Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

30 лет без СССР. Часть 20

Цифровизация образовательной среды — только прелюдия вашего «технотронного рабства»

Продолжение. Начало в № 6-26, 2021 г.

Самому управлять своей жизнью, преодолеть разрыв между управленческим трудом и трудом управляемых работяг — это миссия когнитариата. Отказываясь от изнурительного интеллектуального и духовного саморазвития себя и своих детей, вы не остаетесь на месте, а соскальзываете в провал.

У вашего соскальзывания есть «управленцы», наращивающие разрыв между вашим развитием и технической средой. Они прекрасно понимают значение «барьера Питерса», который был описан в 17-ой части статьи в «Томской НЕДЕЛЕ» от 11.06.2021 г. № 24. Они прекрасно понимают, что ваше духовное и интеллектуальное развитие угрожает их позициям управляющих. Они будут его останавливать именно средствами цифровизации, не только образовательной среды, но и вашего сознания. Контроль над ним, выражающийся в безволии масс, уже сейчас значителен, но пока не полон, он пока не снял проблему «классовой войны».

Не понимая происходящее достоверно и конкретно, наши сограждане многое чувствуют интуитивно и образно. Это нашло отражение в социологическом исследовании АКСИО, с которым вы знакомились в двух предшествующих частях статьи. Отвечая на вопрос о том, кто будет выгодополучателем от цифровизации образовательной среды, опрошенные ответили так:

производители гаджетов — 23%

Российское государство — 18%

коммерческие структуры — 13%

«выиграют все» — 10%

граждане и дети — 10%

международные структуры — 7%

администрации школ — 5%

учителя — 3%

не ответили — 12%

Результаты содержательных ответов можно обобщить так, чтобы суммировать ответы, касающиеся бизнеса разного рода («производители гаджетов», «коммерческие структуры (банки, фонды, торговые сети)») и касающиеся граждан России, кем бы они ни были — учителями, работниками школы или просто родителями, то результаты ответов будут такими:

выиграет бизнес — 46%

выиграет государство — 24%

выиграют граждане — 22%.

Отдельно приходится отметить, что суммарно 9% давших ответ по существу считают, что от цифровизации образования ваших детей выиграют международные структуры.

Чипанутые

Первый летний месяц, «украшенный» разными саммитами и интервью руководителей нашего государства и его регионов, в очередной раз явил доказательства, что руководство России имеет религиозную веру, определяющую все его сознание, всю его направленность и все его идеалы. Это вера в возможность построения «Европы от Лиссабона до Владивостока».

Радует, что появились читатели, которые вопреки фрагментарной властной риторике о самобытности России и ее особом цивилизационном пути, смогли осознать указанный «религиозный» факт как фундаментальный, как фильтр, через который только и можно понять государственную политику, в том числе в сфере цифровизации образования, экономики и вообще общества. Но посмотрим, стремятся ли «международные партнеры» российского руководства к успешности вас и ваших детей? Посмотрим в лики российской цифровизации.

Михаил Мишустин до утверждения главой российского правительства завоевал авторитет цифровизацией системы налогового администрирования. В январе 2020 г. будущий премьер Мишустин, представляя свою программу, сделал акцент именно на создании в России некой «цифровой экономики», он тогда заявил, что Россия должна превратиться в «цифровую платформу». Своими приоритетами Мишустин объявил реформу управления, внедрение современных технологий и национальный проект «Цифровая экономика». По сути, он заявил, что вся наша жизнь должна кардинально измениться. Вас никто не спрашивал, хотите ли вы этих изменений, но по факту они происходят, частным примером изменений является проект цифровизации образовательной среды.

Цифровизация а-ля-Мишустин только разворачивается, но уже можно понять ее черты, понять, по каким правилам вы будете жить в «цифровой платформе». Первое, что бросается в глаза, это установление жесткого цифрового контроля над граждананми под предлогом противодействия новому коронавирусу. В прошедшем месяце не только Москва, но и ряд иных регионов ввели меры по цифровому контролю перемещения граждан, в частности посещения ими мест общественного питания, где предписано требовать у посетителей для считывания QR-код, подтверждающий факт их вакцинации.

