Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Свинец – всему делу венец

Булат Нигматулин, Профессор, Доктор технических наук

У переработанных ТВС должна быть дистанционная технология сборки, так как в них будут при­сутствовать осколки деления, должна быть другая защита от плутония. У нас нет готовых заво­дов по дистанционному изготов­лению такого регенерированного топлива. Воспроизводство топлива, как необходимое условие замыкания ЯТЦ, не подтверждено более чем тридцатилетней эксплуатацией БН-600 на Белоярской АЭС – не было создано и апробировано ни­каких новых видов топлива.

Приступая к разработке зам­кнутого топливного цикла с ка­ким-либо типом ядерного ре­актора, следует оценить, начнут ли при его внедрении снижаться объемы накопленного ОЯТ. Без решения проблемы переработки и рециклирования уже существу­ющего ОЯТ все «прорывные» реакторные технологии не стоят даже той бумаги, на которой их рисуют.

К сожалению, экономическая эффективность пристанционного цикла переработки топлива пока не обнародована, если, конечно кто-нибудь прикидывал, сколько будет стоить здание ПЯТЦ и как обеспечить в нем «естественную» безопасность. Здание, где бу­дет происходить рефабрикация, должно быть накрыто двойной за­щитной оболочкой (от самолета и внутренних событий), оборудова­но системами безопасности, вклю­чая пассивные, нужно обеспечи­вать требуемую сейсмостойкость и т.д. Ведь перерабатываемое топливо токсично, на воздухе пи­рофорно (Пирофорность — спо­собность твердого материала в мелкораздробленном состоянии к самовоспламенению на воздухе при отсутствии нагрева. – прим ред.). По предварительным при­кидкам, здание ПЯТЦ существен­но больше реакторного здания БРЕСТ-300, а удельная стоимость ПЯТЦ на порядок дороже, чем переработка на большом заводе с мощностью 1000 тонн ОЯТ в год.

Абсолютно непонятно, почему технологические проблемы, свя­занные с использованием нового топлива, теплоносителя, новых компоновок реакторов, равно­весного замкнутого топливного цикла, выжигания долгоживущих отходов сегодня нужно решать в обстановке чрезвычайности, а не в рамках Целевой долгосрочной программы Росатома. А еще луч­ше – путем создания междуна­родной команды исследователей и конструкторов с привлечением внешних инвестиций, а не взвали­вания всей финансовой нагрузки на Россию.

Актуальность ЗЯТЦ для нашей сравнительно небольшой атом­ной генерации сильно преувели­чена, эта проблема куда острее стоит в США, во Франции, но там никто не бросается, очертя голо­ву, в «Прорыв».

Бенефициары проекта и другие заинтересованные лица

Инициаторы этого сверх всякой меры распиаренного проекта лю­бят сравнивать «Прорыв» с атом­ным проектом СССР. Есть в этом некое циничное навязывание об­ществу сомнительных идей, будто для него свинцовый БРЕСТ – эк­вивалент национальной безопас­ности и независимости страны.

Зачем России в одиночку штур­мовать сложнейшие технологи­ческие проблемы, связанные с быстрыми реакторами и замыка­нием ядерного цикла? Убедитель­ных ответов на эти вопросы не слышно, в мифы о мировом атом­ном ренессансе и жесточайшем дефиците урана-235 уже не верят даже домохозяйки.

Е.А. Адамов – хороший психо­лог, прекрасно знает, как орга­низовать пиар-кампанию «Про­рыва». Он точно оценил степень некомпетентности нынешнего руководства Росатома и желание стоящих у власти следовать за­явленным модернизационным приоритетам, в числе которых и атомная энергетика. Команда Кириенко не способна выстроить приоритетность задач, стоящих перед атомной энергетикой, оце­нить актуальность и возможность реализации предлагаемых про­ектов, а потому, как за дудочкой крысолова, ведет отрасль по лож­ному пути, не удосуживаясь объ­яснением, для чего нужно сегодня «прорывать» то, что в течение многих десятилетий исследова­лось.

