Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

О ценностях: декларируемых и реальных

В этом материале собраны размышления человека, неравнодушно относящегося к происходящему в нашем обществе. Человека, который важнейшей целью своей деятельности в последние 11 лет и до сего момента определил борьбу за историческую память и защиту исторической правды

В рамках этой работы я издал 2 книги, посвященные судьбам томичей — участников Великой Отечественной войны — «Живая память Победы», написал сотни очерков для СМИ с рассказами о Героях современности, памятных исторических датах, провел десятки, если не сотни, встреч с молодежью, географией от отдаленных таежных поселков до Музея Победы в г. Москве с обсуждением тем патриотизма, связи поколений, защиты исторической правды. На Ютубе я провел уже 11 выпусков программы «Живая память Победы в историях и лицах», где через беседы с ветеранами и историками разбираю сложнейшие темы. Самая большая аудитория на сегодня — 83 тыс. человек.

Александр Паныч на одной из встреч со школьниками в Музее Победы на Поклонной горе в Москве

Мне в этом помогают. Огромная благодарность Общероссийском народному фронту, Волонтерам Победы, Гвардии «За правду» — всем организациям, с которыми мы ведем совместную работу по историческому просвещению.

К слову сказать, я бы хотел выразить благодарность газете «Томская НЕДЕЛЯ», с которой сотрудничаю уже 4 года. Благодарность ее главному редактору В.И. Губе и всему коллективу за то, что мы вместе стараемся, как можем, внести свой вклад в защиту нашей отечественной истории, опровергаем на страницах газеты лживые байки и клевету о нашей истории. Спасибо всем неравнодушным авторам!

И сегодня я продолжаю жить делом выстраивания и сохранения той самой связи, что способна сплотить наше общество. Которое, кстати, неоднородно и сильно разобщено. Люди сегодня мало верят в справедливость в обращении с собой со стороны государства, предпочитая выживать имеющимися силами. Наблюдается сильное расхождение официальной позиции властей по ряду вопросов и реальными действиями в некоторых сферах общественной жизни.

Возьмем хотя бы духовно-нравственные ценности. Именно они сегодня подвергаются массированному воздействию со стороны всех инородных сил. Не секрет, что именно наши вековые, традиционные устои всегда были залогом спасения нации от самых страшных бед. И немудрено, что именно в их утрате кроется наибольшая опасность для единства и сохранения нашего народа, целостности всего государства. Уже давно наши враги определились с тем, что извне развалить Россию крайне проблематично, а вот изнутри — действенный способ. Нужно просто работать вдолгую, а они это делать умеют.

О чем идет речь? Читая Указ Президента РФ от 02.07.2021 № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации», обнаруживаем, что в современном мире «все более разрушительному воздействию подвергаются базовые моральные и культурные нормы, религиозные устои, институт брака, семейные ценности. Абсолютизируется свобода личности, осуществляется активная пропаганда вседозволенности, безнравственности и эгоизма, насаждается культ насилия, потребления и наслаждения, легализуется употребление наркотиков, формируются сообщества, отрицающие естественное продолжение жизни. Проблемы межнациональных и межконфессиональных отношений становятся предметом геополитических игр и спекуляций, порождающих вражду и ненависть». То есть налицо явная деградация человечества. Мы наблюдаем процесс, когда вытаптывается дорожка к саморазрушению базовых устоев жизни любого сообщества — хоть русского, хоть иного. Содом и Гоморра приобретают все более устрашающие размеры и все больше людей утрачивают границы между пониманием, что есть плохо и ужасно, что есть хорошо и допустимо. Нет этих границ. Точнее, у человечества утрачивается иммунитет. Моральный иммунитет «съедает» пресловутая толерантность.

Читаем далее Стратегию национальной безопасности: «традиционные российские духовно-нравственные и культурно-исторические ценности подвергаются активным нападкам со стороны США и их союзников, а также со стороны транснациональных корпораций, иностранных некоммерческих неправительственных, религиозных, экстремистских и террористических организаций. Они оказывают информационно-психологическое воздействие на индивидуальное, групповое и общественное сознание путем распространения социальных и моральных установок, противоречащих традициям, убеждениям и верованиям народов Российской Федерации». Далее говорится про защиту традиционных ценностей и про то, путем решения каких задач она осуществляется. В частности, путем «укрепления института семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, преемственности поколений россиян».

И с этим вроде бы у нас все хорошо, но: ни для кого не секрет, что сегодня Голливуд — самый массовый поставщик кинопродукции на кинорынок нашей страны — в недавнем прошлом перешел на новые стандарты. Рабочий и актерский состав киноленты теперь должен на треть состоять из женщин, людей с ограниченными возможностями и представителей ЛГБТ. Хотя бы одного из главных героев должен сыграть актер азиатского, латино- и афроамериканского происхождения. Нас в этой компании категорически не устраивает ЛГБТ-сообщество. Но, как мы видим, никаких ограничений на прокат американских фильмов и сериалов в России не вводят. Я не случайно упоминаю и сериалы тоже, потому что именно их повседневно и в большом количестве смотрят наши люди, особенно молодежь. Сегодня ни в одном из американских сериалов уже нельзя встретить только здоровую, адекватную линию человеческих взаимоотношений: обязательно будет рассказана история любви однополой пары.

