Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Как они хотят бороться с недоверием общества?

Таким вопросом официально задалась Общественная палата Томской области, обсуждая текст ежегодного доклада «О состоянии гражданского обще­ства». Как-то в прежние годы эта задача споров не вызывала, как и всеобщего интереса со стороны самого общества. Но когда на улицы областного центра регулярно стали вы­ходить сотни и тысячи людей, демонстрируя свой протест против нечестный выборов и коррупции в стране, члены общественной палаты нако­нец решились на дискуссию. Она состоялась 7 февраля в конференц-зале ТГУ. В ка­честве гостей на ней присут­ствовали от областной думы Оксана Козловская, от город­ской Думы Сергей Ильиных и омбудсмен Нелли Кречетова.

Разговор должен был уложиться в 45 минут. В прежние времена так бы оно и случилось. Но, как гово­рили многие из выступающих, «4 декабря мы проснулись совсем в другой стране», хотя признают это сегодня далеко не все.

Странная логика Юсубова

Вот что говорит, например, пред­седатель Избирательной комиссии Томской области Эльмар Юсубов.

– Это были очень трудные выбо­ры, потому что одновременно из­бирались депутаты в Государствен­ную Думу по партийным спискам и депутаты областной думы по пар­тийным спискам и самовыдвижен­цы. От шести партий кандидатами стали около 400 человек. На них было необходимо обеспечить про­верку данных об имуществе и упла­те налогов. Запросы были разосла­ны по всей стране, и ответы на них приходят до сих пор, хотя они уже никому не нужны.

Управлять такой армией канди­датов было нелегко и дорого, ведь на каждого нужно было подгото­вить необходимые документы и информацию. Но, по словам Эль­мана Сулеймановича, его комиссии удалось сэкономить 27 % бюджета, благодаря применению КОИБов. Он считает, что томская избира­тельная система себя оправдала, а менять надо только отношение партий к своим обязанностям в сторону усиления их ответствен­ности. Например, пария «Правое дело» так долго размышляла над своими списками, что им уже мож­но было отказать, но 33 кандидата от этой партии зарегистрировали. И теперь приходится подавать в суд, чтобы получить от этой пар­тии послевыборный финансовый отчет. Но вместо того, чтобы его написать, представители «Правого дела» ходят на протестные акции.

По мнению Юсубова, перекос в предвыборной агитации в сторону «Единой России» можно объяс­нить только тем, что у этой партии было о чем рассказать. Относи­тельно открепительных талонов, он согласился, что в этом вопросе больше предвыборной технологии, чем права. Но ожидания авторов ее применения не оправдались.

На вопрос о своей политической ответственности председатель об­ластной избирательной комиссии заявил: «Никакой политической ответственности у меня быть не может, поскольку выборы призна­ны законными и состоявшимися. Я убежден, что выборы не могут оце­ниваться в таких критериях, как «честные и справедливые». Это не юридические термины, а мета­физика. Только закон определяет минимум добра и порядочности в этом процессе. Но ведь все суды после выборов приняли решение в нашу пользу».

Именно с этим утверждением Юсубова потом полемизировали остальные выступающие:

Елена Сидоренко – руководи­тель общественной ассоциации «Голос»:

– Эльман Сулейманович, наша область была почти единственной в стране, исключая Воронеж, где не разрешали присутствовать на участках корреспондентам газеты «Гражданский Голос». Для «умно­го города» Томска это позор. Вы приняли это решение сами, без обсуждения с другими членами из­бирательной комиссии. Это явля­ется нарушением Закона о печати. Кроме нас, выдворяли с участков представителей других газет при виде их фото и видеоаппаратуры. До этого в течение 10 лет мы с вами спокойно работали. Не стоит для открытости выборов ставить столько веб-камер. Откройтесь для прессы.

– Журналисты имеют право ин­формировать избирателей, а не вести наблюдение за процессом выборов, – заявил в ответ Юсу­бов. – Закон о СМИ не допускает злоупотребления правами журна­листов. Мы решили, что их требо­вания выходят за пределы закона. Это позволяет им распространять недостоверные сведения под ви­дом достоверных. Они, находясь на участках, заранее формируют конфликтную ситуацию. И вообще статус газеты «Гражданский Голос» для меня до сих пор не понятен.

Логику столь странных заяв­лений главы областной избира­тельной комиссии, пожалуй, в состоянии объяснить только про­фессиональный психолог. Ведь из нее получается, что журналисты должны писать не о том, что сами увидели, а в пересказе «некон­фликтных» членов избирательной комиссии. Но если само появле­ние журналиста провоцирует кон­фликт, значит, для этого существу­ют объективные основания. От него есть что скрывать.

Как признать нарушения, не признавая их?

По официальному заявлению областной избирательной комис­сии, на 777 избирательных участ­ках Томской области процесс вы­боров проходил строго по закону. В избирательных комиссиях рабо­тало 8 тысяч человек, а с членами комиссий с правом совещательно­го голоса 14 тысяч. Было подготов­лено технологическое обновление. В том числе, в сельских районах 200 участков были оборудованы электронным голосованием. Но, несмотря на это, часто приходи­лось применять ручной пересчет голосов, предусмотренный по за­кону. Это очень трудоемко, и Юсу­бов предлагает эту возможность исключить.

По его словам, при нынешнем уровне недоверия в обществе тех­ническая модернизация выбор­ного процесса теряет смысл, а оно продолжает возрастать, в том чис­ле, и к технике. Так, например, по­сле выборов Зюганов из Москвы 5 раз требовал перепроверить ито­ги голосования. Зато когда пересче­та не было, например, в последний раз на муниципальных выборах в Северске, результаты голосования были готовы через 26 минут.

