центре в 2016–2018 гг. К врачебным ошибкам приводит в том числе невыполнение стандарта оснащения больниц и отсутствие реального контроля за техническим состоянием медицинского оборудования. Причиной смерти пациента может стать неправильная работа аппарата ИВЛ (искусственной вентиляции легких) или «наркозника». Часто эту ситуацию списывают на врачебную ошибку в коллективе, а для родственников есть объяснение: «Пациент не выдержал операции». Хотя на самом деле в этом виноват главный врач ЛПУ, из-за его плохой работы в учреждении существует некорректно работающий прибор. Но это у нас почему-то не принято проверять. А патологоанатом на трупе никогда не увидит, что причиной смерти стало то, что человек задохнулся или у него встало сердце из-за остановившегося ИВЛ.

В первую очередь, в хорошей, но не истинной статистике, заинтересован департамент здравоохранения Томской области, возглавляемый Александром Холоповым, так как по голым красивым цифрам дается общая оценка состояния здравоохранения Томской области. Получается, что личный имидж чиновника Холопова важнее объективных данных о качестве оказания медицинской помощи в регионе?

Какими способами достигаются показатели здравоохранения, не соответствующие действительности? В первую очередь, оказывается давление на главных врачей ЛПУ, чтобы скрыть факты некачественного оказания медицинской помощи и не допускать разглашения этих случаев, как в медицинской среде, так и в средствах массовой информации. К чему привела кадровая политика А. Холопова в Томской области — всем хорошо известна: фигурантами уголовных дел стали супруги Татьяна Домнич и Олег Домнич (ранее они возглавляли стоматологическую поликлинику и Томскую районную больницу соответственно); Евгений Крук (главврач Томского фтизиопульмонологического медицинского центра); Андрей Медведев (главврач Молчановской ЦРБ), Евгений Борисов (главврач Первомайской ЦРБ) и другие. Судимая Софья Мазеина (бывший главврач Шегарской РБ), больше года возглавлявшая Онкологический диспансер, уволена по настоянию прокуратуры в феврале 2020 г.

Желая иметь своего человека в экспертном учреждении с целью сокрытия врачебных ошибок, А. Холопов без проведения конкурса на должность начальника Бюро СМЭ назначил своего ставленника — Владимира Черемных, не имеющего специального образования в области судебно-экспертной деятельности. Более того, Черемных дискредитировал себя, работая главным врачом в больнице г. Стрежевого, где был уличен в непрофессиональном использовании бюджетных средств, оставив больницу с кредиторской задолженностью около 5 млн рублей.

Летом 2019 г. региональная ФАС расследовала картельный сговор шести медицинских учреждений региона, которые были заподозрены в антиконкурентных действиях при проведении электронных торгов на поставку медикаментов и медицинского оборудования.

Коррупция при Холопове расцвела просто пышным цветом и напоминает спрут. Она проникла в самые нижние звенья томской медицины, включая районные поликлиники.

Кроме этого, сегодня врачам в регионе созданы все условия для некачественной работы: крайне мало времени на прием больного, растущий вал электронной и бумажной документации, низкие оклады, вынуждающие врачей работать на 1,5-2 ставки, хронически переутомляясь на работе.

В нашем регионе, как и в России, сначала были разрушены больницы и ФАПы, сокращены медработники, а финансирование отрасли принесено в жертву пагубной оптимизации здравоохранения РФ.

У каждого врача есть свое «кладбище»

У каждого врача, как известно, есть свое маленькое «кладбище». Отличается оно только размерами и степенью катастрофичности косяков, которые доктор допустил в своей работе, и их последствий. Кто-то сделал из этого выводы на всю жизнь, кто-то ушел из профессии после этого, а кто-то вообще не обращает внимания на регулярно растущую площадь его «кладбища». В большей степени «кладбище» — это ошибки, заблуждения и несбывшиеся надежды и прогнозы.

В России давно ведутся дискуссии о том, кто несет ответственность за врачебную ошибку. Сегодня мнения профессионального сообщества по поводу внедрения термина «врачебная ошибка» разделились. «Если причиной стали заведомо ошибочные действия — это одно. Отсутствие необходимого оборудования, атипичное протекание болезни, невозможность быстро принять правильное решение, когда счет идет на секунды. Большую роль играют субъективные факторы, не зависящие напрямую от врача», — комментирует проблему доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. И. А. Евдокимова Иван Печерей. Он считает, что в России нет широких дискуссий по поводу врачебных ошибок, потому что медики боятся об этом говорить. По мнению эксперта, нужно в целом менять подход: «Не следует возбуждать уголовные дела по заявлению граждан в отношении медработников до предварительного разбора врачебным сообществом их действий».

В свою очередь, главврач ОГАУЗ «Межвузовская поликлиника» в Томске Виталий Грахов в комментарии агентству РИА Новости подчеркнул: «Врач в случае ошибки не должен оставаться безнаказанным. Но должно быть четко определено, какие действия считаются преступными. Нужно принимать во внимание сложности, возникающие в процессе лечения. И эти случаи не стоит путать с халатностью. Именно профессиональное сообщество в первую очередь должно решать, реально ли врач допустил ошибку. К примеру, хирургу за операционным столом нередко приходится принимать решения очень быстро. И не все приводят к положительным результатам. Разве здесь мы имеем дело с врачебной ошибкой? Нет!». В. Грахов считает, что в ситуации, когда медработников чуть что судят по УК, желающих обучиться профессии врача все меньше, большинство идут в косметологию, стоматологию, а вот в хирурги никто не хочет.

Будет ли уголовная ответственность за врачебную ошибку?

Будет ли введена уголовная ответственность за врачебные ошибки?

По словам председателя СК А. Бастрыкина, в России растет число преступлений, обусловленных небрежным исполнением медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей. И новые нормы УК позволят объективно оценивать динамику ятрогенных преступлений и выяснять обстоятельства их совершения. А чтобы решения следователей о действиях медиков были максимально объективными, Бастрыкин пообещал заняться повышением их квалификации.

В настоящее время тема врачебных ошибок является объектом пристального внимания рабочей группы, в которую входят представители Следственного комитета и Национальной медицинской палаты. Одним из предложенных нововведений является отмена лишения свободы врачей, совершивших ошибки. Такую строгую меру предлагают заменить штрафом и исправительными работами. Подробно рабочая группа планирует расписать нововведения в проекте ст. 124.1 УК РФ. Действующая редакция этой статьи предполагает такие наказания как арест, штраф и исправительные работы. Позиция представителей рабочей группы следующая: врачебная ошибка, повлекшая у пациента осложнения болезни, не должна вести к уголовной ответственности. На данный момент работа над новыми положениями УК РФ продолжается.

Ия Владимирова

Читайте также на сайте:

  1. О парше, поразившей город
  2. Патриоты идут на выборы
  3. Уважаемые читатели!
  4. Нужен ли светофор?
  5. Избили после заявления
  6. Минус семь
  7. Чиновничья месть
  8. Билет до Сочи
  9. Куда девать лампы?
  10. Начало заката мусорной реформы, или как чиновники предлагают оплачивать свою некомпетентность из областного бюджета

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91