Сертификат прививки

Цифровизаторы действуют осторожно, не давя излишне на психику масс, которые чувствуют угрозы цифровизации, но, находясь в плену патерналистских ожиданий к государству, блокируют осознание угрозы тем или иным способом психологической защиты, которые были перечислены в частях 15 и 16 настоящей статьи (см. «Томскую НЕДЕЛЮ» за 28.05.21 г. № 22 и 04.06.21 г. № 23).

Но запустивший проект цифровизации образовательной среды Мишустин не действует сам по себе. У проекта есть ключевые идеологи: Высшая школа экономики (ВШЭ), которая уже рассматривалась в настоящей статье в контексте «вхождения России в Европу» в части образования ваших детей по методикам Теодора Шанина, а также Сбербанк и Агентство стратегических инициатив.

Дмитрий Николаевич Песков

Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов месяц назад заявил, что традиционная для СССР и России школьно-урочная система образовательного процесса устарела, что учитель не может сделать весь класс образовательно успешным, а на цифровой платформе, дескать, все станут успешными и будут учиться в собственном темпе. Деятельность ВШЭ и Сбербанка хоть немного удерживается во встревоженном сознании наших обывателей, а вот об Агентстве стратегических инициатив (АСИ) они ничего сходу сказать не могут. Придется помочь им сформировать хоть какое-то представление об этой некоммерческой организации, созданной правительством России.

В окружении президента России есть два Дмитрия Пескова, один — пресс-секретарь, а второй — спецпредставитель президента по вопросам цифрового и технологического развития (назначен 3 года назад). Этот Дмитрий Песков работал на позиции директора направления «Молодые профессионалы» АСИ с момента основания агентства в 2011 г. Он отвечал за реализацию проектов обеспечения российской экономики кадрами нового поколения. Он также возглавляет Центр компетенций «Кадры и образование» государственной программы «Цифровая экономика».

Сканирование коры головного мозга в университете типа ЭмАйТи, США

Вслушиваясь в речи Пескова и иных «цифровых гуру», сразу улавливаешь дегуманизирующую риторику, диаметрально противоположную призывам авторов книги «Постперестройка» о необходимости опережающего развития самого человека по сравнению с развитием техносферы. Для цифровизаторов вопрос стоит иначе: трансформировать ваше сознание под формат цифрового управления. Оценивая риторику цифровизаторов, приходится констатировать, что у нее есть глубинные основания в наличии особого «цифрового мировоззрения», формирующего очень специфическое отношение к людям.

Противостояние идеям «Постперестройки» является осознанным. Глава Сбербанка Герман Греф заявляет и проговаривается в своем заявлении: «Каждый воспитатель детского сада, каждый учитель, каждый завуч, каждый директор школы должен быть измерен. На каждом уроке, на каждом курсе и каждый день. Прозрачность, транспорентность процесса обучения и измеряемость процесса обучения. И тогда мы радикально изменим качество образования. И я уверяю, что никакими другими инструментами, за исключением зрелой культуры, это не заменяется. Но на первом этапе это все должно быть поставлено через измерители». То, к чему призывали авторы «Постперестройки», Греф называет «зрелой культурой», и признает, что она фактически через самоконтроль человеком может сделать невозможным внешний, в том числе цифровой, контроль за ним. В публичных речах Песков делает иные, не менее значимые оговорки, помогающие уловить «дух цифровизации» как дух неофашистского «технотронного общества», завещанного вам яростным русофобом Збигневом Бжезинским.

Следить за учителями и учащимися планируют через видеокамеры, которые в автоматическом режиме способны измерять «степень вовлеченности преподавателя в работу». Способность умных камер вести подсчет (измерения) пояснил Д. Песков: «…например, есть преподаватель, есть студент в университетской аудитории, в которой он работает.., можно же мерить в автоматическом режиме вовлеченность студента в работу преподавателя. Да элементарно! Вот у вас там висит камера. Она может, например, считать сколько минут вы провели в коммуникациях со смартфоном, а сколько и какую часть этого времени вы слушали преподавателя… Если у вас 70% студентов занимались внутренними коммуникациями, то значит преподаватель был плохой и ваше внимание не держал».