И хотя на сайте избирательной комиссии появилось 57 жалоб и обращений граждан, по словам Юсубова, лишь 11 из них подтвер­дились. А по федеральным выбо­рам рассмотрено 4 жалобы, и все они судами признаны необосно­ванными.

Таких почти бюрократических отчетов в тот день на заседании областной общественной палаты было два. Второй принадлежал спикеру городской Думы Сергею Ильиных, который заявил:

– Лично мне, как секретарю пар­тийной организации «Единой Рос­сии», за прошедшие декабрьские выборы не стыдно. Мы и в голове не держали механизмов фальсифи­кации. Мы проводили агрессивную избирательную кампанию, но не адекватную запросам общества. Те­перь люди хотят, чтобы их мнение было услышано. Появился класс избирателей, которые хотят сами участвовать в политических про­цессах. И для нас эта информация очень ценна. Теперь власть будет вынуждена значительно увеличить объем информации, чтобы пра­вильно разъяснить логику своих действий. Мы готовы предложить для этого ряд решений. Надо по­думать, как их реализовать. Хочу попросить Общественную палату предложить свои варианты поис­ка форм диалога с гражданским обществом.

В то же время, Ильиных заявил, что отделяет для себя тех, кто тре­бует изменений в политической жизни страны, от тех, кто называет «Единую Россию» партией жули­ков и воров. По каким критериям он это делает, участникам дис­куссии осталось неясным, поэто­му предложение всем желающим стать наблюдателями на будущих президентских выборах звучало как-то неубедительно на фоне сле­дующих рассуждений про миф об административном ресурсе.

Этот ресурс, кстати, был назван Юсубовым совершенно необхо­димым для организации самого процесса выборов. По его мнению, представители партий лишь на словах против него, а на деле сами в любой момент готовы использо­вать для себя.

«Считаю, что новые предложе­ния об изменении в процессе ор­ганизации выборов, поступающие сегодня, способны парализовать работу избирательных комиссий», – заявил он.

Веским ответом на подобные за­явления стали выступления других участников дискуссии:

– Главная проблема, разъеди­нившая сегодня власть и общество, – сказал Борис Шайдуллин,– это тот самый административный ре­сурс. Он дает партии власти воз­можность для злоупотреблений и незаконных преимуществ. Но о нем говорить никто не хочет. И это вы­зывает сегодня тревогу. Ведь полу­чается, что мы говорим на разных языках и не слышим друг друга.

Еще более жестко оценил ситуа­цию представитель незарегистри­рованной «Солидарности» Ойбек Ортыков:

– По какой причине в нашем обществе возникло недоверие к власти? Потому что власть у нас сегодня – это структура и корпо­рация, которая обслуживает себя. Она сохраняет себя с помощью судов и прокуратуры. Власть долж­на подумать о своей разлагающей роли в обществе. Доверия к ней не будет, пока она обслуживает лишь свои собственные интересы. Из-за этого демократическая власть у нас превратилась в авторитарную. По­делила оппозицию на системную и несистемную.

По мнению Артыкова, люди, попавшие во власть, считают, что они из другого теста и должны быть там всегда. Они не способны добровольно по закону расстаться со своей должностью из-за мате­риальных интересов. Почему на Западе чиновники могут ездить на работу на велосипеде или на трам­вае, а у нас только на крутых ино­марках?

– Многое из того, о чем вы се­годня говорите, имеет место быть, – согласилась с ним в своем вы­ступлении Оксана Козловская. – И это нужно менять. Но мы спорим о процессе, а мне хочется сказать о результатах. Мы сегодня уже жи­вем в другой стране, потому что уже нет монополии в думе, и мы должны договариваться для при­нятия решений. Вот впереди вы­боры думой губернатора. Некото­рые предлагают не участвовать в голосовании. Но вы представляете, что из этого получится. Сколько нужных и срочных решений не будет принято. Ведь жизнь про­должается, и кроме политиков во власти должны быть грамотные профессионалы, которые с ходу не рождаются. Для этого необходим соответствующий опыт и знания. Мы можем обо всем договориться. И это очень хорошо, что мы сегод­ня такие проблемы обсуждаем.

Под конец дискуссии, продол­жавшейся вместо 45 минут более двух часов, омбудсмен Нелли Кре­четова подвела итоги:

– Уровень недоверия к власти сегодня слишком высок, чтобы спорить о том, 4 или 44 наруше­ния зафиксировано на выборах. И журналистов вы, Эльман Сулейма­нович, наблюдать за работой изби­рательных комиссий не допускаете зря. Мы замечали подобное и пре­жде – выносные урны, незакон­ная агитация, административное давление. Но люди это терпели, а теперь не хотят. Я, как уполномо­ченный по правам человека, не ду­мала еще полгода назад, что будут поступать жалобы на нарушения избирательных прав. Казалось, что граждан интересуют более прак­тические проблемы. Но сегодня все изменилось, а причин для не­доверия к властям становится все больше. Поэтому я собираюсь на следующих выборах сделать свою карту нарушений в Томской об­ласти на нашем сайте. Нам нужно больше грамотных наблюдателей. В Москве этому учат. У нас тоже должна быть такая возможность, и Общественная палата тоже должна сыграть в этом свою роль.

Зинаида Куницына

Читайте также на сайте:

  1. Плиты главы администрации
  2. ФАС – защита или регулирование?
  3. «Спичка» глазами ее жителей
  4. Департамент обложил школы «данью»
  5. Ландшафтная комиссия: вырубить все
  6. Поставить РАКурсОМ
  7. Рекламная мафия в действии
  8. Новая структура – новый руководитель
  9. “Ветер над темными трубами плачет…”
  10. Залесье. Вне зоны доступа

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91