Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Нюрнбергский процесс: без срока давности

15-16 октября 1946 года, 75 лет назад, был озвучен Приговор первого своего рода и самого масштабного за всю историю человечества судебного процесса над главными военными преступниками Третьего рейха — Нюрнбергский процесс

Виновников самой страшной войны в истории человечества судили четыре страны антигитлеровской коалиции: СССР, США, Великобритания и Франция за преступления против мира, преступления против человечности, нарушения законов войны и заговор с целью совершения преступных действий.

Из Заявления Международной ассоциации прокуроров по случаю 70-летия создания Международного военного трибунала в Нюрнберге:

«Нюрнбергский процесс явился уникальным событием в истории. Впервые руководители государства были осуждены за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. «Суд народов», как называли Нюрнбергский трибунал, сурово осудил нацистский режим, его институты, должностных лиц и их практику и на долгие годы определил вектор политико-правового развития».

8 августа 1945 г., через три месяца после победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Было необходимо сурово наказать авторов нечеловеческих планов мирового господства и уничтожения целых народов, разграбления государств. В дальнейшем к соглашению официально присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

Уже в нотах советского правительства от 25 ноября 1941 г. «О возмутительных зверствах германских властей в отношении советских военнопленных», 6 января 1942 г. «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях», 27 апреля 1942 г. «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных зонах и ответственности германского правительства и командования за эти преступления» указывалось, что вся ответственность за совершаемые гитлеровцами преступления возлагается на фашистских правителей и их пособников. Документы были направлены всем странам, с которыми Советский Союз поддерживал дипломатические отношения, и преданы широкой гласности.

В Заявлении советского правительства об ответственности гитлеровцев за совершенные злодеяния отмечалось, что «Ознакомившись ныне с полученной информацией о чудовищных злодеяниях, совершенных и совершаемых гитлеровцами по приказу правительства и военных и гражданских властей Германии на территории Франции, Чехословакии, Польши, Югославии, Норвегии, Греции, Бельгии, Голландии и Люксембурга, и предавая поступившую от представителей этих стран информацию широкой гласности, Советское Правительство настоящим вновь заявляет во всеуслышание, со всей решительностью и непреклонностью, что преступное гитлеровское правительство и все его пособники должны понести и понесут заслуженное суровое наказание за злодеяния, совершенные ими против народов Советского Союза и против всех свободолюбивых народов на территориях, временно оккупированных немецкой армией и ее сообщниками».

Нацисты на скамье подсудимых

Из выступления президента России В. В. Путина на международном научно-практическом форуме «Уроки Нюрнберга»:

«Триумфальная военная победа должна была быть завершена политическим, юридическим и нравственным осуждением нацизма и его смертоносной идеологии.

За массовым террором, кровавыми расправами, за обращением в рабство и целенаправленным истреблением целых народов стояли конкретные организаторы — высшее руководство нацистской Германии. И государства, подвергшиеся агрессии, миллионы людей, которые прошли через нечеловеческие испытания, муки и страдания, справедливо рассчитывали на возмездие, на неизбежное, публичное наказание преступников».

Процесс открылся 20 ноября 1945 г. в небольшом германском городке Нюрнберг. Это место было выбрано отнюдь не случайно: он многие годы был цитаделью фашизма, невольным свидетелем съездов национал-социалистской партии и парадов ее штурмовых отрядов. На юго-востоке города для этого была отведена территория в 11 квадратных километров («территория съездов» — ее оформлением занимался личный архитектор Гитлера Альберт Шпеер). Здесь же в 1935 г. были приняты Нюрнбергские расовые законы, имевшие цель исключить евреев из жизни немецкого общества.

То, что судебный процесс состоялся, было во многом заслугой созданной в 1945 г. Организации Объединенных Наций (ООН), объединившей все миролюбивые государства, давшие достойный отпор фашизму. Трибунал был учрежден в интересах всех стран — членов Объединенных Наций, которые после окончания кровопролитнейшей из войн поставили своей главной целью «избавить грядущие поколения от бедствий войны: и вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности». Так зафиксировано в Уставе ООН.

