Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Где здравоохранение?

Как томская медицина справляется с наплывом пациентов, связанным с новой болезнью, а также с ее диагностикой и лечением

Вот уже полных полтора года, как новый вирус COVID-19 изменил многое и в мире в целом, и в жизни людей, в частности. Позади те страшные времена, когда в больницах не хватало койко-мест, медицинского персонала и элементарных средств защиты, а больным — аппаратов ИВЛ и лекарств. Сегодня повсеместно открыты новые медицинские центры, хотя к их размещению и оборудованию тоже немало вопросов. Скорая помощь по-прежнему работает в авральном режиме, и все равно не успевает. Также, в противовес всякому здравому смыслу, пациентов с подтвержденным и не подтвержденным вирусным заболеванием подолгу содержат совместно в многолюдных помещениях.

Промедление смерти подобно

На сегодняшний день, пожалуй, уже нет человека, близкие или друзья которого не переболели бы «короной». А потому историй о попытках излечения и о том, чем они закончились, великое множество. При этом самое неприятное, что роднит все эти истории то, что на начальной стадии заболевания люди не в состоянии дождаться и добиться быстрой и квалифицированной медицинской помощи. Так, в июне и июле сразу трое моих знакомых заболели по одинаковой схеме: у всех троих начался кашель, поднялась температура и держалась по 7-10 дней. Все это время заболевшие пытались вызвать врача на дом, затем «скорую». Ни участковых врачей, ни «скорой» дождаться было просто нереально. Попали в больницы все трое лишь тогда, когда либо самостоятельно доезжали до ОГБУЗ Медико-санитарной части № 2 (МСЧ-2), либо когда их родственники обратились в облздрав. Учитывая, что при ковиде счет часто идет на часы, мы понимаем, сколь опасно и просто неприемлемо такое промедление с оказанием медицинской помощи.

«Скорая» будет. Но не скоро…

Буквально через неделю после отпуска, проведенного с выездом из города, Наташа почувствовала себя плохо. Температура поднялась до 38,5 и держалась так целую неделю, после чего Наташа поняла, что сама не справляется и позвонила в скорую помощь. «Скорая» долго не приезжала, и муж, опасаясь за здоровье своей супруги, отвез ее на машине в МСЧ-2. Здесь ей сделали рентген, который показал, что легкие чистые. Девушку успокоили, сказав, что все хорошо, и она может не беспокоиться, при этом ПЦР-тест не сделали. Вернувшись домой, Наташа почувствовала себя еще хуже, начались проблемы с дыханием: при нем чувствовалась боль в грудной клетке. На следующий день температура поднялась уже до 39. Родные больной позвонили в «скорую», где им ответили, что приедут, но не скоро. Сказали, что ждать, возможно, придется… дня два.

Конечно, в таких условиях Наташа снова была вынуждена поехать в МСЧ-2 самостоятельно, с мужем! В медсанчасти сказали, что помнят ее, поскольку днем раньше ей делали здесь рентген, который не выявил никаких патологий. Но, чувствуя, что ей становится все хуже, Наташа все же настояла на обследовании методом компьютерной томографии. КТ показала 22% поражения легких. Ей сделали ПЦР-тест, который оказался положительным, после чего девушку госпитализировали. 

Наташа отмечает, что в детском отделении МСЧ-2 (которое переоборудовано под ковидарий) отношение врачей было внимательным и профессиональным. Через неделю ей снова сделали ПЦР-тест, снова показавший положительный результат, и… выписали долечиваться домой с поражением легких 28%! При этом в МЧС-2 никаких лекарств на лечение больной не предоставили! Все бы ничего, но Наташа проживает не одна: с ней в квартире находятся муж, свекровь и 12-летний сын.

— Это чудо, что никто из родных от меня не заразился, — с дрожью в голосе поведала Наташа.