Система контроля сделает виноватыми сразу всех. Но это только цветочки… Планируется масштабное снятие информации сразу с коры головного мозга обучающихся. Песков: «Есть три вещи, которые коренным образом меняют образование будущего. Первая — это способность одного преподавателя учить сразу миллион человек. Вторая называется «новая искренность». Это когда результат образования достоверно устанавливается путем снятия данных непосредственно с коры головного мозга, и это меняет всю базовую модель системы образования. И третья вещь — это коренная смена ролей, в результате которой исчезает функция преподавателя».

Вы уже представили картинку, когда в соответствии с призывами Грефа будут отменены все оценки и экзамены (Греф утверждает, что они невротизируют детей), а уровень вашей обученности будет измерять машина, сканирующая вашу голову? Тогда вам важно понять, что именно планируют измерять таким сканером. Цифровизаторы ведут речь не об измерении эрудиции, культуры или глубины образования, а только об измерении навыков. Вспомните, что ранее в этой статье говорилось, что в целях недопущения формирования когнитариата работник должен быть развит только до такой степени, чтобы в правильной последовательности нажимать кнопки на сложном станке. Греф поясняет: «Время показывает, что навыки значительно более важны и ценны, как для личности, так и для общества, и доминируют над знаниями».

С целью дискредитации знания цифровизаторы все более вводят в оборот понятие «компетенции». Именно их цифровизаторы намерены измерять, и именно по данным измерения компетенций разделять людей по сорту и качеству, так сказать, для утилитарного использования будущих работников.

Но цифровизаторы очень сильно заинтересованы в измерениях так называемого социального и эмоционального интеллекта. Под этими терминами они понимают то, что для сферы образования разрабатывал Всемирный банк и другие глобальные международные структуры. Согласно пособию Всемирного банка, разработанному в 2014 г. для измерения навыков в ходе образовательного процесса, нужно оценивать социально-эмоциональные навыки, личностные, поведенческие и установочные. Такие, как: открытость, сознательность, экстраверсия, покладистость, добросовестность, невротизм или его противоположность — эмоциональную стабильность.

В целом Всемирный банк и наших цифровизаторов интересует вся эмоциональная сфера жизни человека и то, как он принимает решение. Такую информацию планируют мониторить, собирать и сохранять в течение всей жизни в так называемый «паспорт компетенций». Заявленные цели отнюдь не являются мечтами о будущем, они активно реализуются уже сейчас. В ряде школ Пермского края уже установлены камеры, способные распознавать эмоции детей. В 2018 г. в Перми была создана фирма «ФЭЙСПАСС» (FACE PASS), которая успела к 2021 г. нарастить годовые объемы продаж специализированного оборудования и услуг более, чем на 18 млн рублей. Ее директор Андрей Дзыгарь поясняет, что с каждым проходом ребенка мимо камеры формируется и накапливается «вектор развития» его лица: все критические расстояния между частями лица, изменяемые особым образом при разных эмоциях.

Задачу, поставленную Всемирным банком о комплексном сборе биометрических данных применительно к детям, выполняет и сам Сбербанк. Многие наверняка слышали, что Сбербанк начал сбор биометрических данных ваших детей и внуков еще в 2015 г. Запущен проект «Ладошки» — система оплаты школьных обедов, использующую при расчетах отпечаток рисунка вен под кожей на ладонях ребенка, считываемый в инфракрасном свете.

Встает вопрос, какова дальнейшая судьба собранных данных? В ноябре 2020 г. АСИ организовал форум цифровизаторов «Сильные идеи для нового времени», в рамках которого были собраны более 15 тысяч идей, имеющих значение для страны. Как думаете, куда был передан банк этих данных? Разумеется, Всемирному банку, а еще ЮНИДО — специальному учреждению ООН по промышленному развитию.

