Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Квартира для Вовки

Об отношении томских властей к семьям с детьми-инвалидами.

21 марта является Всемир­ным днем человека с синдро­мом Дауна. Синдром Дауна получил название в честь английского врача Джона Дау­на, впервые описавшего его в 1866 году. При этом синдроме у человека наблюдается генная патология в хромосомах 21-й пары, которые представлены тремя копиями вместо нор­мальных двух. Именно номер пары (21) и количество хро­мосом (3) определили выбор даты Международного дня человека с синдромом Дауна – 21 марта.

В 2005 г. Международная Ас­социация Даун Синдром на VI международном Симпозиуме по синдрому Дауна, с целью привле­чения внимания международного сообщества к проблемам людей с данной генетической аномалией, способствовать улучшению их по­ложения и обеспечению для них равных возможностей, провозгла­сила этот день Всемирным днем человека с синдромом Дауна. В преддверии этой даты мы решили узнать, как живется людям с таким диагнозом в нашем городе.

У Татьяны Шебалковой четверо детей. Младшему – Вовке – сейчас двенадцать. Родился он с синдро­мом Дауна. До рождения млад­шего ребенка семья Шебалковых жила в Первомайском районе: там у них был дом, который, однако, еще при нахождении там Шебал­ковых, нечестные на руку люди начали потихоньку растаскивать на стройматериалы. Рождение же больного ребенка заставило Татьяну с детьми перебраться на жительство в Томск, где всегда под боком и больницы, и лекарства. И решение это было вполне оправда­но, ведь у малыша оказался ещё и порок сердца.

Тем временем дом Шебалковых в Первомайском окончательно разграбили: вынесли всю мебель, посуду, растащили пол и крышу – возвращаться стало уже некуда.

Все эти годы Татьяна не теряет силы воли и, как может, тянет се­мью на себе. Вначале Шебалковы жили по знакомым, потом Татьяна продала машину, и они стали сни­мать углы в страшных полупод­вальных помещениях. Временами подрабатывала: мыла какие-то фляги, а то и собирала бутылки, чтобы купить детям хлеба.

В пятилетнем возрасте Вовке успешно провели операцию на сердце. Татьяна тогда была вы­нуждена бросить работу в одной из коммерческих организаций, ру­ководство которой, будучи очень довольным производственными успехами Татьяны, тем не менее, отказалось выделить по ее просьбе хотя бы тысячу рублей на лекар­ства больному малышу. Именно из этой истории Татьяна на всю жизнь вынесла жесткий урок: ты должен кушать только СВОЙ хлеб, заработанный самим собой.

После операции на сердце встал вопрос о том, чтобы отдать маль­чика в детский сад: ведь маме надо было как-то зарабатывать на жизнь, обеспечивать семью. Но в департаменте образования маме ребенка с синдромом Дауна отка­зали, сославшись на то, что садов для таких детей не предусмотрено. Тем не менее, Татьяна продолжала ходить из двери в дверь, и наконец-то ее Вовке дали место в специали­зированном интернате-детдоме на Л. Толстого. Возить туда ребенка приходилось аж из поселка Свет­лого! Но через год мальчик уже пошел в школу – благо, в Томске действительно есть специализиро­ванная школа для детей с различ­ными отклонениями в развитии.

Практически привыкнув к посто­янным отмахиваниям чиновников всех мастей в отношении проблем ее семьи, Татьяна выходила-таки у Евгения Паршуты участок земли. Справки на ее оформление стои­ли по три-четыре тысячи рублей, которые приходилось отрывать от и без того скудного семейного бюджета. А достигнув 50-летнего возраста, Татьяна разом лиши­лась льготы по оплате этой земли: теперь ежеквартальная сумма со­ставляет для нее уже не 500, а 5000 рублей.

В 2010 году в Первомайске Ше­балковым все же выделили жилье. Вернее, выделили квоту на приоб­ретение квартиры в размере 1200 тысяч рублей. Остальные же 1067 тысяч Татьяна должна была найти самостоятельно. Взять такую сум­му семье, разумеется, было неотку­да, поэтому женщина попыталась записаться на прием к губернатору области Виктору Крессу. Но по­пала на прием лишь к начальнику отдела по работе с личными обра­щениями граждан администрации Томской области Тамаре Пьяных. Чиновница сказала, что дать день­ги в беспроцентный кредит они не могут, потому что семья Татьяны и так стоит на очереди по инвалид­ности.