Когда девушку выписывали долечиваться домой, ей пообещали, что на дом к ней будет приходить врач из поликлиники по месту жительства, брать анализы и проводить лечение. Но прошло два дня — никто из медработников так и не явился. Позвонив в поликлиническое отделение № 2 по ул. Профсоюзной, являющегося филиалом поликлиники № 10 (к которому она приписана) Наташа услышала, что раньше, чем через 10 дней, врач ее посетить не сможет. Тогда родные Натальи позвонили в областную администрацию, обрисовав сложившуюся ситуацию. Не прошло и часа, как Наташе перезвонили из поликлиники и пообещали, что на следующий день ее врач посетит и принесет лекарства. И действительно на следующий день врач из поликлиники побывал у Наталии. С тех пор лекарства (стоимостью от 1000 рублей) ей привозили на дом, и повторный тест, наконец-то показавший отрицательный результат, сделали тоже на дому. Удивляло одно — почему ПЦР-тесты не брались у родных больной коронавирусом, несмотря на то, что они находились в одной квартире с больной!

Положительный финал этой истории, конечно, радует. Однако, невольно возникают и вопросы. К примеру, почему человека с положительным ПЦР-тестом и поражением легких, больше чем при поступлении в медицинское учреждение, выписывают на долечивание домой, где проживают здоровые родственники пациента?! Известно, что за каждого поступившего в медучреждение больного с диагнозом «ковид» больница получает немалые денежные средства за каждый законченный случай! Неужели, выписывая пациента с положительным тестом, больница намеренно распространяет вирус, «ожидая» очередных заболевших, а значит, и новых денег?! Конечно, не хочется в такое верить. Но тогда как оправдать происходящее? Кроме того, медучреждениям выделятся немалые денежные средства на лекарства для лечения больных ковидом, которые практически невозможно приобрести в аптеках! Почему больную выписали без выдачи ей лекарств? Или и тут делают деньги? Может, этим стоит заняться правоохранительным органам?!

Обыкновенный фашизм

Следующая история с темой ковида связана косвенно. Однако сегодня тема оказания медицинской помощи при любых заболеваниях неизбежно связана с «короной». Эту историю нам рассказала томичка Екатерина Жадовская. Она же дала и название своему повествованию — «Обыкновенный фашизм». Приводим этот рассказ нашим читателям.

«Случившаяся ситуация с сыном не укладывается в голове. Подтвердилось воочию падение профессионального медицинского обслуживания населения. Чиновники минздрава умудрились опять провести оптимизацию лечебных учреждений. Филиал поликлиники № 3 на ул. Профсоюзной, 16, объединили с 10-й поликлиникой. Что? Уменьшилось население? Ничего подобного! Черемошники продолжают застраиваться. Чем больше охват населения, тем меньше возможность каждого отдельного человека получить медпомощь.

Парализован сын — тяжелое неврологическое заболевание, отнялись ноги и не только. С осени 2019-го и до июля 2020-го 3-ю группу инвалидности усилили на 2-ю. Здоровье резко ухудшается, инвалид-колясочник уже не может сидеть даже на постели: сильнейшие судороги ног, воспалилась поджелудочная железа, рвота, причем даже от воды. Сейчас оформляем усиление инвалидности на 1-ю группу, но уже 3-й месяц сына не посещает уролог. Неоправданно затягивается оформление документов. В поликлинике № 10 приняли заявку на вызов терапевта дважды, но никто так и не пришел. Посетила заведующую в кабинете № 16 поликлинического отделения № 2 по ул. Профсоюзной, 16, теперь уже являющегося филиалом поликлиники № 10. Объяснила, что сверх материнских сил видеть корчащегося от судорог и ослабевшего от рвоты сына. Просила платно поставить системы на дому — отказали! Выписали рецепт на уколы, за выходные мы выкупили препараты, а в понедельник в регистратуре поликлиники не оказалось назначения на уколы. Не дождались медсестру неделю, ставила уколы сама, а я не медик!