Организация и юрисдикция Международного военного трибунала (МВТ) были определены его Уставом, составлявшим неотъемлемую часть Лондонского соглашения 1945 г. Согласно Уставу трибунал имел право судить и наказывать лиц, которые, действуя в интересах европейских стран оси индивидуально или в качестве членов организации, совершили преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. В состав МВТ вошли судьи — представители от четырех государств-учредителей (по одному от каждой страны), их заместители и главные обвинители.

Судьи Международного военного трибунала

В соответствии с Лондонским соглашением МВТ был сформирован на паритетных началах из представителей четырех стран. Главным судьей был назначен представитель Великобритании лорд Дж. Лоренс. От других стран членами трибунала были утверждены:

— от СССР: заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко;

— от США: бывший генеральный прокурор страны Ф. Биддл;

— от Франции: профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр.

Каждая из 4-х стран направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников:

— от СССР: генеральный прокурор УССР Р. А. Руденко;

— от США: член федерального верховного суда Роберт Джексон;

— от Великобритании: Хартли Шоукросс;

— от Франции: Франсуа де Ментон, который в первые дни процесса отсутствовал, и его заменял Шарль Дюбост, а затем вместо де Ментона был назначен Шампентье де Риб.

Процесс был построен на сочетании процессуальных порядков всех представленных в трибунале государств. Решения принимались большинством голосов.

Кто предстал перед Судом народов

Процесс начался 20 ноября 1945 г. и продолжался почти 11 месяцев. Перед Трибуналом предстали 24 военных преступника, входивших в высшее руководство фашистской Германии — высшие военные и государственные деятели, дипломаты, крупные банкиры и промышленники. Такого в истории еще не было. Перед судом предстали:

Герман Геринг — рейхсмаршал германского Рейха, второй по влиянию человек в нацистской Германии после Гитлера;

Рудольф Гесс — заместитель фюрера в НСДАП, рейхсминистр;

Иоахим фон Риббентроп — министр иностранных дел Германии;

Вильгельм Кейтель — начальник штаба Верховного командования вермахта;

Эрнст Кальтенбруннер — начальник Главного управления имперской безопасности СС;

Альфред Розенберг — один из главных идеологов НСДАП;

Ганс Франк — рейхсляйтер, генерал-губернатор оккупированной Польши;

Вильгельм Фрик — один из руководителей НСДАП;

Юлиус Штрейхер — идеолог расизма, главный редактор антисемитской и антикоммунистической газеты «Штурмовик»;

Вальтер Функ — национальный министр экономики Третьего рейха;

Карл Дениц — главнокомандующий военно-морским флотом нацистской Германии;

Эрих Редер — гроссадмирал;

Бальдур фон Ширах — рейхсгюндерфюрер, гауляйтер Вены;

Фриц Заукель — комиссар по рабочей силе в управлении четырехлетнего плана, Обенгрупенфюрер СА;

Альфред Йодль — начальник штаба оперативного руководства Верховного командования вермахта;

Артур Зейс-Инкварт — обенгрупенфюрер СС;

Альберт Шпеер — личный архитектор Гитлера, рейхсминистр вооружения и военного производства;

Константин фон Нейрат — министр иностранных дел Германии;

Ганс Фриче — нацистский пропогандист, высокопоставленный чиновник Министерства народного просвещения и пропаганды Йозефа Геббельса;

Ялмар Шахт — директор национального Банка Германии;

Роберт Лей — заведующий организационным отделом НСДАП, повесился в камере до начала процесса; 

Густав Крупп — немецкий промышленник и финансовый магнат, был признан неизлечимо больным, его дело было приостановлено; 

Мартин Борман — начальник партийной канцелярии НСДАП, личный секретарь Гитлера, судился заочно, т. к. скрылся и не был найден;

Франц фон Папен — немецкий дипломат.