А ведь по идеологии Мишустина, цифровизация должна была бы стать инструментом повышения конкурентоспособности, а не для передачи конкурентам данных о своих согражданах и их значимых для страны идеях. Ведь сам Мишустин заявлял о том, что государство должно стать «цифровой платформой», чтобы не проиграть конкуренцию транснациональным корпорациям. Однако, созданное правительством АСИ, сотрудники которой, казалось бы, реализуют государственные проекты по цифровизации экономики и образования, всесторонне сотрудничают с Всемирным банком и передают ему ценные сведения. Так Россия противостоит цифровым гигантам, представители которых в России причастны к проекту «Навальный», о чем рассказывалось во 2-й части статьи «Наперсник креаклов» (см. «Томскую НЕДЕЛЮ» от 19.02.2021 г. № 8).

Обратите внимание, как Песков однажды представил перспективы трансформаций образования в ближайшие 15 лет: «Очень важно, что в этой презентации нет чисто российского контекста. То есть, цели, которые мы себе ставим, и масштаб, над которым мы работаем, они являются глобальными… То есть, сейчас, например, мы готовим две глобальные сессии в Сингапуре и Калифорнии, и там партнерами для нас являются компании типа Cisco [примечание: американская транснациональная компания, разрабатывающая и продающая сетевое оборудование, предназначенное в основном для крупных организаций и телекоммуникационных предприятий], Google [американская транснациональная корпорация, в составе холдинга Alphabet, инвестирующая в интернет-поиск, облачные вычисления и рекламные технологии], университеты типа ЭмАйТи [«передовые» университеты США, где студенты и школьники могут изучать цифровые технологии дистанционно], а не какие-то российские институты, хотя мы российские тоже с удовольствием привлекаем, но это уже глобальный диалог, потому, что верим, что в части технологических изменений эффективен только глобальный взгляд».

Так ли уж не правы те 9% граждан, опрошенных АКСИО, которые считают, что от цифровизации российской системы образования выиграют именно международные структуры?

На радость Всемирному банку и транснациональным корпорациям российские цифровизаторы навязывают гражданам мысль, что все мы должны подчиниться мировому тренду цифровизации. Г. Греф: «…сегодня ключевой тренд в мире, который называется «демократизация информации». Мы начинаем жить в абсолютно прозрачном мире». Извините, это когда тотально следят камеры? В такие тренды надо встраиваться без сопротивления?

Зачем конкретно цифровизаторам нужна тотальная слежка за нами? На встрече с учителями Подмосковья Г. Греф обронил интересную фразу: «Если мы не измеряем, мы не управляем». Очевидно, что есть некие грефовские «мы», которые очень хотят управлять, а их возможности управлять угрожает то, что сам Греф назвал «зрелой культурой», и угрожает то, что является базовой характеристикой когнитариата: способность и управлять производственным процессом и осуществлять его.

Распознать указанное грефовское «мы» можно. Все цифровизаторы в один голос говорят, что в России в сферу образования надо вводить так называемые «индивидуальные траектории обучения». Особо громко об этом трубит ВШЭ Ярослава Кузьминова. Программа предусматривает, что некая система интеллекта будет оценивать природные способности ребенка и далее выстраивать индивидуальный план обучения согласно его способностям. Конечно, это означает, что организацию образовательного процесса ваших детей и внуков будет осуществлять кем-то спрограммированный и настроенный искусственный интеллект. Песков расхваливает экономическую выгоду: «Электронный учитель гораздо дешевле обычного учителя. То есть, электронный тьютер, это такой некий набор программ, в которых ученик формирует свой образ будущего, формирует свою специализацию, задает те параметры, которых он хочет достичь, а система выдает ему рекомендации: на какие уроки ему необходимо ходить, для того чтобы получить эти навыки…».