Часто речь заходит даже о детях, об их подобных взаимоотношениях. И дети, дети же это все смотрят! А как быть тогда с нормой ст. 6.21 КоАП РФ «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», которая заключается «в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния»? Получается так, что высокие цели декларируются на ура, а все СМИ и социальные сети никак не препятствуют защите подрастающего поколения, как и всех россиян, от такой пропаганды? А она подается сегодня вполне конкретно, причем через такие сюжетные ходы, которые вызывают у зрителя сочувствие к персонажам.

Кадр из фильма «Подольские курсанты»

Как одиночный случай выглядит на этом фоне сообщение о том, что органы МВД начали проверку сервиса Netflix, где демонстрируется, по словам обратившегося в органы лица, «красочная коллекция фильмов и сериалов о жизни геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров». А вот Роскомнадзор не нашел по обращению неравнодушного человека пропаганды нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних на популярном у ЛГБТ-сообщества сайте gay.ru. То есть любой может зайти на этот сайт, увидеть маркировку 18+ и знакомиться с его содержанием, и это никак не запрещается! То есть формально норма закона соблюдена, есть маркировка. А по факту вредоносная информация распространяется. Ну, как это называть, как не вредительством?

Почему само государство не выстраивает рабочего механизма борьбы с такой кинопродукцией? Ведь гражданский контроль не в состоянии повлиять на общий ход дел, да и носит не всеобщий, а выборочный характер. Ну, обратился кто-то, возмутился этим действом. А другие 1000 человек недовольно пожмурятся и пройдут мимо. А дети, которые эти сериалы смотрят, обладая и без того невнятными представлениями о дозволенном и запрещенном, станут думать, что раз такие вещи показывают, то это является нормальным, социально-допустимым поведением. Раз можно такие вещи открыто смотреть! Ну, и что делать тогда? Если в качестве задачи Стратегии национальной безопасности ставится защита традиционных ценностей, то где механизмы этой защиты?

Как же тогда с такой бездеятельностью соотносится «реализация государственной информационной политики, направленной на усиление в массовом сознании роли традиционных российских духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, неприятие гражданами навязываемых извне деструктивных идей, стереотипов и моделей поведения»? Где реализуется такая информационная политика? Где смотрят такие телеканалы или слушают такое чудесное радио?

Кадр из фильма «28 панфиловцев»

Конечно, не все настолько печально, как может показаться. Современный российский кинематограф нечасто, но демонстрирует качественное кино, которое имеет воспитательное воздействие в нужном ключе — зрители по-настоящему сопереживают героям и погружаются в действо, происходящее на экране. Например, такие эмоции вызывает даже при повторных просмотрах замечательная картина Вадима Шмелева «Подольские курсанты». Фильм сильный, с постановкой серьезных и неоднозначных вопросов и ясным обозначением силы и величия героического подвига советского народа в битве за Москву. Или совсем недавний фильм «Зоя», получивший смешанные отзывы, но вызывающий (по крайней мере, у молодых зрителей) неподдельные эмоции. Подвиги таких Героев, как Зоя Космодемьянская, вообще нуждаются в сильнейшем уровне популяризации. Здесь важно соблюдать историческую достоверность, но не определяющие главного исторические неточности вполне простительны.

Важно, что наша киноиндустрия начинает наполняться такими проектами, как «28 панфиловцев» или снимающимся томской командой фильмом «Дивизия» о подвиге бойцов и командиров незаслуженно забытой на долгое время 166-ой стрелковой дивизии. Она была сформирована в Томске в сентябре 1939 г. После объявления о начале войны с Германией в июне 1941 дивизия отправилась на фронт в направлении Смоленска. В октябре того же года подразделение попало в окружение. Официально из 16 тысяч выжило только 517 бойцов. Боевой путь 166-ой стрелковой дивизии был недолгим, но она вместе с другими подразделениями встала у немцев на пути к Москве. Эти фильмы снимаются исключительно народными усилиями, на средства неравнодушных граждан, организаций. Как это расценить, как не запрос части общества на историческую правду, как не желание связать прошлое с настоящим, выстроить живую связь подвигов предков и жизни сегодня? Это некая жажда правды, горячее желание приобщаться к страницам отечественной истории, оживлять образы ушедших Героев.