Не было в зале суда только самых высокопоставленных главарей нацизма — Гитлера, Геббельса и Гиммлера, которые покончили жизнь самоубийством еще во время штурма Берлина Красной Армией. Обвиняемые являлись участниками всех крупных внутри- и внешнеполитических, а также военных событий с момента прихода Гитлера к власти.

Суд над режимом в целом, над целой эпохой

По словам французского публициста Р. Картье, присутствовавшего на суде и написавшего в 1946 г. книгу «Тайны войны. По материалам Нюрнбергского процесса», «суд над ними был судом над режимом в целом, над целой эпохой, над всей страной».

Международный военный трибунал рассмотрел также вопрос о признании преступными руководящий состав национал-социалистской партии (НСДАП), ее штурмовые (СА) и охранные отряды (СС), службу безопасности (СД) и государственную тайную полицию (гестапо), а также правительственный кабинет, Генштаб и Верховное командование (ОКВ) нацистской Германии. Все преступления, совершенные нацистами во время войны, были подразделены в соответствии с Уставом Международного военного трибунала на преступления:

против мира (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров);

военные преступления (нарушения законов или обычаев войны: убийства, истязания или увод в рабство гражданского населения; убийства или истязания военнопленных; ограбление государственной, общественной или частной собственности; разрушение или разграбление культурных ценностей; бессмысленное разрушение городов или деревень);

преступления против человечности (уничтожение славянских и других народов; создание тайных пунктов для уничтожения мирных людей; умерщвление психически больных).

В ходе Нюрнбергского процесса состоялось 403 судебных заседания, на которые подсудимые (за исключением Гесса и Фрика) дали показания, было допрошено 116 свидетелей, рассмотрено свыше 5 тысяч документальных доказательств. Русский текст стенограммы процесса составил 39 томов или 20228 страниц. Все судебные заседания проходили открыто; все, что говорилось на суде, стенографировалось, и на следующий день обвинителям и защитникам вручались расшифрованные стенограммы. Аккредитованные при трибунале 249 корреспондентов газет, журналов и других средств массовой информации освещали ход процесса. Было выдано более 60 тысяч пропусков для публики.

Свидетельства обвинения от имени СССР

Задача советского обвинения в области подготовки доказательств обвинения в значительной мере облегчалась наличием обширных материалов, собранных в ходе самой войны Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Эта Комиссия была учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР 2 ноября 1942 г. и к моменту процесса над главными немецкими военными преступниками располагала огромным количеством документальных доказательств, показаний свидетелей и потерпевших.

К работе Чрезвычайной государственной комиссии были привлечены широчайшие массы советской общественности. Семь миллионов советских граждан предъявили свои личные счета гитлеровским бандитам. Тридцать две тысячи врачей, инженеров, педагогов, общественных деятелей приняли активное участие в установлении зверств и разрушений, совершенных немецко-фашистскими захватчиками.

Уничтожение миллионов ни в чем не повинных советских людей, в том числе детей, женщин и стариков; бесчеловечное обращение с военнопленными, умиравшими от истощения и погибавшими от рук фашистских злодеев; разрушение городов, сел, культурных учреждений, памятников старины и искусства; угон в немецкое рабство миллионов наших людей — все это было убедительно отражено в сообщениях Чрезвычайной государственной комиссии. В соответствии со ст. 21 Устава акты Чрезвычайной Комиссии являлись бесспорными и подлежали приему Трибуналом без дальнейших доказательств, хотя в ходе процесса Трибунал, в угоду англо-американской реакции, не всегда придерживался этой статьи Устава. Уже сами по себе эти материалы в распоряжении советского обвинения представляли огромную доказательственную ценность и обеспечивали поддержание обвинения от имени Союза Советских Социалистических Республик против главных немецких военных преступников.