Вовкина мама решила попытать счастья еще у одного чиновника – Сергея Ильиных. Но тот лишь погрозил женщине пальцем, мол­вив: «Вот дадим мы вам сейчас эти деньги, а вы потом еще что-нибудь придумаете – знаем мы вас!»

Вскоре случай все-таки свел Та­тьяну с Виктором Крессом: губер­натор со свитой и телевидением прогуливался по рядам одноимен­ного рынка, и почти отчаявшаяся женщина пробилась к чиновнику, наскоро обозначив свою ситуацию. При всех присутствующих Кресс велел ей прийти и записаться к нему на прием. Татьяна снова по­бывала в приемной у Т. Пьяных, которая покивала, и даже яко­бы записала женщину на прием к Крессу. На самом деле Татьяна попала на прием не к губернатору, а к его заместителю – Юрию Сухо­плюеву. Ну а тот тоже решительно отказал Татьяне в выделении бес­процентных средств на приобре­тение квартиры в Первомайске, предложив взамен компенсацию соцзащиты в размере восьми тысяч рублей. Как Татьяне объяснили уже в соцзащите, если она продлит свою городскую регистрацию или оформит постоянную прописку (к слову, и то, и то – услуги далеко не бесплатные: постоянная прописка стоит 11 тысяч рублей), то в следу­ющем квартале ей могут выделить ещё восемь тысяч. На этом круг, и без того бестолковый, замкнулся окончательно.

Ну а кроме всего прочего, ще­дрый чиновник Сухоплюев еще и снял Татьяну с той очереди на получение жилья, что оформля­лась на нее, как на мать ребенка-инвалида. По той причине, что по сельской программе ей, видите ли, и так уже выделили 1200 тысяч! Которыми, как все видят, восполь­зоваться матери четверых детей, по всей видимости, так и не удаст­ся. Ведь найти недостающий мил­лион с лишним женщине неоткуда, а в Первомайске грозят, что в этом случае ей больше никогда не пре­доставят подобной возможности на льготное получение жилья.

На сегодняшний день двое стар­ших детей Татьяны уже живут са­мостоятельной жизнью, Вовка учится в шестом классе, но вопрос с жильем у семьи так и не решен. Та­тьяна по-прежнему снимает квар­тиру, много работает и регулярно отдает накопившиеся долги. Этот человек не ждет манны небесной: она готова отдавать потихоньку недостающую сумму. Татьяна ни­когда в жизни не опускала руки и твердо уверена: у нее многое может получиться – была бы своя крыша над головой!

– Ведь, – сетует женщина, – слу­чись что со мной, с чем останется мой Вовка?!

И это – правда: кто еще позабо­тится о добром и жизнерадостном мальчике, с рождения страдающем от неизлечимого заболевания? Кому нужны наши дети, кроме нас самих? Уж точно не властным структурам, подло отпинывающим столько лет мать четверых детей от порогов своих кабинетов.

Татьяна уверена: в Первомай­ской администрации прекрасно понимали и понимают, что матери больного ребенка не собрать денег на приобретение квартиры в раз­мере 1067 тысяч рублей. Они дали Татьяне эту возможность именно для того, чтобы отнять ее у женщи­ны раз и навсегда. Видимо, деньги, выделяемые на якобы льготное по­лучение жилья матерью ребенка, больного синдромом Дауна, и ей подобных, давно поделены между чиновниками как местной, так и городской администраций. А что­бы окончательно осесть в их кар­манах, осталось дождаться лишь того, что Вовкина мама сама от­кажется от выделенной ей суммы, будучи не в силах собрать требуе­мую половину стоимости предло­женной ей квартиры.

Читайте также на сайте:

  1. Томская атомная аномалия
  2. Точилинский хоккей
  3. «А отходы текут и текут…»
  4. Черемошники, точка кипения
  5. ТРУДное дело
  6. Большие проблемы малого города
  7. Из прокурорского окна стройка новая видна…
  8. Рейдерский захват СибГМУ
  9. Дышать нечем, искупаться негде
  10. Похороны томского здравоохранения

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91