Читаем Стратегию национальной безопасности дальше. Также сегодня обеспечивается «защита и поддержка русского языка как государственного языка Российской Федерации, усиление контроля за соблюдением норм современного русского литературного языка, пресечение публичного исполнения, распространения через средства массовой информации продукции, в которой содержатся слова и выражения, не соответствующие указанным нормам (в том числе нецензурная лексика)». Каким образом? Кто и как контролирует нормы русского языка? Выйдите на улицу, послушайте, что осталось от русского литературного языка. Послушайте, что говорят дети за воротами школьного двора. Конечно, полицейский надзор не поставишь у каждого заведения и за спиной каждого человека, это абсурд. Но какие действенные механизмы защиты языка сегодня придуманы? Может быть, есть общества русской словесности? Или большие литературные кружки для школьников и студентов? Повторюсь, именно как массовое явление, а не как местечковая инициатива. Ничего же этого нет! А сфера социальных сетей, где дни и ночи проводят наши дети, вообще никем и никак не контролируется. А ведь подчас именно они оказывают на сознание ребенка большую роль, чем родители, школа, двор, окружение. Это ведь тоже неконтролируемая вещь, с ней сегодня не знают, что делать.

Совершенно не правы те, кто утверждает, будто язык преспокойно переварит все новоязы, все заимствования, сохранив лучшее. Но как же он сможет с ними справиться, если сами носители языка передают окружающим, детям его ужасные искажения? Ведь не случайно великий лингвист, этнограф, писатель В. И. Даль сказал, что «…с языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека — это… осязаемая связь… между телом и духом; без слов нет сознательной мысли… без вещественных средств этих в вещественном мире дух ничего сделать не может, не может даже проявиться… Мы должны изучать простую и прямую русскую речь народа и усвоить ее себе, как все живое усваивает добрую пищу и претворяет ее в свою кровь и плоть…». Что же делать, когда «простая и прямая русская речь» подменяется неестественными конструкциями, переложенными с иностранного языка на русскую речь? Не формирует ли это русскоговорящих, чужих на родной земле? Чужих духом.

Среди решаемых задач, безусловно, значится «защита исторической правды, сохранение исторической памяти, преемственности в развитии Российского государства и его исторически сложившегося единства, противодействие фальсификации истории». Но каким образом ведется эта работа, если даже единого учебника истории, достойно описывающего наше прошлое, у нас нет? Если важнейшие вехи изучения той же Великой Отечественной войны в школе проходят, как придется и по вершкам? Или же используют откровенно лживые учебники, типа тех, где, по словам нашего президента, о Сталинградской битве написано полстраницы, а о помощи союзников в разы больше? Книг по истории, именно учебных книг, великое множество, но получить допуск в образовательные организации крайне сложно.

«Она шагнула в бессмертие». У могилы Зои Космодемьянской на Новодевичьем кладбище

То же самое впечатление о сознательном недопущении правдивой исторической литературы. Вот, например, замечательный историк и публицист Евгений Юрьевич Спицын несколько лет назад издал пятитомный курс истории России с древнейших времен и до 1991 г. Но этот учебник даже не допустили до конкурса на лучший учебник истории! О чем это говорит? Что кому-то сильно не нравятся правдивые, настроенные на передачу аргументированного знания, авторы! Особенно, если они называют себя марксистами и относятся с уважением к советскому периоду нашей истории, а не представляют его 70-летним недоразумением, как это делают многие квасные патриоты.

И вот в таких условиях опять вся надежда падает только на профессионализм учителей, их неравнодушие к преподаваемому предмету, гражданственность. Но много ли таких осталось? На этом фоне выделяется наша глубинка. Люди трудятся, передают детям ценности, сильные, вечные. Живут часто в нужде и тяжело. Но не падают духом, несмотря на все более сокращающуюся поддержку со стороны государства (смысл строить дороги туда, где остались пара десятков или даже сотен человек? — узнаете типичную патетическую риторику?).

Историк и публицист Е. Спицын

На этом фоне приходится задумываться о том, что кто-то занимается сознательным вредительство или покрывательством пропаганды всего того, что в декларируемых нормах вполне себе серьезных и официальных документов значится как крайне нежелательное явление, с которым государство призвано бороться. В головах у молодежи благодаря такой враждебной деятельности творится либо откровенный бардак, либо собраны совсем не те «ценности», которые нужны сегодня нашему обществу. Обществу эпохи постправды, эпохи все никак не складывающейся по-настоящему народной идеологии после развала (искусственного) коммунистической идеи. Что на этом фоне делать нам, неравнодушным гражданам? Нужно собирать камни. И не давать себя обмануть.

Александр Паныч

Читайте также на сайте:

  1. Томск в низу экологического рейтинга
  2. И снова раскопки
  3. “Мы поживем еще, поборемся!”
  4. Наше будущее зависит от нас
  5. День Победы!
  6. За все надо платить
  7. Аппетит приходит во время еды
  8. Как поем — так и работаем!
  9. Прогулки по воде
  10. «Политическая педофилия» кандидата ИВАНА КЛЯЙНА

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91