Главный обвинитель от СССР

Главный государственный обвинитель от СССР в Нюрнберге Роман Андреевич Руденко

Главным обвинителем от СССР совершенно не случайно был выбран Роман Андреевич Руденко. Ему было всего 38 лет. Он оказался самым молодым среди своих коллег из США, Великобритании и Франции. Он не был лордом, как британец Хартли Шоукросс. Не был профессором права, как Франсуа де Ментон — гособвинитель со стороны Франции. Не был, наконец, членом Верховного суда, как американец Роберт Джексон. Но он представлял страну, которая вынесла основную тяжесть борьбы с фашизмом и стала инициатором законного суда над главарями поверженного Третьего рейха.

Руденко возглавлял прокуратуру Украинской ССР, а Украина понесла в войне с Гитлером огромные потери. Кроме того, за годы войны Руденко проявил себя как опытный обвинитель и прекрасный оратор. Он выиграл декабрьский процесс 1943 г. в Харькове. На нем судили гитлеровских палачей по горячим следам их преступлений на Украине. Некоторые материалы дела потом попадут в Нюрнберг.

В июне 1945 г. главный военный прокурор СССР Николай Афанасьев назначил Р. Руденко своим помощником для открытого процесса над представителями Армии Крайовой. В период с 1944 по 1945 годы они убили и замучили до 500 красноармейцев, действуя исподтишка, в тылу Красной Армии. Суд проходил в Колонном зале Дома союзов в Москве, широко освещался в советских и зарубежных СМИ, транслировался по радио.

Руденко запомнился логичной и эмоциональной речью. Возможно, это его выступление учел Сталин, когда принимал решение, кто же будет представлять советскую сторону обвинения в Нюрнберге.

На Нюрнбергском процессе государственный обвинитель от СССР Роман Руденко проявил свои лучшие профессиональные качества. Прежде всего, невероятную выдержку, убийственную логику, ум, настойчивость и последовательность. Украинский акцент, который он сохранил на всю жизнь, добавлял яркие краски в его речи. Его уважали коллеги и боялись подсудимые. Его имя узнал и запомнил весь мир.

Но мало кто знал, чего стоило Руденко его легендарное самообладание. Когда на экране зала Международного военного трибунала замелькали лица освобожденных американцами узников концлагеря Дахау, эти кадры касались Руденко напрямую. Его брат Николай прошел через ад Дахау и чудом уцелел. Брат Иван погиб в боях за Краков. Но тогда об этом никто не знал. Главный советский обвинитель представлял на процессе интересы всех и каждого, кто пострадал в СССР от нацистов.

Подготовка к процессу, соблюдение прав подсудимых

Вернемся к злодеяниям фашистов и их поведению накануне процесса. Как известно, гитлеровцы пытались спастись от законного возмездия за свои злодеяния на советской территории путем стремительного марша на Запад для сдачи в плен англо-американским войскам. Поэтому подавляющая часть подсудимых и значительная часть основных свидетелей были захвачены англо-американскими войсками и находились в распоряжении главного обвинителя от США. Американская делегация на Нюрнбергском процессе претендовала на свой приоритет в проведении допросов подсудимых и свидетелей. Делегация от США считала, что допросы находившихся в ее распоряжении подсудимых и свидетелей должны производить только американские следователи, а другие делегации могут задать интересующие их вопросы подсудимым через этих американских следователей и получить соответствующие ответы в письменном виде. С этой явно неправильной позицией, умаляющей права других делегаций, согласились главные обвинители от Англии и Франции. И английские, и французские следователи не производили допросов подсудимых до начала судебного процесса.

Советская делегация заявила решительный протест против позиции в этом вопросе, занятой делегацией от США, и настояла на том, чтобы советским следователям было предоставлено право допроса всех подсудимых до суда, а также право допроса всех необходимых свидетелей. Это законное требование советского обвинения было удовлетворено, и советские следователи производили все необходимые допросы подсудимых и свидетелей.