Вызывала скорую, только тогда узнала, что у сына панкреатит. От госпитализации сын категорически отказался, стесняясь своих гигиенических проблем. С большим трудом через некоторое время мы с социальным работником уговорили сына на госпитализацию.

18 августа «скорая» в 11 часов доставила сына в горбольницу № 3. Сопровождала его соцработник. Явно его не хотели госпитализировать. Сослались на рентгеновский снимок и в 16 часов (!) отправили в МСЧ-2, являющуюся медицинским учреждением, работающим с больными коронавирусом. Уже 8 месяцев сын — лежачий больной, и при этом 6 часов он находился в инвалидной коляске в приемном покое. Симптомов ковида у него не было вообще, заболевание не подтвердилось, но еще 6 часов сын находился в инвалидной коляске. Ему стало плохо, упало давление, дежурный врач сказал: «Попей воды», и не оказал помощь. Жестко обращались с женщиной — социальным работником, которая требовала выписку об отсутствии у сына ковида. Так ей выписку и не дали, выразили подозрение на туберкулез. Сын у нас изолирован дома, а тут 3-я горбольница подвергла его опасности заражения, направив в МСЧ-2 без наличия на то оснований. Анализ на туберкулез так и не провели, и после 22 часов социальный работник увезла моего сына домой на такси.

Бездушие, жестокость проявили врачи больницы № 3 и МСЧ-2, несовместимую с профессиональной должностью медицинского работника. Низкий поклон социальному работнику Татьяне Петровне Абрамовской за мужество перед пещерной дремучестью медработников. SOS! — в таком состоянии находится у нас в Томске медицина!

20 августа я пришла с заявлением к заместителю главного врача МСЧ-2 Е. Шляпникову, он был в курсе нашей ситуации, извинился передо мной, обещал принять меры. Но… выписку об отсутствии ковида у сына так и не дал. Это навело на определенные сомнения в искренности заместителя главного врача. Правда, уже через полчаса мне позвонила заведующая приемным покоем МСЧ-2, выразив готовность взять мазок у сына на туберкулез (?). 24 августа я весь день пыталась дозвониться до заместителя главного врача МСЧ-2 Е. Шляпникова для того, чтобы получить подтверждение об отсутствии ковида у моего сына. Бесполезно! И только 25 августа я через приемную МСЧ-2 смогла дозвониться до него, и услышала в ответ, что ПЦР-тест на ковид у моего сына в МСЧ-2 не брали. Спрашивается, зачем мой сын мучился 6 часов в инвалидной коляске в приемном покое МСЧ-2, среди больных коронавирусной инфекцией?!

Своевременная квалифицированная медицинская помощь должна оказываться всем больным, а не только тем, кому поставлен диагноз «коронавирус». Тем временем уже не впервые мы слышим о том, что в связи с коронавирусом многие тяжелые больные лишаются профессиональной медицинской помощи. Ковид перетянул на себя все медицинские ресурсы, в результате чего люди из групп риска, нуждающиеся в постоянном медицинском наблюдении и помощи, часто не могут их добиться и дождаться. Как видим, эта неприемлемая ситуация имеет место и в Томске. Да, ковид не спит. Но это не значит, что мы должны терять людей, страдающих от других серьезных заболеваний. И тем более эти люди, обратившиеся в медицинские заведения, ни в коем случае не должны подвергаться там риску заболеть еще и ковидом!

Таисия Малиновская

Читайте также на сайте:

  1. Мусор на улице начинается с мусора в голове
  2. Крапленая колода — 2
  3. Бесполезный департамент ЖКХ — 2
  4. Кадры решают все
  5. Мониторинг «мусорной реформы»
  6. Пенсия – миф или реальность?..
  7. А Васька слушает, да ест Или вот вам и пятница, 13!
  8. Варвары
  9. “Подарочек пенсионерам к 1 мая”
  10. Кто виноват и что делать?

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91