Только далеким от педагогики и не понимающим всю актуальность преодоления «барьера Питерса» может показаться, что в этой системе нет ничего плохого. Но если внимательно присмотреться, то можно увидеть очень зловещие черты. Во-первых, разделение детей по способностям отражает некую претензию на кастовость, сущность фашизма — убежденность в неустранимом неравенстве людей в силу неустранимости их природных различий. Во-вторых, такой подход не способствует развитию детей, потому, что подстраивание под ситуативно сложившиеся у подростка в определенный момент возможности отнимает у него способность развиваться в рамках тянущей его вверх образовательной среды. Давление на ребенка — неотъемлемая часть классического образовательного процесса, препятствующая соблазну констатировать ограниченность своих способностей и построить образ будущего на этой ограниченности.

А уж в способности искусственного интеллекта разбудить в ребенке страсть к познанию, в отличие от учителя, очень большие и неустранимые сомнения.

Читателю важно понять, что цифровизаторы вообще не намерены помогать детям учиться. Они не создают систему образования, исходя из интересов родителей и детей. Учитывать интересы государства они тоже не собираются. «Индивидуальные траектории обучения» заточены на то, чтобы обслуживать интересы корпораций, особенно международных. В модели авторов проекта «Образование 2030», который еще 10 лет назад планировал внедрять тотальное дистанционное образование, говорится, что запрос на образование кадров формируют в первую очередь крупные корпорации.

Как тут не вспомнить о концепции Клауса Шваба об особой социальной роли корпораций в новейшее время, с которой читатель познакомился во введении в настоящий цикл статей (см. «Томскую НЕДЕЛЮ» от 05.02.2021 г. № 6), а также как не вспомнить властителя умов российской оппозиции Михаила Ходорковского, ставившего очень специфические педагогические задачи доверенным спецам, работающим с детьми, по воспитанию в ваших детях и внуках корпоративной лояльности (см. «Томскую НЕДЕЛЮ» от 26.02.2021 г. № 9).

Вчитайтесь, что именно вещает Песков об «индивидуализации»: «Принципиально, что запрос на индивидуализацию идет массово от бизнеса. То есть, бизнес сначала хочет видеть достижения и умения — электронный диплом портфолио, личный паспорт компетенций, компетенционные дипломы… Это то, что сегодня хотят работодатели. Бизнес как инвестор, да, он хочет.., как мы называем «узаконенное рабство».

Очевидно, что, по мнению Д. Пескова, цифровое дистанционное образование станет глобальным «кадровым пылесосом». Песков предрекает появление многофункциональных моделей интернет-образования и тем самым «…закрепление ситуации образовательного империализма, когда одна-две страны забирают с мира лучших, глобальному кадровому пылесосу…». Пока дети будут обучаться на цифровых платформах, их владельцы будут собирать о них детальную информацию и передавать корпорациям. А корпорации будут делать заказы на ваших детей, исходя из их личностных или интеллектуальных способностей.

Параллельно ребенка будут отслеживать социальные сети, чтобы раб был с гарантией качества. Песков подтверждает: «Оказывается, можно отслеживать с другой стороны экрана, пока человек учится. Я могу, как работодатель.., здесь возникает вот эта штука страшная под названием «глобальный кадровый пылесос».., да, я как работодатель, могу заказать.., подберите мне пожалуйста… парня до 14 лет, чтобы я мог его доучить, с лидерскими наклонностями, который понимает хорошо в физике твердого тела.., с прогрессирующим английским языком и с не очень большими жизненными запросами. Система делает «скоринг» и подбирает: есть такой, ему 12 лет, он живет в Индии. Или в Монголии. И какой-либо Facebook берет и выкупает монгольского парня на работу в Facebook. Это не фантастика, это в данном случае конкретно вот, реальная история».

О томских преломлениях цифровизации речь пойдет далее.

Продолжение следует

Азамат Уалиев

Читайте также на сайте:

  1. 30 лет без СССР. Часть 18
  2. 30 лет без СССР. Часть 10
  3. 30 лет без СССР. Часть 12
  4. 30 лет без СССР. Часть 19
  5. 30 лет без СССР. Часть 13
  6. 30 лет без СССР. Часть 11
  7. 30 лет без СССР. Часть 15
  8. 30 лет без СССР. Часть 9
  9. 30 лет без СССР. Часть 3
  10. 30 лет без СССР. Часть 8

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91