Процесс велся одновременно на четырех языках, в том числе на немецком. Подсудимые пользовались широкими возможностями для судебной защиты, имели адвокатов по своему выбору (некоторые даже по два). Обвинители передавали защите копии доказательственных документов на немецком языке, оказывали помощь адвокатам в отыскании и получении документов, в доставке свидетелей.

На процессе была создана атмосфера, строжайшего соблюдения законности, не было ни одного факта нарушения прав подсудимых, предусмотренных Уставом. Большая часть доказательств, представленных Трибуналу обвинением, являлась документальными доказательствами, захваченными союзными армиями в германских армейских штабах, в правительственных зданиях, в концлагерях и в других местах. Некоторые из документов должны были быть уничтожены, но были обнаружены в соляных копях, зарытыми в землю, спрятанными за ложными стенами и в других местах. Таким образом, обвинение против подсудимых базируется в большей степени на документах, составленных ими самими, аутентичность которых не оспаривалась, за исключением одного или двух случаев.

Главные ворота концентрационного лагеря Освенцим с надписью в переводе на русский «Труд освобождает»

Свидетельства чудовищных преступлений нацистов

Блок показаний и документальных свидетельств, озвученных на процессе, был впечатляющим. Вот лишь некоторые малые выдержки из него.

Из сообщения Чрезвычайной государственной комиссии о чудовищных преступлениях германского правительства в Освенциме:

«…В лагере были организованы специальные больницы, хирургические блоки, гистологические лаборатории и другие учреждения, но существовали они не для лечения, а для истребления людей. Немецкие профессора и врачи производили в них массовые эксперименты над совершенно здоровыми мужчинами, женщинами и детьми. Они производили опыты по стерилизации женщин, кастрации мужчин, над детьми, по искусственному заражению массы людей раком, тифом, малярией и вели над ними наблюдение; производили на живых людях испытания действия отравляющих веществ…

В больничных отделениях лагеря Аушвица проводились эксперименты над женщинами.

В 10-м блоке лагеря содержалось одновременно до 400 заключенных женщин, над которыми производились опыты по стерилизации путем облучения рентгеном и последующего удаления яичников, опыты по привитию рака шейки матки, опыты по насильственному родоразрешению и по испытанию контрастных веществ для рентгенографии матки…

В блоке № 21 производились массовые опыты по кастрации мужчин с целью изучения возможности стерилизации рентгеновскими лучами. Кастрация производилась через известное время после облучения. Такими опытами облучения и кастрации занимались профессор Шуман и врач Деринг. Нередко операции заключались в том, что после облучения рентгеном у подопытных удалялись одно или оба яичка для исследования…».

Из показаний участницы Движения французского сопротивления Мари Клод Вайян Кутюрье:

«В Освенциме было восемь кремационных печей. Но с 1944 года этого количества стало недостаточно. Эсэсовцы заставили заключенных вырыть колоссальные рвы, в которых устанавливали перекрестные перекрытия. Их обливали бензином и поджигали. Трупы сбрасывали в эти рвы.

Мы видели из нашего блока, как спустя примерно 3/4 часа или час после прибытия партии заключенных из печей крематория начинали вырываться большие языки пламени и на небе возникало зарево от огня, поднимавшегося над рвами.

Однажды ночью мы были разбужены страшными криками. На следующее утро мы узнали от людей, работавших при газовой камере, что накануне было недостаточно газа и еще живых детей бросали в топки кремационных печей…».

Окончание читайте в следующем номере

Читайте также на сайте:

  1. Беспредел или агония власти?
  2. 101 год в бою и труде: жизнь Алексея Клыбана
  3. Военные преступления японского милитаризма. Последствия
  4. Если спасение — это чудо
  5. Их подвиг будет жить вечно
  6. Блокада Ленинграда
  7. Лишь бы дитя не заплакало
  8. Руки прочь от исторического наследия Томска!
  9. Конституционное развитие России
  10. Голия

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91