И вот сегодня, как чирей на чувствительном месте, выска­кивает проект со свинцовым те­плоносителем и начинается ли­хорадочное освоение бюджета ФЦП. История, как всегда, нас ничему не учит… Хотя, казалось бы, громкие истории с тупиковы­ми проектами, на которые были потрачены огромные государ­ственные средства, в энергетике широко известны. Взять хотя бы МГД-генератор, который про­ектировался и экспериментиро­вался на двух установках У-02 на Болотной набережной и У-25 на Дмитровском шоссе. Такой гене­ратор должен был быть установ­лен на Рязанской ГРЭС. Но все кончилось фиаско. Или модуль­ный ядерный реактор с теплоно­сителем N204 – огромные деньги и 20 лет потрачено на тупиковое направление.

Если бы эти деньги и усилия ученых, инженеров и рабочих были потрачены на развитие крупных газовых турбин, мы сей­час не закупали бы их за границей десятками штук. На тот момент, когда силы время и деньги были брошены на МГД-генератор, по газовым турбинам мы были еще впереди всей планеты. У нас была самая современная и самая мощ­ная газовая турбина ГТ-100 на мощность 100 МВт (их изготовил ЛМЗ в количестве 6 штук).

Тут есть еще такие аспекты, как моральный и кадровый. Большие деньги на большой срок, брошен­ные на «Прорыв», развратят ин­ституты, КБ и специалистов (ко­торых остро не хватает). Все они становятся заложниками корпо­ративных интересов. Бенефици­ары проекта точно поняли, как связать всех круговой порукой. Участники «Прорыва» откровен­но говорят: «Дают деньги, почему бы их не взять, а других нет. Ви­дим, что туфта, но молчим».

Это потому, что в отрасли боль­ше нет института репутаций – на­учных, да и человеческих. Иначе параллельно со стратегиями и технологиями должно быть об­суждение кандидатур тех, кому доверяются большие деньги.

При этом я не исключаю, что реакторы с жидкометаллически­ми теплоносителями в принци­пе могли бы найти применение, в частности, в малой и судовой энергетике. Но говорить об опыт­но-промышленной установке можно только после того, как бу­дут решены следующие пробле­мы:

– найдены подходящая компо­зиция на основе свинца и техно­логия поддержания его физико- химического режима;

– разработаны и испытаны кон­струкционные материалы с мини­мумом паразитного поглощения нейтронов и удовлетворительной совместимостью с ЖМТ и топли­вом;

– разработан и испытан твэл (топливо, покрытия или оболоч­ки и т.д. и т.п.) и технологию его безопасной переработки после облучения;

– разработано оборудование технологического контроля для свинцового теплоносителя и пара высокого давления для таких вы­соких температур.

В завершение я хочу еще раз повторить свое мнение, что если будет развиваться атомная энергетика на быстрых реак­торах с замкнутым топливным циклом, хотя это далеко не оче­видно, то она будет базировать­ся на водяном теплоносителе- рабочем теле, и параметры пара перейдут из докритической об­ласти (ВВЭР или ВК) в сверх­критическую (БР), и при этом энергоблок будет одноконтур­ным. Это диктуется всей логи­кой развития мировой тепло­энергетики.

Сегодня критический период для мировой атомной энергетики. Из-за неопределенности перспек­тив энергомашиностроительные компании в Европе и Японии переориентируют бизнес, горно­рудные – закрывают урановые проекты. Именно сейчас любая крупная неудача атомщиков вы­зовет чувствительный резонанс. Колосс на свинцовых ногах, рух­нув, может похоронить не только направление быстрых реакторов с ЖМТ, но и эволюцию водо-водя­ных реакторов в России.

А.Ю.Гагаринский – один из не­многих, кто публично выступил против «Прорыва». И это в тот момент, когда лично Кириенко приказал прекратить поносить «священную корову»! Это посту­пок! А где же позиция Курчатов­ского и других институтов отрас­ли?

Блеф очень скоро вскроется. И тогда окажется, что вместо того, чтобы потратить с умом для реше­ния насущных проблем атомной энергетики денежки из федераль­ного бюджета, Росатом выбросил их в «Прорыв».

С сайта журналиста Надежды Поповой
http://m-atom.ru

Читайте также на сайте:

  1. Томские разработки в области биотехнологий получили награды
  2. Спьяна – Татьяна
  3. Международный уровень
  4. Политех посетили французы
  5. Тотальная безграмотность
  6. Предлагаем томского кандидата на Абелевскую премию
  7. Доброта плюс здравый смысл
  8. Растущие перспективы томской лаборатории
  9. Директорский беспредел
  10. Подмена понятий

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91